AZN = 35.47 RUB
USD = 60.25 RUB
EUR = 71.17 RUB
BRENT = 61.43 USD
Новости дня
Политолог Георгий Бовт: Вмешиваться в конфликт в Нагорном Карабахе Трамп не станет

Политолог Георгий Бовт: Вмешиваться в конфликт в Нагорном Карабахе Трамп не станет

Инесса Рассказова    "Москва-Баку"
21.03.2017 17:28

Фото: kommersant.ru
Фото: kommersant.ru

Ведущий ОТР, политолог Георгий Бовт, прославившийся своими яркими и резкими взглядами, в интервью «Москва-Баку» рассуждает о целях предстоящего визита в Россию нового госсекретаря США Рекса Тиллерсона, а также делится своими предположениями о том, какой будет истинная позиция Дональда Трампа по отношению к России, и какова вероятность американского участия в урегулировании конфликта в Нагорном Карабахе.

Георгий Бовт.jpg

- Георгий Георгиевич, сегодня появилась определенность по поводу визита в Россию госсекретаря США Рекса Тиллерсона. Как вы считаете, какова цель этой поездки?

- Прежде всего, определить круг вопросов, по которым возможен диалог между Россией и США. Этот круг вопросов не так велик. Он в какой-то степени включает в себя взаимодействие по Сирии, кибербезопасности, как мне лично кажется, и - постсоветского пространства. Что касается других тем, то взаимодействие по ним может быть только очень ограниченным. Большого интереса в Америке сейчас к сотрудничеству с Россией нет.

- Вы как-то заметили, что, действительно, ни в американских политических кругах, ни в обществе, в данный момент нет запроса на улучшение отношений с Россией. При каких обстоятельствах такой запрос мог бы возникнуть?

- Этот запрос может появиться только тогда, когда российская экономика начнет представлять интерес для иностранных, и прежде всего для американских инвесторов. Как это происходит в Китае, где товарооборот колеблется в районе 500 миллиардов долларов. Все остальные темы нанизываются на экономический интерес. Товарооборот российской экономики в лучшем ее варианте до кризиса 2014 года составлял, для сравнения, 30 миллиардов долларов. Для Америки это ничтожная величина. Бюджет американских городов, причем не самых крупных, значительно больше.

Вопрос ядерных разоружений, о котором я забыл упомянуть в самом начале – вот он довольно интересен для США. Они обвиняют нас в том, что мы нарушаем договор о ракетах средней и малой дальности, это острая тема.

- Какой вам видится подлинная позиция Трампа? Он то говорит о жесткости в отношениях с Россией, к чему его во многом вынуждает то давление, которое на него оказывается, то с явной симпатией называет Владимира Путина «крепким орешком». Что здесь истинно и что – ложно?

- Для Трампа российская тематика в ходе предвыборной кампании была интересна прежде всего тем, что о Путине говорят демократы. Если о Путине демократы говорят плохо, то я буду говорить, что Путин хороший. Это очень упрощенно. Простая апелляция к здравому смыслу. «Если мои политические противники превратили кого-то в исчадие ада, то для меня он таковым не является». Но не более того. За всем этим не стояло никаких планов по налаживанию отношений с Россией, никаких конкретных стратегий. И вообще ничего за этим не было, кроме того, что демократы неправы. Он это сказал. Причем, попутно влип в историю с русскими хакерами, с вмешательством русских в выборы, и сейчас от этой темы Трамп, конечно же, не в восторге. Он продолжает настаивать на своем просто потому, что глупо отступать назад. Однако педалировать вопрос сближения с Россией некому – в США не существует таких лоббистских сил, которые оказались бы в этой ситуации солидарны с Трампом и предложили улучшать отношения с Россией. Поскольку нет запроса ни в американском политическом классе, ни в бизнесе. Если бы сейчас нефть была по 100 долларов за баррель, возможно, такой запрос мог бы появиться на совместную разработку месторождений. Впрочем, вопрос о недопуске к такой разработке каких бы то ни было иностранных инвесторов давно решен…

- Насколько велика сейчас угроза импичмента для Трампа?

