AZN = 40.2 RUB
USD = 68.2 RUB
EUR = 79.36 RUB
BRENT = 78.76 USD

Реплика политического обозревателя Сергея Строканя: Неудобные вопросы Николу Пашиняну (видео)

Реплика политического обозревателя Сергея Строканя: Неудобные вопросы Николу Пашиняну (видео)

07.05.2018 12:45

Актуальные задачи внешней политики Армении в случае прихода к власти «народного премьера» анализирует политический обозреватель Сергей Строкань – специально для портала "Москва-Баку"

Кризис в Армении близится к развязке. Заявив о готовности проголосовать за кандидата от оппозиции, правящая Республиканская партия фактически признала свое поражение в растянувшейся на несколько недель битве за кресло премьер-министра. Не утвердив в этой должности Никола Пашиняна с первого раза, «республиканцы», судя по всему, лишь отсрочили триумф «народного премьера», имеющего все шансы взять реванш со второй попытки. Это означает, что уже 8 мая у Армении должен официально появиться новый лидер - Никол Пашинян, которому предстоит расстаться с привычным мегафоном и сменить камуфляж и бейсболку на цивильный костюм с иголочки, начав новый этап в своей головокружительной политической карьере.

Ставки в этой игре максимально высоки: ведь речь идет не только о будущей судьбе самого Пашиняна, но и о судьбе всей страны, явно застоявшейся в своем развитии и громко, на весь мир потребовавшей реальных перемен.

Учитывая, что в армянской политике наступает смена вех, все внимание сегодня приковано к фигуре кумира улиц и площадей и его заявлениям, по которым читающие между строк наблюдатели пытаются определить, как изменится внутренняя и внешняя политика Никола Пашиняна после завершения эпохи Саргсяна.

Внимательно следят за его высказываниями и действиями не только в Ереване, но и в Баку, и, разумеется, в Москве, где есть многочисленная армянская диаспора, а также значительное число граждан Армении – доброжелательных, трудолюбивых, мастеровитых, всегда оказывающихся там, где не хватает рабочих рук. За последние недели, находясь за тысячи километров от Еревана, я успел переговорить с десятками армян, пытаясь лучше понять, куда идет их страна или историческая родина. Должен признаться: из всех опрошенных мною только один человек, известный московский политолог, негативно отнесся к уличным протестам в Армении, назвав их угрозой демократии. Он говорил об уходе Сержа Саргсяна с болью, заявив о наступающем торжестве охлократии или, попросту говоря, власти толпы, находящейся под влиянием популистов и демагогов во главе с Пашиняном. Когда Серж Саргсян ушел, мой собеседник в сердцах сказал: «Сегодня мне стыдно за Армению!».

Другие мои собеседники – строители, водители такси, жестянщики и маляры в автосервисах, напротив, говорили о том, что они горой стоят за Пашиняна. Смысл их высказываний сводился к тому, что при всей их любви к России, они бы не поехали на заработки в Москву, но были вынуждены это сделать, чтобы прокормить свои семьи, своих престарелых родителей, получающих мизерные пенсии. В своих бедах они винили Сержа Саргсяна и его команду, говоря о том, что острые социальные и экономические проблемы не решаются многие годы.

О внешней политике и об отношениях с соседями они почти не говорят, возможно, понимая всю деликатность темы. Лишь один из них – немолодой таксист, выразил мнение о том, что развитие Армении сдерживают проблемные отношения с Турцией и Азербайджаном, включая карабахский конфликт. «Где, в каких региональных инфраструктурных проектах сегодня участвует Армения, почему мы не используем свое географическое положение с выгодой для себя, так, как могли бы это делать и как это делают наши соседи?», -- недоумевал мой собеседник.

На фоне самых разных оценок сам Никол Пашинян не устает повторять, что у протестного движения в Армении нет «никаких внешнеполитических требований», «никакого внешнеполитического и геополитического контекста».

Первым делом он спешит заверить, что «отношениям России и Армении ничего не угрожает», что Армения останется в Евразийском экономическом союзе, а также в Организации договора коллективной безопасности.

То, что Армения никуда не уходит от России, а остается ее союзником в Закавказье, это, конечно, хорошая новость, которая вызовет в Москве вздох облегчения.

Тем не менее, и для Армении, и для ее соседей по региону, и для Запада, остается главный вопрос: сумеет ли Никол Пашинян сохранить внешнюю политику Еревана на всех направлениях, а не только на российском, в неприкосновенности – в том же виде, какою она на протяжении многих лет была при Серже Саргсяне.

Возможно ли это, да и нужно ли это Армении?

И вообще, не утопия ли это – думать, что требования радикальных перемен внутри страны в итоге никак не скажутся на внешней политике, как на некой особой сфере, в которой ничего не меняется, кто бы ни находился у власти в Ереване – хоть Саргсян, хоть Пашинян, хоть кто-то еще. Хочет того Никол Пашинян или нет, но внутренняя и внешняя политика – это сообщающиеся сосуды, две стороны одной медали.

Пока заявления Никола Пашиняна не позволяют сделать однозначный вывод о том, что он готов продемонстрировать по-настоящему новый подход и новое понимание вопросов внешней политики и отношений с соседями. Его заявления о том, что обязательства партнеров Армении внутри ОДКБ и Евразийского экономического союза недостаточно четко определены, можно интерпретировать как намек на то, что Армении чего-то недодают, что она чего-то недополучает. Между тем, как союзник Москвы, уже сегодня Армения получает от нее ощутимую экономическую, финансовую и военную помощь – одни передаваемые ей разработки российского ВПК измеряются миллионами долларов.

Пока нет признаков готовности сдвинуть с мертвой точки и отношения с Азербайджаном. «Нас беспокоит, когда мы видим, что Белоруссия и Азербайджан очень сближаются», -- заявил Никол Пашинян на этой неделе в интервью газете «Коммерсантъ».

Возникает вопрос – а почему две бывшие советские республики - Белоруссия и Азербайджан не должны сближаться, используя потенциал взаимовыгодного плодотворного сотрудничества? Почему это должно так беспокоить Армению?

В том же интервью Никол Пашинян признал, что его беспокоят и отношения России с Азербайджаном – а именно, сотрудничество Москвы и Баку в военной сфере. На вопрос: «Вы намерены поднимать эти вопросы в случае, если возглавите правительство?», он ответил: «Конечно, беспокоят. Конечно, мы должны об этом говорить. А что, Россию все устраивает в политике Армении? Думаю, что у них тоже есть, что сказать».

Наконец, пока никак не сформулировал Никол Пашинян свою позицию и по Нагорному Карабаху. Видимо, понимая, что эта тема – минное поле, которое так хочется обойти стороной. Но если и по Карабаху будет сделана ставка на сохранение пресловутого статус-кво, то все сведется к повтору тех старых ходов, которые мы наблюдали все последние годы. Карабахское урегулирование останется там же, где и сегодня — в глухом тупике. Со всеми вытекающими из этого последствиями.

Замахнувшись на то, чтобы радикально перестроить экономический уклад внутри страны, покончить с коррупцией или хотя бы наступить ей на хвост, решить социальные проблемы, наивно полагать, что можно будет остановиться на полпути. Рано или поздно новому руководству Армении придется признать, что развитие страны тормозит и отсутствие четкого понимания внешних интересов и осознание того скрытого потенциала, который таит в себе многостороннее международное сотрудничество, в том числе, с ближайшими соседями.

Так что на трудные, неудобные вопросы лучше попытаться ответить как можно раньше.