AZN = 36.59 RUB
USD = 62.25 RUB
EUR = 73.56 RUB
BRENT = 73.25 USD

Реплика политического обозревателя Сергея Строканя: От Катара до Карабаха

Реплика политического обозревателя Сергея Строканя: От Катара до Карабаха

19.06.2017 16:35

О последствиях дипломатического кризиса в Персидском заливе и универсальных механизмах дипломатии размышляет политический обозреватель Сергей Строкань – специально для портала «Москва-Баку»

Пребывающий в состоянии постоянной турбулентности исламский мир переживает новое потрясение, которое станет испытанием для десятков государств, находящихся сразу в нескольких регионах – от Ближнего Востока до постсоветского пространства и Юго-Восточной Азии. Пойдя на беспрецедентный шаг – разрыв или понижение дипломатических отношений с Катаром, одним из ключевых игроков в Персидском заливе и на Ближнем Востоке, Саудовская Аравия, Египет и еще несколько стран предельно взвинтили ставки в большой геополитической игре. Остается понять, кто выиграет, а кто проиграет, и какие последствия повлечет за собой поразивший Ближний Восток самый острый дипломатический кризис последних десятилетий.

Инициаторы блокады Катара дают понять, что, дескать, во всей этой истории для них есть некие принципиальные вещи, поважнее арабской и исламской солидарности. Той самой солидарности, о которой исправно говорят на многих международных форумах и встречах, включая последний саммит в саудовской столице Эр-Рияде, где в конце мая собрались лидеры более чем 40 арабских и исламских государств, включая президента Азербайджана Ильхама Алиева.

Страны, которые разорвали отношения с Катаром, предъявляют ему длинный список обвинений -- от поддержки Ирана, в котором Саудовская Аравия и ее союзники по-прежнему видят региональную «империю зла» и непримиримого соперника, до покровительства действующим на Ближнем Востоке террористическим группировкам.

Суть этих претензий и насколько они обоснованы – это отдельная тема. Но какими бы ни были претензии, невозможно не заметить, что вслед за Саудовской Аравией другие государства, как по команде, перешли в генеральное наступление на Катар. Почему они молчали раньше и вдруг их всех – причем одновременно -- прорвало? Что заставило их, двигаясь, как в синхронном плавании, подвергнуть Эмират столь жесткому прессингу?

Сценарий кризиса вокруг Катара наводит на мысль о том, что, на самом деле, мы имеем дело со скоординированной кампанией. Но, как известно, любое действие рождает противодействие, на один сценарий найдется другой. Вокруг Катара, имеющего свои немалые рычаги влияния, уже формируется альтернативная коалиция государств, отказавшихся играть в одной команде против опального Эмирата.

В этом смысле показательную позицию заняла Турция – почти союзник Катара и один из ближайших региональных партнеров Азербайджана. «Изоляция Катара – это смертельная ошибка, противоречащая исламским ценностям», -- предупредил на этой неделе президент Турции Реджеп Тайип

Эрдоган. Он послал четкий сигнал Эр-Рияду, призвав к скорейшему примирению с Катаром и выразив мысль о том, что «король Саудовской Аравии как лидер государств Персидского залива должен урегулировать кризис». Весьма символично, что турецкий лидер отмежевался от кампании конфронтации с Катаром, и это несмотря на весьма напряженные отношения его страны с Ираном.

Таким образом, на сей раз Тегеран и Анкара оказались в одном лагере. Играть против Эмирата на Ближнем Востоке также не намерены Кувейт, Оман и Марокко, а в другом регионе – Южной Азии, о нежелании разрывать дипотношения с Катаром заявил премьер-министр Пакистана Наваз Шариф.

Сегодня, когда становится все более очевидно, что за неделю-другую сделать нового международного изгоя из Катара все равно не получится, нельзя не обратить внимание на то, как в этой ситуации ведет себя Баку. Как и следовало ожидать, Азербайджан в нынешние конфронтационные игры вокруг Катара, делящие исламские государства на хороших и плохих парней, на своих и чужих, не играет.

О многовекторности политики Азербайджана, направленной одновременно на Восток и на Запад, на Север и на Юг сказано немало. Однако, когда происходит каждый новый кризис или конфликт, вынуждающий многие государства «дружить против», вступать в альянсы и «контральянсы», мы получаем новую возможность понять, что же представляет собой эта многовекторность. Напомним, что Азербайджан не входит ни в какие альянсы, последним подтверждением чего стало неучастие Баку проекте ближневосточного НАТО, создаваемого Саудовской Аравией под эгидой США и направленного против Ирана.

Президент Азербайджана Ильхам Алиев, принявший участие в недавней встрече исламских лидеров в Эр-Рияде, в саудовской столице не стал играть в антииранские игры, оставшись над схваткой. А сегодня, когда ситуация зеркально повторилась -- на сей раз по отношению к Катару, Азербайджан вновь показал, что многовекторность – это, прежде всего, готовность к конструктивному сотрудничеству и преумножению его потенциала, что не оставляет места конфронтации.

Дело не в том, что Баку и Доха постоянно поддерживают контакты на высшем уровне. Напомню, что в феврале этого года Ильхам Алиев посетил Катар с визитом, встретившись с высшим руководством страны и обсудив перспективы энергетического, торгово-экономического и инвестиционного сотрудничества. А в прошлом году в азербайджанской столице побывал эмир Катара шейх Тамим. В Баку понимают, что дипломатические конфликты и скандалы – подобные нынешней геополитической буре вокруг Катара -- одинаково губительны для всех их участников, отвлекая их силы и распыляя ресурсы, которые могли бы пойти на решение реальных, а не вымышленных проблем и кризисов безопасности.

Что же касается взаимных претензий и обид, сколь бы серьезными они ни были – то их надо обсуждать за столом переговоров, выкладывая на него свои козыри и аргументы, а не выжидать момент, чтобы сжечь мосты или громко хлопнуть дверью.

В этой истине можно было не раз убедиться на примере Карабаха.