AZN = 33.23 RUB
USD = 56.59 RUB
EUR = 69.4 RUB
BRENT = 69.16 USD
Новости дня
Директор Бакинского театра марионеток Тарлан Горчу: Каждая из наших марионеток - настоящее произведение искусства

Директор Бакинского театра марионеток Тарлан Горчу: Каждая из наших марионеток - настоящее произведение искусства

"Москва-Баку"    Лейла Мурад, Камилла Ариф
17.10.2017 17:46

/upload/iblock/edb/edb47d43d1747c5099f0378e6d2b18f0.jpg

На одной из старинных улочек Ичери шехер в Баку находится уникальный Театр марионеток. Здесь его директор, художественный руководитель и художник Тарлан Горчу рассказывает зрителям вполне взрослые истории о любви и ненависти, надежде и отчаянии. Он делает это трогательным и выразительным языком марионеток и точно знает, за какие ниточки нужно потянуть, чтобы задеть за живое.

В интервью «Москва-Баку» Тарлан Горчу рассказал о том, с чего начинался его театр, а также поделился секретами «закулисной» жизни марионеток.

- Как получилось, что театральный режиссер, который привык работать с людьми, вдруг переквалифицировался в режиссера театра марионеток?

- После окончания института я проработал в нескольких бакинских театрах, но эта работа не приносила мне особого удовлетворения. Поэтому, когда в 1985 году меня вызвали в Министерство культуры Азербайджана и предложили сделать постановку для Закавказского фестиваля кукольных театров в Тбилиси, я воодушевился. Мне хотелось показать нечто новое и интересное, авангардное. Я был молодой и полный сил и имел наглость выдвинуть условие: дескать, хочу быть одновременно и режиссером, и художником-постановщиком. В Минкультуры удивились моей чрезмерной амбициозности, но согласились. И тогда я решил поставить «Деде Горгуд». Три месяца работал над эскизами, и они, по-видимому, удались, потому что все рисунки к спектаклю взяли еще и на выставку, проходившую в рамках фестиваля. Председателем жюри Закавказского фестиваля кукольных театров был известный грузинский театральный режиссер, художник, сценарист и основатель Тбилисского Театра марионеток Резо Габриадзе. Ему очень понравился наш «Деде Горгуд» и выставка эскизов и декораций. Резо пригласил меня к себе в театр, и я был просто ошеломлен его марионетками. Я понял, что нашел театр своей мечты, понял, что хочу заниматься именно марионетками. Мы с Резо долго разговаривали, делились планами на будущее и неожиданно грузинский режиссер предложил мне поработать у него в театре и сделать с ним спектакль. Я поразмышлял над заманчивым предложением и ...все же не согласился. Уже тогда решил, что, вернувшись в Баку, организую свой собственный театр марионеток. По возвращении с Закавказского фестиваля кукольных театров я собрал единомышленников у себя в маленькой мастерской на Баилово и мы принялись готовить наш первый спектакль «Аршин мал алан» по произведению Узеира Гаджибейли. Это был очень долгий и трудоемкий процесс. Работали мы над постановкой четыре с лишним года. Премьера «Аршин мал алан» состоялась в августе 1990-го года во Франции. Наш театр имел большой успех. Нам даже пришлось сверх программы сыграть дополнительные спектакли. После Франции «Аршин мал алан» побывал с гастрольными поездками в США, России, Польше, Германии и Швейцарии.

- И это при том, что у вас не было постоянного места дислокации, не было своего помещения?

- На тот момент для нас уже было выделено место под театр в Ичери шехер - то самое здание, в котором сегодня находится Театр марионеток. Этот дом, построенный в 1880 году, принадлежал представителям бакинской аристократии, семье Салимхановых. В 60-х годах прошлого столетия здесь произошел пожар, который привел здание в совершенно непригодное состояние. Верхний этаж был практически полностью уничтожен. Средств на реконструкцию дома у нас, конечно же, не было. Поэтому мы кочевали с одного арендованного помещения в другое. У нас было 12 ящиков, куда мы складывали весь реквизит и распаковывали все это добро за неделю-две до гастролей. Репетировали, потом снова собирали и отправляли багажом в ту страну, где были намечены очередные гастроли. Творческий коллектив летел вслед за багажом. В таких условиях мы работали более 20 лет. Это был очень сложный период для всей нашей команды, но мы выдержали...

Все изменилось в 2012 году, когда в дни Фестиваля мугама мы показали наш «Аршин мал алан» первой леди Азербайджана Мехрибан Алиевой и ее гостям, специально оборудовав сцену в Ичери шехер. Мехрибан ханум очень понравилось представление, и она была удивлена тем, что у театра марионеток до сих пор нет собственного помещения и нет финансирования для подготовки второго спектакля. Очень быстро при содействии первой леди началась реконструкция здания, и после тридцати лет ожидания Театр марионеток обрел свой долгожданный дом. 25 декабря 2016 года с участием президента Азербайджана Ильхама Алиева и вице-президента Мехрибан Алиевой состоялось открытие Театра марионеток. А спустя несколько недель прошла премьера нашего второго спектакля, поставленного по опере Узеира Гаджибейли «Лейли и Меджнун».

