AZN = 34.74 RUB
USD = 59.01 RUB
EUR = 69.4 RUB
BRENT = 63.48 USD
Новости дня
Политолог Александр Караваев: Зачем встречаются президенты Азербайджана и Армении

Политолог Александр Караваев: Зачем встречаются президенты Азербайджана и Армении

18.10.2017 17:15
/upload/iblock/75f/75f277adbce07e253cd60dcd5a5d6398.jpg

Научный сотрудник Института Экономики РАН, эксперт Александр Караваев об итогах прошедших в Женеве переговоров президентов Азербайджана и Армении по урегулированию нагорно-карабахского конфликта

147fe9019f9f02b3f822a26533f1cc1c.jpgОфициальные встречи президентов Алиева и Саргсяна, а их было более десятка, превратились в определенный ритуал, подтверждающий способность посредников из МГ ОБСЕ держать ситуацию в некоем равновесии все эти годы после майского перемирия 1994 года. 

В этом смысле, периодический совместный выход президентов враждующих стран на международную авансцену носит процедурно-дежурный характер: он необходим для отметок символических вех на шкале дипломатического процесса. Кроме того, эти встречи играют некоторую символическую роль, подчеркивая что диалог между странами в принципе возможен.

Бывали периоды, когда оптимизм в отношении переговорных усилий мог быть оправдан. 

Как это было...

В 2008 году во время встречи в подмосковном замке Майндорф, совместно с президентом Медведевым была подписана декларация, согласно которой стороны обязались решить конфликт мирным путем. В Астрахани в 2010 году президенты Армении и Азербайджана согласились осуществлять обмен пленными и возвращение останков погибших. Широко обсуждалась встреча 2011 года в Казани, где на повестке были "основные принципы" урегулирования (так называемые "мадридские") и последующая их встреча в Сочи в 2012 году.

Из данного ряда выделяется прошлогодняя встреча 16 мая в Вене. Но опять же, вопрос насколько она была важна в плане механизмов урегулирования, остается предметом дискуссий. С одной стороны, нужно согласиться, это была существенная веха после боевых действий "апреля 2016". Многие полагали, что технический диалог между Ереваном и Баку вообще прекратится на некоторый период. В Вене было достигнуто соглашение о неукоснительном выполнении соглашений о перемирии (от 1994 года) и о укреплении режима прекращения огня (от 1995 года). Президенты согласились, что необходим мониторинг возникающих инцидентов и внедрение механизма их расследования в рамках полномочий команды постоянного представителя ОБСЕ.

Однако, тема с мониторингом за последующий период "отпала сама собой", а в отношении обязательной юридической ценности документов о перемирии не приходится говорить всерьез, учитывая что речь идет о постоянных боевых действиях низкой интенсивности и о факте оккупации части азербайджанской территории. Наконец, реальный механизм остановки эскалации заключен в прямых телефонных переговорах между президентами России, Азербайджана и Армении, дипломатические документы, скорее визируют состоявшийся факт состоявшейся сделки или договоренности.

Нужна пауза

Таким образом с точки зрения, длительного дипломатического эффекта, за редким исключением, трудно говорить об их практической ценности. Если основным критерием эффективности выбрать гражданский диалог между представителями и лидерами общественного мнения двух стран, то он носит весьма редкий и скорее поверхностный характер. Усилий МГ ОБСЕ в плоскости развития гражданского диалога между сообществами двух государств, в принципе не видно. Между тем, общественная коммуникация и снижение градуса противостояния в СМИ, не менее важный этап разрешения конфликта.

Тем не менее, возвращаясь к Женеве.

Скорее всего, непосредственной темой обсуждения у президентов стала возможность "паузы" от эскалаций в следующем 2018 году, периоду президентских выборов в Армении и в Азербайджане. Как правило, предыдущие предвыборные циклы порождали серьезные алармистские ожидания у наблюдателей. Еще одна волна кризисной эскалации на будущий год, просматривается более четко, нежели старт широких переговоров прикладного характера. Президенты могли неформально, "по-джентельменски" договориться о паузе.

