AZN = 34.71 RUB
USD = 59.04 RUB
EUR = 69.59 RUB
BRENT = 51.60 USD

Исполнительница популярной детской песни «Цып цып мои цыплятки» (Джуджялярим) Сугра Багирзаде: Эту азербайджанскую песню знал и пел весь мир!

Лейла Мурад, фото Тофика Бабаева, "Москва-Баку"
08.04.2016 09:03


В 60-годы прошлого столетия азербайджанская песня «Джуджялярим» (Мои цыплята) получила широкую известность в Советском Союзе. Ее пели на концертах, использовали в мультфильме «Ну, погоди!», включили в пластинку «Лучшие детские песни мира». Исполнительницей «Джуджалярим» была юная школьница Сугра Багирзаде - легендарная песня сыграла в ее жизни особую роль – позже она стала сниматься в фильмах, получила известность, как художница-флорист. В интервью «Москва-Баку» Сугра Багирзаде поделились воспоминаниями о «Джуджалярим» и раскрыла секрет своей молодости и красоты.



- Как получилось, что исполнение песни «Джуджалярим» доверили именно вам?

- Совершенно случайно. Я училась во втором классе и пела во Дворце пионеров имени Гагарина. До этого «Джуджалярим» исполняла одна из старшеклассниц, но она уже оканчивала школу и поэтому ей искали замену. Помню, во время репетиции вдруг открылась дверь и в нашу комнату вошла директор дворца Берта Адамовна. Как оказалось, она услышала в коридоре, как я пою «Джуджалярим», и ей это так понравилось, что она предложила мне исполнить ее еще раз. Мы отрепетировали песню, потом был поставлен танец, и вскоре не было ни одного правительственного концерта, где бы я не исполняла ее со своим ансамблем. Песня была так популярна, что в 1959 году нас отправили в Москву на декаду азербайджанского искусства и после этого о «Джуджалярим» узнали во всем СССР.





- Каково это было быть самым известным ребенком Азербайджана?

- Меня фотографировали без конца, ведь я участвовала во всех правительственных мероприятиях. Это я преподносила цветы первому секретарю ЦК КПСС Никите Хрущеву и Леониду Брежневу, когда они приезжали в Баку. В 5 классе я уже пела с симфоническим оркестром в Большом театре Москвы, специально из-за меня в Баку приезжали из журнала «Огонек», чтобы взять интервью. Я была звездным ребенком, получала мешками письма от поклонников, всегда была на всеобщем обозрении. Тем не менее, я никогда этим не хвасталась, в наше время дети были скромнее, нас просто воспитывали быть первыми во всем, хорошо учиться. К тому же «звездиться» не было времени. Помимо ансамбля «Джуджялярим», со 2 класса я озвучивала фильмы на бакинской киностудии, занималась дубляжом детских голосов.




- А уроки часто пропускали?


- Часто, но я все равно хорошо училась, учителя никогда не делали мне поблажек. У меня был строгий отец, который заранее предупредил меня, что если я буду плохо учиться, то он мне запретит петь и танцевать. Он проверял мои оценки и за каждую «четверку» я «наказывалась» отлучением от выступлений на концертах.

Помню, в шестом классе, после выступления в Большом театре меня решили отправить в международный лагерь «Артек» в Румынии. Мой отец этому воспротивился и тогда руководитель Дворца пионеров обратился в ЦК Компартии. Они отправили на работу отцу благодарственное письмо за мои успехи и решение о том, что меня отправляют в «Артек». Папа пришел домой после работы и, показывая письмо маме, сказал «Очередная авантюра нашей партии и твоей дочки. Она все-таки едет в Румынию». Ему уже ничего не оставалось, как отпустить меня на 45 дней в другую страну. А до этого полгода со мной по вокалу занимался всеми любимый тенор Рашид Бейбутов. Это было государственное задание – нужно было подготовить меня к столь важному мероприятию. Ведь я стала первой школьницей из СССР, которую послали заграницу в международный детский лагерь.



- Какие воспоминания у вас остались о Рашиде Бейбутове?


- Самые прекрасные, он учил меня петь песни мира, у него был большой опыт в этой области. Бейбутов был требовательным педагогом, несмотря на нехватку времени, он всегда находил пару часов и занимался со мной у себя дома. Кстати, мне повезло брать уроки вокала также у педагога Муслима Магомаева - Александра Милованова. Для меня работа с этими великими людьми стала огромным опытом.

- Я помню, как в первый раз услышала песню «Джуджялярим» в мультфильме «Ну, погоди!», это было так неожиданно и приятно. Как шла запись этой песни?


- Это было после возвращения из «Артека». Песню записывали вместе с симфоническим оркестром, кстати, она вошла не только в «Ну, погоди!», но и в пластинку «Лучшие детские песни мира». Мой голос там звучал наряду с голосом итальянского певца Робертино Лорети. Благодаря этой пластинке песню «Джуджялярим» узнал весь мир. Когда я приезжала в Москву, то меня все узнавали на улице, взрослые люди подходили ко мне, целовали, говорили теплые слова. А в это время мой педагог держал меня за руку, он боялся, вдруг меня украдут (смеется).