- Как долго вы готовились к этой премьере?

- Три с лишним года. Технология создания марионеточного спектакля занимает огромное количество времени. Это очень сложный и трудоемкий процесс. Над «Лейли и Меджнун» работала большая интернациональная команда резчиков, механиков, художников по росписи кукол, мастериц по пошиву костюмов и декораций из Азербайджана, Грузии и Прибалтики. Только представьте себе, чтобы сделать одну куклу нужно потратить на это от 2 до 4 месяцев. А только основных персонажей в спектакле не менее десяти. Каждая такая кукла состоит из четырех совершенно разных компонентов: механической части, которая позволяет двигать руки и ноги куклы, деревянной части, так называемой скульптурной резьбы из липы, росписи куклы и, наконец, ее одежды. Получается, над одной театральной куклой работает как минимум 4 мастера, живущих в разных странах.

- А есть среди кукол особенные для вас, любимые?

- Для меня они все особенные. Есть куклы, над которыми пришлось очень долго работать, а есть и те, которые достаточно быстро «родились». Например, Меджнун «родился» у нас очень быстро, всего за 2-3 месяца. А Лейли никак не получалась. Сначала не получалось ее лицо, никак не могли передать нужное выражение. Потом пришлось попотеть с выбором тканей для одежды Лейли.

Дело в том, что с самого основания театра я решил, что одежда и аксессуары для спектакля должны изготавливаться из настоящих старинных тканей и декоративных элементов. Потому что современная ткань, из которой
шьется кукольная одежда, превращает марионеток в обычные сувенирные куклы. Старинную ткань мы могли найти только на так называемых «блошиных рынках». Здесь, в Азербайджане по-настоящему старинную ткань нам найти так и не удалось. Пришлось ехать в соседнюю Грузию, но и там наши поиски не увенчались успехом. Тогда я решил отправиться в Париж на знаменитый рынок Клиньянкур, где собран самый лучший антиквариат со всего мира. Там я и нашел ткани столетней давности для своих кукол, а также подобрал различные элементы для аксессуаров и фурнитуры. Платье Меджнуна, например, сшито из старинной вязаной скатерти 1912 года, а Лейли мы облачили в платье из кружевной детской сорочки начала прошлого века. Волосы героев собраны из старинных серебряных бусин, почерневших от времени. Аксессуары, ремни, браслеты и ожерелья кукол также сделаны из элементов антикварных украшений, приобретенных в лавках Клиньянкура. Расписаны наши куклы в каджарском художественном стиле. Когда видишь наших марионеток, складывается впечатление, что они прожили долгую-долгую жизнь. Каждая из кукол - настоящее произведение искусства, достойное занять место в любом музее.

- В чем, по-вашему, магия театра марионеток? В чем разница между марионетками и тростевыми куклами?

- Техника вождения тростевых кукол практически не позволяет зрителю видеть ноги куклы. Ноги бывают как бы перекрыты ширмой, от чего ослабевает эффект реальности. В марионеточной же технике кукла управляется сверху с помощью ниток, которые чаще всего незаметны. Поэтому сидящему в зале зрителю кажется, что кукла - живая, она ходит, двигается, танцует. Возникает магия маленького живого существа. При так называемом открытом вождении, когда актеров видно на сцене, необходимо обладать пластикой, хорошей физической подготовкой и иметь музыкальный слух. Ведь наши актеры не только «водят» кукол на сцене, они двигаются в такт музыке, танцуют и переживают эмоции своих героев.

- Что еще вы хотели бы поставить на сцене Театра марионеток?

- К концу этого года начинаем работу над новой постановкой «О олмасын, бу олсун» (Не та, так эта). На это уйдет около двух-трех лет. А после гаджибековской трилогии, возможно, удастся поставить оперу Моцарта «Похищение из сераля». Мне очень нравится богатая фактура оперы Моцарта: гарем турецкого султана, похищение испанской красавицы, восточные мотивы и колорит. Еще хотелось бы поставить, возможно, даже не оперу, а, например, чисто драматическое произведение – такое, как «Три сестры» А.Чехова, или «Ашыг Гариб» по мотивам поэмы М.Лермонтова. Так что, планов предостаточно! 

/upload/iblock/c7c/c7c5ac8219aa2362b233d5cfd542e324.jpg

/upload/iblock/aa2/aa2c6d16608a7bbfe7e80cc5eddebfae.jpg

/upload/iblock/773/7731153082b4f2f50f7ea04b011a511e.jpg

/upload/iblock/718/718251db409f54ff4e0ee9d116c0ad78.jpg

/upload/iblock/624/624aa16e47c3afcfe8145ccc842db385.jpg

/upload/iblock/38b/38bebb2a01cc13fb7eec19955aef0642.jpg

/upload/iblock/331/331691f784087b31bb68a1dc6749601f.PNG

/upload/iblock/c7b/c7b0e785ce2dbe6e7b135e472799dde2.jpg