19 Января 2017, 05:18 Четверг
1 AZN = 43.6 RUR

Научный сотрудник Института экономики РАН Александр Караваев: В какие азербайджанские проекты будет инвестировать Россия и Турция



Если встреча Путина, Алиева и Эрдогана на Энергофоруме в Стамбуле подвела итог годовому конфликту России и Турции - политические отношения восстановились, то визит Бинали Йылдырыма в Москву, призван готовить платформу для полноценного роста экономической кооперации. В отношениях накопилось много проблем, в большей степени связанных не столько с сирийским конфликтом, сколько с экономическим кризисом. Требуются новые подходы и необычные решения, учитывая, что стороны по-прежнему оставили в силе весьма высокую формализованную планку - достижение товарооборота в $100 млрд. (в 2010 году была обозначена как приоритет на предстоящие пять лет, в ходе визита президента Медведева в Турцию). 

be7bfc3c1d8c419385c4a85893a21ff7.jpg
Одним из таких новых "механизмов преодоления" кризиса станет совместный инвестиционный фонд. Во время брифинга с турецким премьером Бинали Йылдырымом, Дмитрий Медведев озвучил его основные параметры - старт деятельности в 2017 году, объемом капиталов около $1 млрд, направление - аккумуляция средств для финансирования проектов, "в том числе в области высоких технологий, и, надеюсь, будет работать в третьих странах, а не только у нас". 

Наиболее очевидный внешний партнер такого фонда - Азербайджан. Реальность трехстороннего экономического альянса, конечно, вопрос будущего. Тем не менее, сейчас уже понятно по каким линиям возможно подобное сопряжение. 

Первое направление - поиск или создание проектов, объединяющих два самостоятельных трека двусторонних отношений Россия-Азербайджан и Россия -Турция. 

И второе, параллельное направление - подключение Москвы по линии отношений Азербайджан-Турция, здесь нужно определить какие есть возможности для подключения российского бизнеса в уже созданные проекты. К примеру, «Русагротранс», которая будет заниматься доставкой грузов из Азербайджана в Россию и их транзитом из других стран, уже зафиксировала свой интерес в использовании логистики ж.д. Баку-Тбилиси-Карс. 

Нужно понять каким другим российским компаниям или компаниям из ЕАЭС может быть выгодна новая транспортная инфраструктура для объединения рынков Южного Кавказа и Турции? Нужно учитывать, что в России есть ряд компаний, имеющих бизнес в Турции и Азербайджане, на практике сопрягающих экономические интересы "треугольника". Первая тройка таковых выглядит так. Лукойл имеет крупнейшие сети АЗС в Турции и в Азербайджане. В свое время он приобрел турецкую «Акпет» (активы включали около 700 АЗС - пятое место в Турции, три заправочных комплекса авиатоплива, завод моторных масел, восемь нефтепродуктовых терминалов, шесть из которых могут осуществлять морскую перевалку и три соединены нефтепродуктами с НПЗ компании Tupras). В Азербайджане Лукойл участвует в газовых проектах "Шах-Дениз" и "Шах-Дени -2" 10-процентной долей, в рамках которого к концу 2018 года планируются поставки до 10 млрд куб газа в Европу, и 6 млрд куб - в Турцию. Таким образом, наращивание поставок азербайджанского газа выгодно российской компании. 

Роснефть, один из мировых лидеров отрасли, демонстрирует еще более глубокое нефтегазовое сотрудничество с очень серьезными стратегическими перспективами. Широкой публике малоизвестно, но в 2013 году было создано совместное предприятие Роснефти и сингапурского трейдингового подразделения SOCAR. Оно является активным участником тендеров российской компании на поставку нефти сорта ESPO в азиатско-тихоокеанском регионе. Совместное предприятие имеет доли в проектах "Шах-Дениз-2" и "Апшерон" на азербайджанском шельфе Каспия. 

С 2016 года Роснефть и дочернее подразделение SOCAR, стали публично демонстрировать общие цели на турецком рынке. Компании изучают потенциал сотрудничества в рамках нового НПЗ STAR, мощностью около 10 млн тонн нефти, строительство которого осуществляет SOCAR Turkey Enerji. Речь идет об организации поставок нефти и прочего сырья Роснефти на данное предприятие. По сути, эта схема давно воплощена в жизнь еще до совместного предприятия: Роснефть покупала азербайджанскую нефть для переработки и продавала ГСМ в Турции. 

Интегирированность нефтегазового рынка в 21 веке настолько велика, что уже стоит говорить о координации глобальной сырьевой политики, нежели о "классической" конкуренции. Напомню, основной оператор азербайджанских проектов British Petroleum владеет 19,75% Роснефти. В этой связи, можно говорить об общем нефтегазовом бизнесе Азербайджана и России на Каспии и в Турции, который "на местах" преодолевает "фоновые" проблемы геополитического характера: в частности, проблемы раздела секторов недр и акватории Каспия, прочие элементы большой политики. Этот факт, конечно, не отменяет конфронтацию условно западного и евразийского проектов в этой части региона. Просто следует понимать, что у одних наблюдателей есть склонность преувеличивать, а у других, напротив, преуменьшать значение этого в фактора - в то время как реальность где-то посередине. 

За пределами нефтегазового сектора, наиболее заинтересована в развитии трехсторонней кооперации инвестиционно-банковская группа ВТБ. К примеру, ВТБ "Азербайджан" занимается целевым финансированием проектов в рамках российско-азербайджанского сотрудничества, выполняя роль экспортного кредитора для азербайджанских производителей (более 60% портфеля ВТБ "Азербайджан" составляет бизнес-кредит малому и среднему бизнесу). "ВТБ-капитал" занимается несколькими проектами инвестиций в Турции. В частности, в ноябре стало известно, что ВТБ приобретает долю в телеком-операторе Turkcell совместно с «Альфа-Групп», которая уже владеет 13,2% турецкой компании, и планировала увеличить свою долю вдвое… 

В перечисленном ряду инвестиционных лидеров заметен существенный крен в нефтегазовую отрасль. При этом есть значительное количество компаний, имеющих интерес в "тройке" просто на уровне наличия торговых партнеров. В их числе металлурги, аграрные компании, автосборка (группа ГАЗ развивающая автосборку своих грузовиков в турецкой Сакарье заинтересована в покрытии рынка Грузии и Азербайджана). По состоянию на 1 сентября 2016 года Россия и Турция входили в пятёрку основных торговых партнёров Азербайджана: Турция с общим товарооборотом на $1,459 млрд. (импорт из Азербайджана на $0,727 млрд., экспорт на $0,732 млрд.) занимала первое место, Россия на третьем - с $1,197 млрд. ($0,229 млрд. и $0,968 млрд.). 

Одно из перспективных направлений экономики Азербайджана в предстоящие годы станет развитие хлопковой переработки, которая наверняка привлечет турецкий бизнес для реализации готовых изделий на российском рынке. Один из основных лоббистов улучшения российско-турецких отношений - Джавит Чаглар, глава компании Nergis Holding. До санкций 2015 года он планировал оборудовать в Дагестане крупный текстильный индустриальный парк. Другой его крупный проект начал осуществляться в 2013 году во Владимирской области, где было подписано четырехсторонее соглашение между правительством Дагестана, руководством области, ЗАО "ТБФ Девелопмент" и Nergis Holding об инвестициях в строительство текстильного и швейного производства полного цикла (объемом около $700 млн). Учитывая серьезную ставку Баку на развитие хлопкового агропроизводства (в 2016 году посевные площади под хлопчатник выросли в 2,8 раза), Азербайджан оказывается ближайшим поставщиком сырья для Владимирской области. Несмотря на проблемы с урожайностью и определенные не стыковки в отчетах по сбору, очевидно стремление Баку сделать эту отрасль сельского хозяйства одной из основных статей экспорта в данном сегменте экономики. 

Наконец, не будем забывать о фундаментальных проектах, которые закладывают костяк тройственной экономической кооперации. 

Нефтехимия. К середине 2018 года SOCAR планирует закончить строительство карбамидного завода в Сумгаите. Турция ежегодно импортирует 1,5 млн. тонн минеральных удобрений. Азербайджан рассчитывает поставлять Турции порядка 450-500 тыс. тонн этой продукции. Газ для производства скорее всего будет поставляться из России, как это видно на примере метанольного завода, учитывая, что большая часть добычи Азербайджана идет сейчас, и в дальнейшем будет направляться в основном на экспорт.  

Электроэнергетика. Существуют несколько проектов объединения энергосистем. Азербайджан-Грузия-Турция и Россия-Азербайджан-Иран. Азербайджанская генерирующая компания ОАО Azerenerji пока не получила лицензию на реализацию электроэнергии в Турции. У Баку были планы выйти через Турцию на электроэнергетический рынок ЕС. Проблема в том, что энергетическая обеспеченность на душу населения в Азербайджане ниже российского уровня (в России - 1,35 кВт, в странах ЕС - 1,3-3 кВт, в Азербайджане - 0,75 кВт). Выход из этой ситуации только в повышении установочной мощности энергосистемы через объединение сетей Южного Кавказа, России и Турции. Это позволит создать единый рынок электроэнергии, и в перспективе обеспечит его интеграцию с европейским энергетическим рынком. 

О заинтересованности бизнеса в развитии трехсторонних проектов говорит и тот факт, что группа высокопоставленных чиновников нескольких стран участвовала в нормализации российско-турецких отношении. В неформальном списке посредников, который в разное время озвучивал глава МИД Турции Мовлут Чавушоглу фигурировали Ильхам Алиев, Нурсултан Назарбаев, глава Дагестана Рамазан Абдулатипов, президент Республики Татарстан Рустам Минниханов, глава МИД Азербайджана Эльмар Мамедъяров, глава МЧС Азербайджана Кямаледдин Гейдаров и не названные поименно высокопоставленные российские чиновники. 

Таким образом, мы видим достаточно широкое поле заинтересованности в развитии трехсторонней кооперации с участием Азербайджана. Такой подход, с одной стороны, придаст динамику российско-азербайджанскому сотрудничеству, с другой, действительно будет содействовать росту объема двусторонней торговли между Россией и Турцией - к чему стремятся правительства двух стран.

Новости партнеров
Присоединяйтесь к нам

Присоединяйся к нам в Cоц. сетях
У нас есть группа в Facebook
Присоединяйся и будь в курсе новостей! Присоединяйся
А еще мы есть в: