AZN = 35.47 RUB
USD = 60.25 RUB
EUR = 71.17 RUB
BRENT = 61.43 USD

Правовой статус Каспия может быть согласован уже в следующем году

Иван Трубин, "Москва-Баку"
05.03.2015 17:47
Переговоры об утверждении правового статуса Каспия, которые Россия, Азербайджан, Туркмения, Казахстан и Иран ведут уже более 20 лет, близки к завершению, однако пока не удается сблизить позиции по вопросам прокладки по дну Каспийского моря трубопроводов. 

Такие выводы можно сделать по итогам завершившегося в Баку 39-го заседания рабочей группы по выработке правового статуса моря (встречи на уровне замглав внешнеполитических ведомств). Особенный оптимизм выражал замминистра иностранных дел Азербайджана Халаф Халафов. «Считайте, что более 80% конвенции согласовано!», - цитирует его слова Интерфакс. Так господин Халафов охарактеризовал готовность проекта Конвенции по правовому статусу Каспия. Это основной документ, который будет регулировать взаимоотношения между странами, имеющими выход к Каспию. Халаф Халафов добавил, что переговорщикам удалось согласовать многие несогласованные ранее моменты документа: «С большим удовольствием хочу отметить, что нынешний этап можно оценить как начало финального этапа».

Как известно, Каспий – озеро-море, крупнейший внутренний водоем Земли. В частности, по оценкам экспертов, в нем содержатся почти половина общих запасов озерных вод на Земле. Протяженность с севера на юг составляет около 1,2 тыс. км, ширина с запада на восток — от 200 до 435 км. Максимальная глубина достигает1025 м.

Дискуссии о правовом статусе Каспия начались в 90-х годах ХХ века. Дело в том, что до этих пор море, по сути, делили два государства – Советский Союз и Иран, а после распада СССР свои права на ресурсы Каспия предъявили РФ, Азербайджан, Казахстан и Туркмения. Тем не менее, до сих пор правовой режим определяется договором между РСФСР и Персией 1921-го года и договором о торговле и мореплавании между СССР и Ираном 1940-го года. В них закреплен принцип «общей воды», то есть свобода судоходства и рыболовства по всей территории моря для прикаспийских государств (исключение составляет десятимильная рыболовная зона каждой из стран), запрет плавания судов под флагами некаспийских стран. В то же время упомянутые соглашения не регулируют вопросы недропользования, охраны природной среды и военной деятельности.

Каспийские страны пока не могут прийти к единой позиции относительно раздела ресурсов каспийского шельфа — нефти и газа, а также биологических ресурсов. В 1996 году стороны договорились о необходимости принятия Конвенции о правовом статусе Каспийского моря, для чего по решению глав МИД пяти прикаспийских государств была образована специальная рабочая группа (СРГ) на уровне заместителей министров иностранных дел.

В рамках этой работы в 1998 году РФ и Казахстан подписали соглашение о разграничении дна северной части Каспийского моря в целях осуществления суверенных прав на недропользование. В 2001 и 2003 годах договоренности о разграничении дна зафиксированы между Казахстаном и Азербайджаном. Также между Россией, Казахстаном и Азербайджаном 14 мая 2003 года заключено соглашение о точке стыка линий разграничения сопредельных участков дна

Позиция России на переговорах заключается в разделе дна Каспийского моря между соседними государствами по срединной линии. В рамках обозначенных границ стороны имеют суверенные права на недропользование. При этом сохраняется в общем пользовании водное пространство, что обеспечит свободу судоходства, согласованных норм рыболовства и защиты окружающей среды. Деление спорных месторождений при этом осуществляется по принципу 50:50, когда одна из претендующих сторон компенсирует другой стороне, первой начавшей освоение спорного месторождения, половину произведенных на разведку и освоение затрат. Казахстан и Азербайджан в целом поддержали этот подход. Туркменистан настаивает, что дно, водная толщу, поверхность, а также воздушное пространство моря является национальным достоянием. Это противоречит действующему статусу Каспия. Иран солидарен с принципом общего пользования, но согласен с разделом национальные сектора только на условиях равных долей (по 20%), которая получит каждая и стран.

Прошло уже несколько саммитов прикаспийских государств, последний из которых завершился в 2014 году в Астрахани. Азербайджанская пресса охарактеризовала его как «знаменательное для Азербайджана» событие. На нем впервые были определены главные принципы пятистороннего сотрудничества, которые соответствуют позиции, которую отстаивал официальный Баку. Азербайджанские эксперты в этой связи даже предположили, что решения, принятые в Астрахани, дадут толчок определению юридического статуса Каспия, а это, в свою очередь, откроет «дополнительные возможности для достижения Азербайджаном новых успехов в энергетической политике».

Замглавы МИД Ирана Ибрагим Рагимпур сегодня после переговоров заметил, что участники рабочей группы договорились по шести статьям Конвенции, добавив, что соглашения, достигнутые в сентябре прошлого года на саммите в Астрахани, нашли отражение в обсуждаемом проекте Конвенции. Он подтвердил прорыв в процессе согласования: «Мы стали свидетелями того, что продолжавшиеся 20 лет переговоры создали условия для того, чтобы в ближайшее время вопрос с определением статуса Каспия был решен окончательно». Замглавы иранского МИД заявил при этом о заинтересованности Тегерана в подписании документа на следующем саммите стран региона в Астане в 2016 году.

Халаф Халафов поддержал коллегу: «Надеемся, нам удастся за короткие сроки завершить всю работу по Конвенции и принять ее на очередном саммите глав прикаспийских стран в Астане». Он уточнил, что уже согласован целый ряд принципиальных вопросов, в том числе безопасности, судоходства, гидрометеорологии, защиты и использования биологических ресурсов моря.

Основные разногласия сторон вызывает механизм прокладки по дну моря трубопроводов. «Вопрос этот обсуждается, и сейчас фигурирует в качестве прокладки трубопровода по дну Каспийского моря в одной из статей проекта Конвенции», -- сказал глава российской делегации, спецпредставитель президента России по делимитации и демаркации госграницы, посол по особым поручениям Игорь Братчиков. «Положение этой статьи находится в процессе обсуждения. Есть разные подходы. Мы работаем над данным вопросом», -- подтвердила руководитель казахстанской делегации, посол по особым поручениям МИД Казахстана Зульфия Аманжолова. Однако замглавы МИД Азербайджана Халаф Халафов и здесь выразил уверенность, что стороны вскоре найдут «соответствующую формулу для решения подобных вопросов на основе позиций, продиктованных доброй волей всех прибрежных стран».