AZN = 37.19 RUB
USD = 63.27 RUB
EUR = 73.48 RUB
BRENT = 73.03 USD

Политолог Сергей Марков: После выборов стоит ждать больших конкретных шагов по нагорно-карабахскому урегулированию

Политолог Сергей Марков: После выборов стоит ждать больших конкретных шагов по нагорно-карабахскому урегулированию

Нана Хоштария    "Москва-Баку"
26.03.2018 13:53

/upload/iblock/bf6/bf6b78505113f628909c076444c39f32.jpg

В вопросе нагорно-карабахского урегулирования наблюдается затишье. Причина – выборы. В Армении выборный процесс еще не завершен – президент был избран 2 марта, но 17 апреля Национальному собранию еще предстоит определиться с премьером страны. Президентские выборы в Азербайджане пройдут 11 апреля. При этом министр иностранных дел Азербайджана Эльмар Мамедъяров довольно регулярно подчеркивает, что процесс переговоров по нагорно-карабахскому урегулированию после выборов будет интенсифицирован. Нельзя не учитывать и фактор президентских выборов в России. Как сопредседатель Минской группы ОБСЕ Москва также взяла передышку. Но это не значит, что тема весь этот период не обсуждалась сторонами и посредниками. В интервью "Москва-Баку" директор Института политических исследований Сергей Марков рассказал о возможных шагах в урегулировании нагорно-карабахского конфликта в поствыборный период..

82918135-680591.jpg-Сергей Александрович, можно ли, на ваш взгляд, ожидать каких-то конкретных шагов по нагорно-карабахскому урегулированию после выборов в Азербайджане, Армении и России?

-Я считаю, что разрешение нагорно-карабахского конфликта не очень сильно зависит от выборов в России и Азербайджане, поскольку позиции политических руководств России и Азербайджана очень сильны. В России Владимир Путин был переизбран с огромной поддержкой избирателей и с большой вероятностью в Азербайджане Ильхам Алиев также будет переизбран с огромным числом голосов электората. А вот от выборов в Армении ситуация по нагорно-карабахскому урегулированию зависит. Дело в том, что одной из причин, почему процесс разрешения нагорно-карабахского конфликта буксует на месте, заключается в недостаточной силе армянского руководства, которое побаивается, что компромисс в этом вопросе может привести к значительному усилению протестов против руководства страны. В Армении опасаются своих радикалов и, естественно, эти опасения в выборный период только увеличиваются. По окончании накал спадет и у руководства Армении будет меньше поводов переживать за реакцию радикальной части общественности, диаспоры.

В то же время, на мой взгляд, увеличивается некоторая возможность и силового сценария в зоне нагорно-карабахского конфликта. Дело в том, что в Армении есть вероятность дестабилизации по украинскому варианту. Многие эксперты ставят вопрос о том, что Армения может последовать по сценарию событий на Украине. Мы знаем, что сейчас многие политтехнологи, которые работали на Украине по созданию Майдана, госпереворота, сейчас перемещаются американцами в Армению. Поэтому есть высокая вероятность, что в Армении американцы могут организовать какие-то беспорядки. Внутренняя дестабилизация в Армении может привести к обострению и каким-то силовым, военным форматам в зоне нагорно-карабахского конфликта.

При этом сейчас такая ситуация вокруг нагорно-карабахского конфликта, когда вряд ли возможны маленькие шаги, кроме расширения миссии наблюдателей ОБСЕ на линии соприкосновения. Но зато вполне можно ожидать крупного шага. И этот крупный шаг очень хорошо отработан. Я говорю о большом компромиссе на основе Казанской формулы, суть которой в том, что Армения передает Азербайджану районы вокруг Нагорного Карабаха, а в ответ на это Армения получает полное снятие с себя блокады, также происходит демилитаризация районов, Нагорный Карабах получает временный статус, осуществляется ввод миротворческого контингента ОБСЕ. Если бы такая Казанская формула была принята, был бы сделан огромный шаг вперед в урегулировании. Отмечу, что стороны ранее уже два раза подходили вплотную к возможности реализации Казанской формулы, но в итоге останавливались, поскольку Армения опасалась реакции своих радикально настроенных представителей.

-Одним их последний заявлений министра иностранных дел России Сергея Лаврова по нагорно-карабахскому урегулированию перед избирательной кампаний в России было то, что «стороны (нагорно-карабахского конфликта – «Москва-Баку») близки к согласованию конкретных параметров реализации» расширения миссии наблюдателей ОБСЕ на линии соприкосновения войск России и Азербайджана. Лавров тогда выразил надежду, что «ОБСЕ сможет уже оперативно ввести ее в действие». Может ли эта инициатива стать первой среди конкретных шагов в процессе нагорно-карабахского урегулирования после выборов?

-Вполне возможно. Но расширение миссии наблюдателей ОБСЕ я рассматриваю скорее как некое проявление доброй воли Азербайджана. Этот шаг больше соответствует армянской повестке, а не азербайджанской. Это, можно сказать, такая односторонняя уступка Азербайджана. Такой шаг Азербайджана, видимо, сделан в ожидании ответного шага со стороны Армении. Но пока ответной реакции мы не видели. Каков план в связи с расширением этой миссии, для чего это нужно Азербайджану, сейчас является интригой.