AZN = 35.32 RUB
USD = 59.99 RUB
EUR = 70.7 RUB
BRENT = 62.74 USD
Новости дня

Тимур Родригез: Когда у тебя отец азербайджанец, в доме не может звучать плохая музыка

Айтамиз Мамедова, "Trend.Az"
12.02.2015 00:00

Тимур Родригез признаётся  Trend Life, что никогда не хотел связывать свою жизнь с юмором. С первых дней пребывания в Москве артист хотел петь. Именно в амплуа музыканта Тимур не раз представал и перед бакинской публикой.

- Тимур, говорят, что у вас есть азербайджанские корни. Расскажите, пожалуйста, об этом подробней.

- Мой папа родом из Баку. В детстве я каждое лето я ездил на родину папы и, выходя из самолета, кричал: "Привет, Баку, родной!". Нас встречал мой дядя, который, глядя на желтый кожаный чемодан с нашими вещами, восклицал: "Ой, а чемоданы!". Этим восклицанием он как будто бы говорил, что вещей мы набрали очень много. Позже, я даже пытался эту встречу в аэропорту запечатлеть в своих детских рисунках, настолько она была памятной.

- Какие направления джаза Вам нравятся?

- Удивительным образом, в проекте, который мы создали, «The Jazz Hooligunz» присутствует столько же джаза, сколько и поп-музыки. Джаз – яркая и стильная упаковка, а начинка представляет собой его смешение с разными музыкальными стилями: поп, хип-хоп, фолк и другими.

- А с творчеством каких азербайджанских джазовых исполнителей вы знакомы? К примеру, вы слышали об Азизе Мустафазаде, Севде Алекперзаде, Исрафе Сарабском, которые популярны не только у нас, но и за рубежом?

- К сожалению, кроме тех, кого вы перечислили, я, наверное, больше имен и не назову. Диски Азизы у меня были. Сначала мне о ней рассказывал папа, поскольку он был большим поклонником творчества ее отца – Вагифа Мустафазаде. У нас дома всегда звучала отличная музыка. При этом я могу сказать, что до тех пор, пока альбомы Азизы мне не привезли мои друзья, я не мог найти их в Москве. Может быть, именно потому, что в какой-то момент, в силу своей занятости, я перестал поддерживать связь с азербайджанской диаспорой. Но сейчас в Москве живет вся моя семья: переехал дядя вместе с моими двоюродными братом и сестрой. И я испытываю невероятную гордость, когда понимаю, что имею отношения к культуре страны, из которой родом эти талантливые, уникальные музыканты.

Вы сказали, что часть Вашего детства прошла в Баку. Знаете ли Вы азербайджанский язык?

- Несмотря на то, что летом я жил в Баку, со мной разговаривали на русском. Из детства я запомнил только две фразы, но, как говорят мои друзья, этого достаточно: «maç elə» (просьба о поцелуе - прим. автора) и «bəsdi» (хватит – прим. автора). Это когда уже надоело (смеется). Иногда, когда меня встречают люди в Москве, знающие о моих корнях, например, как вчера, спрашивают, когда я буду в Баку. Я говорю: «Завтра». А в ответ мне начинают говорить что-то на азербайджанском. Я (делает глубокий вдох): «Ок, мне пора идти». Конечно, хотелось бы что-то вспомнить, но я был очень маленький. Но думаю, чем чаще я буду приезжать, тем больше я буду узнавать и, может, вспоминать.

Вы всегда эпатируете публику. Скажите, есть ли какие-нибудь внутренние ограничения?

- Всегда. С тех пор как я покинул популярный юмористический проект Comedy Club, я пытаюсь сконцентрироваться на более серьезных вещах. Как бы парадоксально это не звучало, к юмору стоит относиться серьезно. Поэтому эпатаж - это та вещь, которая должна быть тщательно спланирована, особенно, если есть желание после этого сохранить и приумножить свою публику. Хотя, честно говоря, таких ярких эпатажных выходов за мной замечено не было.

- Скажите, есть для вас какие-то табу в юморе, то, над чем нельзя шутить?

- Я обожаю смелый американский юмор, ценю их невероятный уровень свободы в юморе и умение смеяться над самыми страшными вещами. Иногда их шутки про смерть и болезни меня приводят в шок, но, тем не менее, я вижу скрытую подоплеку - желание вызвать в зрителях не негатив, а заставить легче принимать то, что кажется неприемлемым.

- А что Вас самого смешит?

- Качественный, хороший юмор. Зачастую меня смешат люди, которые меня окружают и которые не имеют отношения к юмору. Чтобы услышать хорошую шутку, мне не обязательно звонить бывшим коллегам или открывать книгу «Петросян - мои лучшие шутки за последние 30 лет».

- Как считаете, юмор Comedy Club, где не надо много думать, - это веяние сегодняшнего дня или же за этим будущее?

- Будущее за качественным юмором. К счастью, проект Comedy Club - не единственное детище компании Comedy Club Production. Поэтому, если говорить про проекты, выпущенные под её эгидой, можно сказать, что в России появился хороший качественный юмор. И разнообразный. А будущее всегда за живым умом и смелыми идеями.

- Не потерял ли со временем Comedy свою конкурентоспособность?

- Конечно, нет. Качество и количество проектов, которыми я занимаюсь, говорит о том, что я постоянно занят творческими поисками в разных областях. Это гораздо лучше, чем 40 лет заниматься одним и тем же.

- Что для вас значит популярность? Есть ли у нее оборотная сторона?

- Есть. Когда лезут в мою личную жизнь, особенно это касается журналистов, которые не умеют об этом писать.

- Что для Вас важно сохранить в себе и что требуете от людей, которые Вас окружают?

- Сохранить в себе желание, несмотря ни на что, создавать, и тем самым побуждать к созиданию других. Я хотел бы, чтобы через несколько лет то, что удалось сделать мне, заставило кого-то задуматься о чем-то по-настоящему важном, и заставило бы действовать.

- Ваши пожелания нашим читателям.

- Находите время на себя, а самое главное - на своих близких, и как можно скорее! Вы мне потом за это спасибо скажете!