AZN = 40.2 RUB
USD = 68.2 RUB
EUR = 79.36 RUB
BRENT = 78.76 USD

Реплика политического обозревателя Сергея Строканя: Сто дней Пашиняна - вопросов все больше (видео)

Реплика политического обозревателя Сергея Строканя: Сто дней Пашиняна - вопросов все больше (видео)

"Москва-Баку"
17.08.2018 14:43

Новые перипетии в политике Армении, возникшие в связи с неожиданным освобождением из-под стражи экс-президента Роберта Кочаряна анализирует политический обозреватель Сергей Строкань – специально для портала "Москва-Баку"

Сто дней правления премьер-министра Армении Никола Пашиняна, которые в Ереване отмечают на этой неделе, проходят на фоне неожиданного события, которое для многих и вовсе стало сенсационным: Апелляционный суд Армении удовлетворил ходатайство адвокатов экс-президента Роберта Кочаряна, обвиняемого в свержении конституционного строя, и выпустить его из-под стражи. Освобождение одного из соратников экс-президента Сержа Саргсяна -- представителя старой элиты, пришедшей к власти после войны в Карабахе и к сегодняшнему дню утратившей доверие широких масс, вызвало немало вопросов. Главные из них -- куда идет произошедшая в республике бархатная революция и как теперь будут развиваться отношения с Азербайджаном и решение карабахской проблемы.

Эти вопросы становятся все более актуальными: возглавляемая экс-президентом Левоном Тер-Петросяном партия «Армянский национальный конгресс» в связи с решением Апелляционного суда выступила с экстренным заявлением, назвав освобождение Роберта Кочаряна незаконным и предупредив об угрозе «контрреволюционного реванша» в Армении.

По версии политической силы Левона Тер-Петросяна, в свое время снискавшего репутацию одного из соратников Никола Пашиняна, Апелляционный суд принял незаконное решение «под влиянием неких сил», которые инициировали обращение 46 депутатов в защиту Роберта Кочаряна на фоне «активной пропаганды против действующих властей в СМИ, контролируемых Робертом Кочаряном». Что это за загадочные «некие силы» в обращении «Армянского национального конгресса» не говорится.

Тем не менее, представители этой партии приняли решение 17 августа выйти на площадь и принять участие в митинге, намеченном лидером армянской революции Николом Пашиняном, чтобы заявить о своем несогласии с действиями властей. 

Подтверждением того, что, по крайней мере, часть армянского общества встретила освобождение Роберта Кочаряна в штыки, стала и акция группы гражданских активистов, сорвавших его пресс-конференцию в гостинице «Эребуни Плаза» и устроивших манифестацию у здания Апелляционного суда. «Мы добились своей цели, пресс-конференция сорвана. Этим мы хотели показать отношение общественности к освобождению Кочаряна», - заявил журналистам один из участников пикета.

В свою очередь, в команде Роберта Кочаряна немедленно предъявили счет за срыв пресс-конференции новым властям Армении, назвав случившееся «подавлением инакомыслия» и свидетельством того, что новое руководство способно «начать политические преследования против оппонентов». Хотя сам Никол Пашиян открыто не поддержал митингующих, представители экс-президента Кочаряна настаивают, что за этой акцией стоят «проправительственные активисты и близкие друзья, соратники Никола Пашиняна», которые перед телекамерами устроили дешевое представление, «изображая озлобленный народ».

Самым интригующим же стало признание пресс-службы Роберта Кочаряна, что на этой несостоявшейся пресс-конференции экс-президент, оказывается, собирался сделать какие-то важные политические заявления и дать ответы на многие вопросы. Однако поскольку общение прессой не состоялось, то признания Кочаряна, способные пролить свет на происходящее, так и не прозвучали. Вопросы остались без ответов.

Интересно, что в условиях все большего размежевания в Ереване и наблюдаемого обострения борьбы старой и новой элиты сам Никол Пашинян, как ни в чем ни бывало, пытается представить ситуацию так, словно все идет по плану и начатая им революция не сбивается с курса. Вот что он заявил уже после того, как Апелляционный суд освободил Роберта Кочаряна из-под стражи: «Нет в Армении силы, которая бы смогла остановить победу народа. В Армении нет альтернативы установлению законности. Все те, кто нарушил государственные законы, должны ответить за это». «Мы не планируем заменять правонарушения других нашими правонарушениями, грабеж государства заменять нашим грабежом», -- добавил армянский лидер. 

Возникает вопрос: что дальше?

Что касается судьбы Роберта Кочаряна, то очевидно, что судебная тяжба и перетягивание каната в его деле продолжатся. Не случайно генпрокуратура уже рассматривает вопрос об обжаловании решения Апелляционного суда. Это означает, что главная борьба – впереди.

Однако у этой истории есть не только юридическая, но и отчетливая политическая составляющая, которая перевешивает юридическую. Ведь, если вдуматься, то история с освобождением Роберта Кочаряна вполне может стать прецедентом, после которого маятник в армянской политике, пусть и не сразу пойдет в обратную сторону. И все вернется на круги своя.

В окружении Левона Тер-Петросяна называют это «контрреволюционным реваншем», однако на самом деле это может быть попыткой Никола Пашиняна найти новый консенсус, новый баланс сил между новой элитой и старой гвардией все еще обладающей немалыми ресурсами и возможностями для того, чтобы влиять на ситуацию в республике. Не будем забывать, что есть большая разница между революционерами на площади и теми же революционерами, но уже пришедшими во власть. Это доказывает опыт многих стран, и Армения вполне может вписаться в эту общемировую тенденцию.

В России последние перипетии в Ереване по понятным соображениям не комментируют: Армения – суверенное государство, которое вправе решать, кого и когда судить, а кого миловать. Москву, прежде всего, волнует то, как скажется меняющаяся с каждым днем политическая ситуация в Армении на участии республики в евроазиатской интеграции и структурах коллективной безопасности на постсоветском пространстве, не возникнут ли новые осложнения на этом пути.

Некоторые заявления из Еревана, звучавшие в первые сто дней правления Никола Пашиняна, были противоречивыми. Предъявление обвинений в свержении конституционного строя генсеку Организации Договора о коллективной безопасности Юрию Хачатурову и вовсе вызвало в российской столице легкий фурор. Однако при этом Никол Пашинян успел уже два раза встретиться с президентом Путиным, который познакомил его с президентом Алиевым в Москве и неоднократно давал понять, что резких поворотов во внешней политике Армении не произойдет: страна останется членом ЕАЭС и ОДКБ. Но при этом он также успел побывать и на саммите НАТО – это в самый разгар противостояния Североатлантического альянса с Москвой.

Таким образом, еще один актуальный вопрос: сможет ли Никол Пашинян сохранить верность своим внешнеполитическим декларациям в течение вторых ста дней нахождения у власти и далее – во время всего срока своего правления.

Впрочем, ситуацию неопределенности, нарастающую в Ереване, лучше всего иллюстрирует отношение новых армянских властей к проблеме Нагорного Карабаха. «Мы выразили политическую готовность продолжить переговоры по Карабаху в конструктивном русле - в рамках взятых политических обязательств и в контексте интересов Армении», - заявил на днях Никол Пашинян. Казалось бы, призыв к переговорам можно только приветствовать. Но впрочем, армянский премьер тут же оговорился: «Для возобновления переговоров, особенно в нынешней политической ситуации, нужен подготовительный этап, предусловие». О каком предусловии идет речь и окажется ли оно приемлемым для Баку, Никол Пашинян не сообщил. Еще больше запутало ситуацию его загадочное признание, что Ереван «готов к любому сценарию развития событий по Карабаху».

Хочется верить, что в списке этих сценариев военный сценарий отсутствует. Впрочем, число вопросов к Николу Пашиняну растет, и карабахский вопрос остается главным.