AZN = 40.69 RUB
USD = 69.03 RUB
EUR = 80.36 RUB
BRENT = 77.07 USD
Новости дня

Эксперт: Что значит победа Роухани для Азербайджана

Эксперт: Что значит победа Роухани для Азербайджана

Сергей Саенко    "Москва-Баку"
22.05.2017 10:18
/upload/iblock/458/458c7b12940ce9fee96471d441e005d2.jpg


Прошедшие в Иране 19 мая выборы президента вызвали повышенный интерес не только на Западе, но и в регионе, так как от их исхода зависит многое. В результате голосования уже в первом туре действующий президент Ирана Хасан Роухани набрал более 50% голосов. Таким образом, он завоевал вторую президентскую каденцию.

Итоги голосования

Нынешние выборы президента стали 12-ми в истории Ирана, после свержения монархии в результате Исламской революции 1979 года. И главным показателем нынешних выборов в Иране является тот факт, что они проходят демократично. Главу государства выбирает именно иранский избиратель. По традиции явка на выборах была высокой — около 70%. Всего в голосовании приняли участие более 41 млн из 56 млн зарегистрированных граждан, имеющих право голоса.

При голосовании умеренный консерватор Хасан Роухани опередил представителя ультраконсервативных кругов аятоллу Эбрагима Раиси, а также других допущенных до выборов кандидатов — Мостафу Мир-Салиму и Мостафу Хашемитабу. Два других допущенных к выборам кандидата, Эсхак Джахангири и Мохаммед Бакр Калибаф, сняли свои кандидатуры накануне голосования.

Если следовать заявлению для журналистов министра внутренних дел Ирана Абдольреза Рахмани Фазли, избранный на второй президентский срок Роухани заручился поддержкой 23 млн 549 тыс. избирателей (57% проголосовавших). Его основной соперник — бывший генпрокурор страны Эбрахим Раиси — получил 15 млн 786 тыс. голосов (38,5%). Всего было обработано 41 млн 220 тыс. бюллетеней.

Победа Роухани — благо для Ирана


Сразу отмечу, что выборы президента Ирана имеют значение, в первую очередь, для внутренней политики. Внешнеполитический курс Тегерана всегда остается прежним вне зависимости от личности главы исполнительной власти. Все дело в том, что реальная власть в этой стране принадлежит Верховному лидеру — аятолле Али Хаменеи. Именно под его контролем находятся вооруженные силы, судебная система, государственное телевидение и другие ключевые правительственные организации. Верховный лидер определяет и внешнюю политику страны.

Полагаю, что сохранение Хасаном Роухани за собой поста президента вполне справедливо, так как именно его команда вывела страну из глубокого экономического и политического кризиса, куда завели Иран восемь лет правления экс-президента с неоднозначной репутацией Махмуда Ахмадиниджада. Кстати, не допущенного до выборов.

Не секрет, что именно Роухани вывел страну из-под большинства западных санкций и восстановил отношения с западными странами. Назвать историческую ядерную сделку Запада с Ираном успехом администрации экс-президента США Барака Обамы было бы неверным. Скорее, это был успех умеренного президента Роухани, который сделал все, чтобы добиться одобрения Верховным лидером страны аятоллой Али Хаменеи этой сделки, давшей Ирану огромные преимущества.

Хотя, следует признать, оценка данной ядерной сделки была неоднозначно воспринята и внутри страны. Ведь еще в своих предвыборных речах нынешний президент США Дональд Трамп оценил этот документ, как "большую ошибку", а это означало, что Вашингтон намерен и впредь продолжать видеть Тегеран в "оси мирового зла" и полная деизоляция иранского государства откладывается. Плюс ко всему почти прямо перед выборами в Иране, Трамп сделал заявление о продлении санкций против Исламской республики Иран. Ограничения затрагивают поставки иранской нефти и нефтяных продуктов.

Однако несмотря на вышесказанное, во время президентства Хасана Роухани Иран из страны-изгоя все же превратился в страну, с которой можно иметь дела, о чем свидетельствует активность, с которой западные инвесторы ринулись заключать сделки на практически непаханом поле иранского рынка. Несомненно, это принесло огромную выгоду и самому Ирану, начиная с создания новых рабочих мест и завершая обновлением воздушного флота.

Баку и Тегеран

В региональном плане, президент Хасан Роухани также сыграл роль дальновидного политика, который открыт к новым форматам сотрудничества, идущим на благо страны.

После состоявшейся в августе 2016 года в Баку встречи президента Азербайджана Ильхама Алиева со своими коллегами из России и Ирана — Владимиром Путиным и Хасаном Роухани, стало очевидно — новый трехсторонний региональный формат, это не только логистический, транспортный и экономический, но и геостратегический проект, который имеет все шансы стать важнейшим фактором региональной политики.

И вполне оправдано, что стороны этого формата в первую очередь ориентированы на прагматичный подход, основанный на собственных экономических интересах, ведь как показывает опыт, именно фактор заинтересованности государств, в выгодных проектах лучше всего цементирует подобного рода политические форматы.

Кстати, к этому формату, после недавнего улучшения отношений Анкары с Москвой, может присоединиться еще один влиятельнейший региональный игрок – Турция, с которой Роухани также предпочел выстраивать в период своего президентского правления серьезные партнерские отношения. Но перспективы такого альянса, на мой взгляд, не совсем ясны. В первую очередь, из-за непредсказуемости турецкого лидера Реджепа Тайипа Эрдогана и его стремления одновременно усидеть "на двух стульях" — угодить как Западу, так и Востоку. Настораживает и критика Ирана со стороны Эрдогана, неоднократно звучавшая в последнее время, особенно после американской ракетной атаки сирийской авиабазы Шайрат в начале апреля текущего года.

Учитывая долгосрочные перспективы сотрудничества в рамках треугольника Москва-Тегеран-Баку, сегодня можно с определенной долей уверенности сказать, что победа Роухани на выборах в Иране, благоприятный для Азербайджана исход событий, так как он хорошо знаком руководству этой страны и именно он стал иранским лидером, положившим начало новым совместным проектам с азербайджанской стороной.

Проблема Нагорного Карабаха

Как было отмечено выше, резкой смены внешнеполитического курса Тегерана по построению ровных отношений с западными странами и международным сообществом в целом вряд ли следует ожидать. Иран будет, судя по всему, по-прежнему верен намеченной ранее стратегии в сирийском вопросе, поддерживая "Хезболлу" и шиитов.

Смею предположить, что при президенте Роухани не будет значительных изменений и в политике Ирана по отношению к Южному Кавказу в целом и урегулированию конфликта вокруг Нагорного Карабаха в частности. Напомню, в карабахской проблеме Тегеран разделяет мнение сопредседателей международной группы ОБСЕ и проповедует принципы мирного разрешения конфликта.

В перспективе, полагаю, нахождение Хасана Роухани у власти в Иране может помочь также решению давней проблемы определения правового статуса Каспия и будет способствовать совместной борьбе с терроризмом, радикальным исламом и превенции региональных и глобальных угроз.