- Вы ведь достаточно рано начали играть в кино?

- В фильме «Улдуз» я снималась, когда училась в 8 классе. Съемки пришлись на летние каникулы, целых три месяца я провела в Астаре, куда на выходные, чтобы проведать меня приезжал отец. Я была тогда совсем юной, снималась с известными азербайджанскими актерами, но, тем не менее, наравне с ними и моя роль студентки Етяр тоже многим запомнилась. Кстати, как оказалось, мой будущий супруг впервые увидел меня именно в этом фильме и влюбился без памяти (смеется).

Увы, из-за того, что раньше фильмы снимали по полгода, и приходилось надолго выезжать в регионы Азербайджана, то мне пришлось отказаться от многих ролей. Ведь я не могла оставить семью и работу в Баку.



- А как же фильм «Яблоко как яблоко»? Насколько я помню, его снимали в Губе?

- С этим фильмом связан забавный случай. «Яблоко как яблоко» снимал режиссер Ариф Бабаев, который хотел видеть меня в роли телефонистки. Но мне пришлось отказаться - я была замужем, растила двух детей и не могла надолго отлучиться от дома. В это время я работала на Бакинской киностудии, озвучивала фильмы и работала инженером цеха обработки пленки. Через несколько месяцев съемочная группа вернулась из Губы, ко мне зашел Ариф Бабаев и заявил, что завтра у меня съемка. «Мы уже построили почту в павильоне киностудии», - сказал режиссер. Я стала возражать, ведь у меня не было нужного костюма! Ариф муаллим оглядел мой модный прикид – джинсовую рубашку, брюки-клеш, короткую стильную прическу и заявил – снимает так. И вот представьте себе кадры: почта в горном селении, в которой за стойкой сидит телефонистка с модной заколкой в волосах. Когда я увидела отснятый материал, то была уверена, что в Москве такой фильм точно не примут. А вскоре Ариф муаллим вернулся из Госкино и с печальным выражением лица сказал – «Отругали, сказали, что я Губу превратил в Париж, и потребовали вырезать все кадры с тобой». Я расстроилась, говорю, ну вот видишь, я же предупреждала! И тут он рассмеялся и стал рассказывать: фильм приняли, более того, спросили, не осталось ли еще кадров с этой модной телефонисткой? И тогда режиссер решил добавить в фильм еще один эпизод со мной.



- Несмотря на роль второго плана, именно ваша фотография оказалась на афише кинокартины…

- Помню, когда в 1976 году была премьера фильма в СССР, позвонила подруга из Москвы и, смеясь, рассказала, что по всему городу развешаны афиши, где я запечатлена вся такая удивленная с яблоками в руках. На самом деле, я не ожидала такого ажиотажа.



- Вы учились в Институте нефти и химии. Как получилось, что творческий человек стал заниматься естественными науками? Не сложно было?

- Я училась в школе на пятерки, мой педагог по физике мечтал, чтобы я стала физиком, у меня были грамоты с олимпиад по литературе, я писала стихи. Все изменило решение отца, который после окончания школы позвал меня к себе и заявил - закончились твои детские игры, выбирай серьезную профессию. Решила поступить в Институт нефтехимии, на химико-технологический факультет. Сопромат, термодинамика, чертежи – все это стало частью моей жизни на следующие пять лет. После я вышла замуж, и папа больше уже не вмешивался в мою жизнь, передав эту «работу» мужу. Ему я сразу же заявила - либо я буду работать на киностудии, либо разведусь. Мне повезло с супругом, он принял меня такой, какая я есть и до сих пор поддерживает все мои начинания.

- А как появился интерес к флористике?

- Я люблю цветы и всегда мечтала продлить им жизнь. И благодаря знаниям по химии мне удалось разработать специальную технологию, чтобы превратить живые цветы в неувядающие композиции, когда они приобретают свойство нежной керамики. Никогда не знаю, чем закончится работа над композицией, ведь я работаю с необычным материалом. Цветок может повернуться в другую сторону, съежиться больше чем надо, подсохнуть не так, как я ожидала. Создание таких картин занимает много времени, требует кропотливой работы. Сейчас я готовлюсь к своему юбилею - в феврале следующего года к своему 70-летию проведу персональную выставку, на которой представлю совершенно новые работы. 






- Когда я смотрю на вас, мне кажется, что именно вы нашли ту самую секретную формулу долголетия красоты…

- На самом деле, мое главное правило – всегда быть позитивной. Как говорила Коко Шанель, до 20 лет мы имеем то лицо, которое дал нам Бог, после 30 то, которое мы создаем сами, а после 50 то, которое заслужили. Чтобы остаться молодой и красивой нужно работать над собой, правильно питаться, заниматься физкультурой, не забывать про восьмичасовой сон. У меня нет времени на плохое настроение, моя жизнь заполнена семьей, любимой работой, путешествиями и планами на будущее. У меня часто спрашивают, почему я не старею? А я отвечаю - потому что у меня нет на это времени!