Во всяком случае, такой вывод можно сделать из заявления МИД Азербайджана: "Встреча прошла в конструктивной атмосфере. Президенты согласились принять меры для интенсификации переговорного процесса и предпринять дополнительные шаги для снижения напряженности вдоль линии соприкосновения".

Об этом также высказался президент Саргсян на встрече с армянской диаспорой Швейцарии: "Мы договорились принять меры для дальнейшего ослабления напряженности, чтобы на передовой у нас не было жертв. Должен сказать, что и президент Азербайджана, и я в этом глубоко заинтересованы".

Станет ли умиротворяющий эффект от этой встречи реально длительным, сказать трудно.

Драма для Москвы

В рамках парламентской реформы в Армении, рычаги военного управления и внешней политики в 2018 переходят от президента к правительству и парламентской коалиции. Учитывая несовпадение политических ритмов двух стран - выборы в Армении весной, а в Азербайджане осенью, техническая возможность соблюдения такой договоренности крайне зыбкая. Москве конечно необходимо добиться, чтобы вероятная эскалация носила короткий и очень локальный характер.

Россия в целом, заинтересованна в балансе, но это не абстрактное замороженное равновесие, а равновесие в движении, учитывая, что Азербайджан и Армения, в значительной степени являются исключительными партнерами и союзниками России, не только в регионе. Карабахский конфликт это война между двумя друзьями России.

Это достаточно драматическая дилемма для Москвы - помочь разрешить конфликт, не потеряв влияние на эти страны. Поэтому маневрирование Москвы в плоскости макроэкономики и военно-технической политики в отношении Баку и Еревана строится по принципу "каждому по-потребностям". Понятно, что такая позиция не выглядит справедливой и последовательной, как с точки зрения Баку, так и с позиции Еревана. Что особенно рельефно проявилось в апреле 2016 года. Когда Москва позволила Азербайджану развить успех в боях вокруг Карабаха, но дипломатически вмешалась в кризисную ситуацию, спустя некоторое время, по просьбе Еревана. Россия не может предать своего давнего друга и союзника Армению, но не может пойти на разрушение тщательно выстраиваемых долгие годы отношений с Азербайджаном и стоящей за ней Турцией.

Политика качелей

Такая политика "динамического баланса" проявляется в одном из ключевых механизмов влияния Москвы на конфликт - в сбалансированном военно-техническом сотрудничестве с Арменией и Азербайджаном. Касательно баланса сил, нельзя в точности вычислить военное преимущество той или иной стороны, так как в конечном итоге при возникновении кризисной эскалации количество и качество военной техники не всегда являются критерием эффективности. Россия продолжает поставки новой военной техники Азербайджану по контрактам 2010-2012 годов, также вероятно будут подписаны последующие сделки. 

Поэтому Москва допускает, что военное преимущество Азербайджана может наращиваться гораздо более высокими темпами нежели способность Армении отражать это давление, следовательно военная поддержка Армении также будет продолжена. Собственно говоря, обсуждение Ереваном параметров нового российского экспортного кредита на покупку вооружений, свидетельство продолжения политики качелей, необходимой для сохранения влияния Москвы на конфликтующие столицы...

До идеального мира слишком долгий путь...

Недавно, философ Александр Дугин опубликовал статью "Горизонт идеальной империи". В качестве образца футуристической картины посттехнологического будущего человечества, Дугина берет модель идеального государства Платона. Образы Дугина могут позабавить, но они как бы снимают последний слой воображаемого - максимально гармоничная картина будущего идеального человечества. В таком времени уже нет места этно-территориальным конфликтам. С точки зрения этой реальности они в глубоком прошлом. Но мы как раз в нем и находимся, и до идеального мира слишком долгий путь.

Сегодняшний мир без гармонии достижим в системе более жестского принуждения, будь то в рамках навязанного верховенства права (введение миротворцев и внешнего политического менеджмента), либо в рамках навязанной экономической интеграции в рамках большого объединения (ЕС или ЕАЭС).