- Она гипотетически существует, но в ближайшие два года, пока республиканцы в большинстве в Сенате, ее не будут воплощать в жизни, все такого рода поползновения республиканским большинство будут блокированы. И не потому, что им так нравится Трамп, а потому, что это нанесет большой урон самой партии.

А промежуточные выборы покажут, каким окажется новый расклад в Конгрессе. В общем, сегодня нет смысла говорить об этом. Трамп должен совершить какую-то катастрофическую ошибку, чтобы дело об импичменте показалось неизбежным даже республиканцам.

- Какой должна быть эта ошибка?

- Это может быть дача ложных показаний, нарушение какой-то законности, конфликт, связанный с собственностью. Но для этого нужно еще, чтобы ее копали, эту ошибку. Раскопали, вытащили на свет и дали ход расследованию.

- Георгий Георгиевич, как известно, США традиционно любят вмешиваться во все, или в очень многие мировые конфликты. В связи с этим стоит ли ждать от новой администрации активной реакции на происходящее на Украине? Другой пример, готовы США принять более активное участие в разрешении конфликта в Нагорном Карабахе? Или Трампу сейчас просто не до этого?

- Я думаю, что Нагорный Карабах интересует Трампа сейчас в самую последнюю очередь. А Украина становится все менее интересной даже для Европы. Потому что маловменяемость украинского правящего класса утомляет даже тех, кто был в восторге от революции.

- Почему вы считаете, что Нагорный Карабах интересует в последнюю очередь?

- Потому что в Нагорном Карабахе пока не просматривается никакого очевидного решения, за которым стояли бы силы в этом заинтересованные. Россия скорее всего готова сохранять неопределенность вокруг Нагорного Карабаха. Она не хочет, чтобы чаша весов перевешивала в сторону того или иного варианта. России более интересно сохранять хорошие отношения и с Азербайджаном, и с Арменией и в то же время ни с кем не ссориться, занимая позицию брокера, который в случае военного обострения может вмешаться.

В Америке, с одной стороны, присутствует сильное армянское лобби, которое давит в определенном направлении, с другой стороны – Азербайджан это динамично развивающаяся страна, политически близкая Турции. Если бы Азербайджан лежал сейчас в руинах, в экономическом кризисе, на него можно было бы давить. Однако это состоявшийся игрок на Кавказе, с которым Америка в девяностые годы, может быть, и готова была ссориться. Но сейчас ссориться с Азербайджаном ей совершенно ни к чему.

И потом, повторюсь, в самой ситуации вокруг Нагорного Карабаха не просматривается никакого решения. Если бы две стороны о чем-то минимально договорились, например, о передаче Азербайджану оккупированных армянами, совершенно бесспорных территорий, то это бы все поддержали. И Россия, и Америка. Тем не менее, даже в этом вопросе Армения уступить не готова. В силу своих внутриполитических причин, очень сильных националистических настроений в обществе под названием «ни пяди земли, даже оккупированной, отдавать Азербайджану нельзя!». Россия, соответственно, не хочет давить на Армению, потому что это может окончиться сменой режима. С непонятными последствиями.

- Если напоследок вернуться к Тиллерсону, то на Украине уже указали на такую важную с точки зрения украинских политиков деталь: Рекс Тиллерсон отправится в Россию лишь после того, как посетит азиатские страны. Это говорящая деталь в том смысле, что приоритеты в новой дипломатической стратегии США уже расставлены?

- Опять же смотрим на объем торговли между Россией и США и между США и Китаем. Естественно, приоритеты расставлены. Китай – это важное направление американской внешней политики и американской внешней торговли. Россия в данном случае вторична по сравнению с Китаем.

- Несмотря на то, что Трамп уже успел поссориться с Китаем?

- То, как Трамп поссорился с Китаем говорит о том, что Америка именно поссориться с Китаем не может. Слишком велики экономически интересы. Поэтому встреча между Трампом и Си Цзиньпином произойдет, скорее всего, раньше, чем встреча между Трампом и Путиным.