AZN = 34.73 RUB
USD = 59.14 RUB
EUR = 69.47 RUB
BRENT = 63.35 USD
Новости дня
Реплика политического обозревателя Сергея Строканя: Наступает время Карабаха. О чем говорили Путин и Эрдоган в Сочи (видео)

Реплика политического обозревателя Сергея Строканя: Наступает время Карабаха. О чем говорили Путин и Эрдоган в Сочи (видео)

20.11.2017 16:31

Новый всплеск дипломатической активности по урегулированию армяно-азербайджанского конфликта с участием ведущих мировых держав анализирует политический обозреватель Сергей Строкань – специально для портала «Москва-Баку»

После некоторого затишья в мировых и региональных столицах во весь голос вновь заговорили о Карабахе. Под занавес года ведущие внешние игроки, способные стать посредниками между Баку и Ереваном, словно вспомнили, что уходящий год не принес никаких значимых результатов в урегулировании армяно-азербайджанского конфликта, и, спохватившись, прилагают все силы для того, чтобы реабилитировать дипломатию. Пытаются дать ей еще один шанс, который позволит не считать 2017-й еще одним упущенным годом для решения карабахской проблемы.

Собирающийся на следующей неделе с визитами в Армению и Азербайджан российский министр иностранных дел Сергей Лавров в очередной раз попытается развернуть перед коллегами дорожную карту карабахского урегулирования.

Задача Сергея Лаврова - нанести на эту карту ту невидимую точку, в которой находится дипломатический процесс по Карабаху после целой серии встреч и переговоров последних дней и недель, в которых центральная роль принадлежала Москве.

Напомним, что предстоящей поездке российского министра непосредственно предшествовали состоявшийся на этой неделе визит в Москву президента Армении Сержа Саргсяга, который провел переговоры со своим российским коллегой Владимиром Путиным. В свою очередь, Владимир Путин в эту же неделю принял в Сочи турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана, который накануне прямо заявил о том, что едет в России обсуждать не только Сирию и двусторонне торгово-экономическое сотрудничество, но и Карабах. Несмотря на то, что Армения и Турция находятся на разных геополитических полюсах, Владимир Путин стал тем лидером, с которым одинаково доверительно смогли говорить и Серж Саргсян и Реджеп Эрдоган.

К этому нужно добавить, что именно в Москве на этой неделе прошла встреча сопредседателей Минской группы ОБСЕ (Россия, США, Франция), в ходе которой обсуждались пути реализации договоренностей, достигнутых во время встреч президентов Алиева и Саргсяна, состоявшихся в 2016-2017 годах в Вене, Санкт-Петербурге и, наконец, месяц назад в Женеве.

Официальные заявления, которые делают стороны, весьма скупы и обтекаемы, что вполне понятно: переговоры по Карабаху идут за закрытыми дверями. Обнародовать раньше времени звучащие на них инициативы – значит, вызвать нежелательный ажиотаж вокруг эмоционально предельно заряженного вопроса Нагорного Карабаха, начать новую войну слов «горячих голов» с обеих сторон и тем самым перечеркнуть усилия дипломатии.

Впрочем, подтверждением того, что дипломатия не стоит на месте, стало российско-турецкое сближение, способное позитивно сказаться и карабахском урегулировании.

Обращает на себя внимание, что комментируя итоги своей встречи с Владимиром Путиным, Эрдоган привел слова российского лидера о том, что он считает компромисс возможным.

Активность Анкары может стать той гирькой на весах урегулирования, которая позволит склонить ситуацию в пользу положительного решения.

В свою очередь Москва также должна быть заинтересована в политическом решении, учитывая целый ряд факторов, связанных как с торгово-экономическим и энергетическим сотрудничеством, так и с ситуацией в области безопасности.

Москве важно добиться реализации проекта Турецкого потока, перетянуть Анкару на свою сторону в противостоянии с Западом и урегулировании сирийского конфликта, укрепить военно-техническое сотрудничество, несмотря на то возражение НАТО и на то давление, которое оказывается в Брюсселе на Турцию. Вспомните хотя бы покупку Анкарой у Москвы ПЗРК С-400. Сколько шума вызвала на Западе эта сделка.

Все это заставляет Москву занять более активную и четкую позицию, используя те немалые рычаги, которые у нее есть.

В чем будет состоять суть компромисса – будет ли в его основу положена модернизированная «казанская формула», которую Ильхам Алиев и Серж Саргсян обсуждали в столице Татарстана еще с Дмитрием Медведевым, или стороны попытаются опираться на «мадридские принципы», остается неясным. Интрига по этому вопросу будет сохраняться до последнего момента.

Тем не менее, определенные выводы можно сделать уже сегодня. Главный вывод состоит в том, что этой осенью стрелки карабахского урегулирования, которые в последние годы двигались ни шатко, ни валко, если не стояли на месте, перевели вперед, а не назад. В том смысле, что, похоже, все, наконец-то, осознали, что у Баку и Еревана «нет в запасе вечности», как говорил Маяковский. И проблему Карабаха необходимо решать ускоренными темпами, на основе принципов международного права, как того требуют оставшиеся на бумаге давние резолюции Совета безопасности ООН.

Второй вывод состоит в том, что наблюдаемая сегодня беспрецедентная дипломатическая активность вокруг Нагорного Карабаха неизбежно накапливает некую критическую массу договоренностей, игнорировать которую в определенный момент будет просто невозможно. То есть, бесконечное хождение по кругу, переговоры ради переговоров, о неприемлемости которых продолжает напоминать Баку, станут просто неуместными. Сохранить статус-кво, который до последнего времени устраивал Ереван, судя по всему, не удастся. 

Напомним, что еще прошлой весной президент Саргсян заявлял о том, что условия для нового диалога отсутствуют. Но, судя по всему, ситуация меняется, и об этом вполне могла идти речь на этой неделе на его переговорах с Владимиром Путиным в Москве. Ведь если бы главной целью и дальше было просто оставить все как есть, то не было бы таких сверх усилий с участием России, Турции и Минской группы ОБСЕ, которые мы наблюдаем сегодня.

Третий вывод состоит в том, что по мере продвижения дипломатии уменьшается риск возвращения конфликта в горячую фазу, как это было в апреле 2014 года, и пусть по капле, но накапливается взаимное уважение, вырабатывается способность слышать оппонента и делать шаг ему навстречу. Каким бы сложным ни был этот шаг.

Мы не знаем, какой будет конечная формула карабахского урегулирования, но все более очевидно, что этой формуле – быть. Время карабахского урегулирования ускоряется и его уже не остановить.