29 Марта 2017, 21:58 Среда
1 AZN = 43.6 RUR

Политолог Александр Караваев: Баку предложил себя в качестве посредника для снижения напряженности между Москвой и Анкарой



На следующей неделе Кремль утвердит набор запретительных мер в отношении Турции. Вероятно, это будет выглядеть как определенная комбинация из опробованных антисанкицонных мер по адресу западных и прочих компаний с "поправками" на линию российско-турецкого взаимодействия. По подаче, они будут оформлены как меры ограничения и контроля в рамках ВТО не выходя за принципы ГАТТ.

Aleksandr-Karavaev.jpgНа передовой линии кризиса оказывается Азербайджан. У Баку появляется как серьезный набор рисков так и ряд щедрых возможностей действовать в социально-экономических пространствах России и Турции одновременно.

Пока, до публикации списка мер возможен лишь беглый анализ макроэкономических изменений, тема потребует более глубокого взгляда уже по факту публикации указа. Учитывая известные перегибы с первой волной "антисанкций", вступивших в силу в августе 2014 года правительство не станет рубить весь ствол российско-турецкого партнерства, а это без малого $44 млрд. оборота товарами и услугами, не считая объема накопленных инвестиций, но определенно создаст ряд принципиальных барьеров.

Первое, что можно прогнозировать для Баку - увеличение запроса российских потребителей на агропродукцию разного вида.

Баку может стать одним из доноров в деле налаживания постоянного гуманитарного моста между Россией и Турцией
В прошлом году Россия импортировала из Турции различного агроссырья и продовольствия на $1,767 млрд. Турецкий импорт в общем объеме российского агроимпорта составил 4,3%. Из них на долю фруктов, плодов и орехов из Турции пришлось 46,9% импорта, в том числе 23% - на цитрусовые, 10,8% - на виноград, 34% - на овощи, в том числе 24,9% - на свежие томаты. Данные позиции теперь можно рассматривать как потенциальные возможности азербайджанского экспорта...

Россия вряд ли станет ограничивать поставки своего газа в Турцию. Но в Анкаре уже задумались над проблемой расширения альтернатив. В прошлом году, Турция закупила у Газпрома 27,3 млрд кубометров газа, и 5,3 млрд кубометров газа у Азербайджана. Кроме того, есть поставки из Ирана и других стран через терминалы СПГ . Азербайджан обещает Турции голубое топливо с местрождения Шах-Дениз, но в объеме всего 6 млрд кубометров и только после 2020 года. С другой стороны, возможно, Баку сможет найти некоторые ресурсы для небольшого увеличения газовых поставок. При этом обострится борьба за возможность строительства Транскаспийского газопровода, это потребует реакции Баку....

Отдельно нужно рассматривать, возможности туристического рынка Азербайджана: заметен существенный прирост в этой отрасли. Однако он вряд ли сможет компенсировать Турцию по объективным климатическим характеристикам.

В целом, Баку не претендует на то, чтобы стать полноценной заменой Турции ввиду разницы экономических потенциалов двух стран: недостаточного объема перечисленных отраслей, догоняющего роста сферы услуг, отсутствия развитых товарных брендов, прежде всего в переработанной агропродукции. Но, объективно говоря, турецкие санкции могут играть определенный положительный стимул для экономики Азербайджана: чем дольше продлятся санкции, тем сильнее. С другой стороны, позитивный импульс может быть минимизирован последствиями снижения самой российской экономики. Этот риск также нужно учитывать.

Второй ресурс - миссия "бизнес-моста". Юридически, вполне допустимо, что ряд компаний турецкого происхождения могут продолжить свою деятельность в РФ как азербайджанские предприятия. Естественно, повышается риск трений с Москвой наподобие тем, что происходят с Минском из-за реэкспорта "поверх санкций". Кроме того, антитурецкие меры могут заметно ударить и по азербайджанскому бизнесу в самой России - азербайджанский бизнес уже успел испытать сложности от общего снижения покупательской способности в РФ после введения "антисанкций".

Таким образом, видно достаточно причин, для того, чтобы Баку предложил определенную политическую платформу, закрепляющую свои позиции "проводника" из турецкого мира в российский. Инициатива стать посредническо-диалоговой площадкой для сближения Анкары и Москвы, о которой говорит заместитель руководителя администрации президента Азербайджана Новруз Мамедов и вице-премьер Али Ахмедов, вполне подходящая для этого тема. Естественно, не стоит думать, что "бакинская миссия" в политическом плане может существенно повлиять на выход из тупика. Но иметь пользу может, как среда укрепления контактов и снижения накала риторики.

И вот здесь мы подходим к главному. Мы уже писали, что возможности посредничества Баку в сирийском вопросе практически не используются. На то, свои, объективные причины: Баку не рискует вторгаться в сложные комбинации держав, нет и внешнего запроса.

Однако в российско-турецком кризисе Баку обладает несравненным преимуществом теснейших добрососедских отношений с участниками кризиса и опробованными механизмами гуманитарного диалога. Баку может стать одним из доноров в деле налаживания постоянного гуманитарного моста между Россией и Турцией.

Миссию снижения напряженности прямым образом может актуализировать Фонд Гейдара Алиева и лично первая леди Мехрибан Алиева. Контакты с российской и турецкой элитой не смогу сразу принести практическую пользу, первоначально, они могут быть отвергнуты, но со временем, в "шесть часов вечера после войны", эта инициатива будут вспоминаться как неоценимый вклад в дело мира в регионе. Миссия посредника, в длительной перспективе, всегда окупается.

Новости партнеров
Присоединяйтесь к нам

full
Присоединяйся к нам в Cоц. сетях
У нас есть группа в Facebook
Присоединяйся и будь в курсе новостей! Присоединяйся
А еще мы есть в: