AZN = 39.42 RUB
USD = 66.88 RUB
EUR = 76.18 RUB
BRENT = 71.81 USD
Новости дня

Российские эксперты: Азербайджан, Россия и Иран будут всеми способами защищать транспортный коридор «Север-Юг» от санкций Трампа

Российские эксперты: Азербайджан, Россия и Иран будут всеми способами защищать транспортный коридор «Север-Юг» от санкций Трампа

Нана Хоштария    "Москва-Баку"
27.05.2018 00:54

/upload/iblock/67f/67fe0876a10b12b73491ca7080417221.png

После объявления американским президентом Дональдом Трампом о выходе США из ядерной сделки по Ирану (Совместного всеобъемлющего плана действий, СВПД), госсекретарь Майк Помпео 21 мая объявил новую стратегию США по Ирану и анонсировал беспрецедентное финансовое давление на Иран. При этом, пригрозил Помпео, санкции будут становиться все более болезненными – до тех пор, пока Иран не изменит свой курс. «Речь идет о самых жестких санкциях в истории», - отметил глава внешнеполитического ведомства США.

Если санкции будут касаться прежде всего экономики Ирана, возникает вопрос, могут ли они каким-то образом коснуться и глобального проекта транспортного коридора «Север-Юг», в котором принимают участие Россия, Азербайджан и Иран.

Напомним, что "Север-Юг" призван соединить Северную Европу с Юго-Восточной Азией, в том числе объединить железные дороги Азербайджана, Ирана и России. На первом этапе по коридору планируется транспортировать пять миллионов тонн грузов в год, а в дальнейшем - более 10 миллионов тонн грузов. Для Азербайджана проект является одним из стратегических. Транспортный коридор позволит триумвирату России, Азербайджана и Ирана, сформировавшемуся в 2016 году (а в этом году по очереди, саммит президентов, должен пройти в России), стимулировать взаимные инвестиции, взаимную торговлю, совместные проекты в промышленности. Это вопросы выхода на евразийский рынок.

Стратегическое качество проекта для Азербайджана подтверждается и тем, что, к примеру, для активизации строительства недостающего на иранской территории участка Астара — Решт правительство Азербайджанской Республики выделило Ирану кредит на сумму 500 миллионов долларов.

Основным преимуществом международного транспортного коридора "Север-Юг" по сравнению с другими маршрутами является уменьшение расстояния и сроков доставки грузов в два-три раза.

По железнодорожной ветке Астара (Азербайджан) – Астара (Иран) 8 февраля этого года был пущен первый испытательный поезд из России, что стало первым этапом реализации коридора «Север-Юг». В марте в ходе визита президента Ирана в Азербайджана в присутствии высоких официальных лиц была открыта первая фаза железной дороги Астара-Астара между Ираном и Азербайджаном.

О том, отразятся ли те самые «грандиозные» американские санкции на проекте «Север-Юг», важном как для Ирана, так и для Азербайджана и России, «Москва-Баку» рассказали эксперты.

Без названия.jpgЗаведующая сектором Ирана Центра изучения стран Ближнего и Среднего Востока Института востоковедения РАН Нина Мамедова считает, что санкции могут затронут и МТК «Север-Юг». «Риск для МТК «Север-Юг» заключается именно в том, что США будут оказывать давление на западных партнеров. Ситуация очень сложная. И очень многое будет зависеть от европейских партнеров. Страны ЕС заявили, что будут совместно бороться за нужные проекты и за то, чтобы их компании, работающие с Ираном, вышли из ситуации с наименьшими потерями. Это очень сложно в аспекте тех убытков, которые западные компании могут понести. Взять Total, которая в итоге ушла из Ирана. У нее с 2014 года был очень выгодный контракт. Но 30 процентов акционеров – американцы. И финансовые расчеты Total происходят главным образом через американские банки. Она не может рисковать. Эти убытки Макрон Total не покроет никогда. Глава европейской дипломатии Федерика Могерини, президент Франции Эммануэль Макрон отчетливо заявили: мы за сохранение ядерной сделки с Ираном, но все-таки каждая европейская компания будет решать сама – работать ей с Ираном или нет. Декларативно Европа против, она будет защищаться. Фактически же это будет сделать очень сложно. Как экономист я не вижу, как Запад реально может защитить свои компании от этого давления. Все в мировой экономике слишком плотно связано. Поэтому, поскольку и «Север-Юг» связан с Западом, все будет зависеть от степени давления со стороны американцев на западные компании. Общая мощность коридора довольно значительная и составляет почти 30 млн тонн грузов. На сегодняшний же день через него проходит не более 7 млн тонн. Эта недозагрузка объясняется главным образом тем, что из европейских стран поступает мало товаров. Если западные компании будут сворачивать свое инвестиционное сотрудничество с Ираном, тогда товарные потоки буду сокращаться, что скажется и на коридоре», - cчитает эксперт.

При этом Мамедова отметила, что Россия, Иран и Азербайджан в случае давления на «Север-Юг», будут всеми способами стараться его защитить. «Россия сегодня находится почти в таком же положении, как и Иран, с точки зрения давления, санкций. И формат Россия-Иран-Азербайджан будут стараться защищать и продвигать свои проекты, тем более, что в проекте «Север-Юг» они более чем заинтересованы. Важно отметить и то, что под «Север-Юг» российское правительство приняло стратегию развития Каспия. Предполагалось, что в русле этого коридора будет производиться модернизация портов.

Москва, Баку и Тегеран будут действовать в рамках международного правового поля в этом отношении», - говорит Мамедова.

Вместе с тем эксперт считает, что в случае, если проекта «Север-Юг» коснутся санкции, их смягчению может помочь Китай. «Китай заинтересован в том, чтобы работал южный пояс его «Нового Шелкового пути», а Иран в этом проекте как раз занимает стратегическое место.

В сложившихся условиях сторонам стоит продолжать наращивать мощность железнодорожного пути, особенно по Западному Каспию – от Астары до южных портов. Эти пути можно сделать более производительными для того, чтобы соединить с Чабахаром в Иране. Чабахар в Иране и Гладар в Пакистане – базовые точки для наполнения китайского «Шелкового пути», и поэтому Китай будет делать все, чтобы проект работал. Такой подход как раз мог бы снизить эффективность американских санкций на «Север-Юг».

Также эксперт сделала предположение, какие секторы экономики Ирана могут попасть под основной удар США. «Верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи дал понять, что ИРИ будет оставаться в договоре, пока ограничения не коснутся закупки нефти. Действительно, в первую очередь под удар санкций попадет нефтегазовая отрасль. Иран только-только смог восстановить объем добычи нефти, выйти сейчас на максимальный уровень экспорта. Но теперь, чтобы наращивать экспорт да даже поддерживать уровень добычи, нужна модернизация действующих скважин и освоение новых. Без западных технологий осваивать месторождения Ирану будет очень сложно. Под вопросом стоят новые газопроводы. Если сразу после заключения СВПД расчет был на то, что Европа будет увеличивать поставки газа и США соглашались на участие Ирана в TANAP, то теперь речи об этом нет. Ирану же важно расширять свои возможности по экспорту газа, о чем Иран начал договариваться с европейскими странами, но теперь это вряд ли получится из-за американских санкций. Вместе с тем нельзя исключать и такой сценарий: Иран как восточная страна при давлении на нее в начале будет пытаться противостоять, а потом уже договариваться. Но исторически Иран показал, что при необходимости может и умеет договариваться».

NikolayKozhanovCrop-e1447493010472.jpgВостоковед, экономист Николай Кожанов обращает внимание на то, что сегодня проект «Север-Юг» сам по себе имеет ряд проблем, которые стоило бы решить в первую очередь. «Санкции здесь могут стать лишь одним из элементов. Российской части проекта нужно прежде всего решить насущные проблемы, а это загрузка транспортного коридора, необходимость определиться с потоком товаров и услуг, которые будут через него идти. Второй момент – это транспортная инфраструктура. Изначально приоритет давался каспийскому направлению, но у России остаются проблемы с неразвитостью инфрасруктуры портов. Речь о реализации проекта ведется очень давно. Жесткие американские санкции начали накладываться еще с 2006 года. Но и до этого коридор не сильно развивался, поэтому, прежде всего стоит обратить внимание на то, чтобы России самой стоило ускорять процессы. И здесь прежде всего Азербайджан пытается быть активным. Трехсторонние саммиты России-Азербайджана-Ирана, которые дважды прошли за последние годы, затрагивали и вопрос коридора. Работа в трехстороннем формате ведется, но важно наращивать ее».

Николай Кожаной, впрочем, как и Нина Мамедова, считает, что пока транспортному коридору санкции угрожают менее всего. «Санкции, на которые указывает Вашингтон, в первую очередь коснутся сектора, от которого сильно зависит иранская экономика – это нефть. Также, возможно, санкции коснутся и страхования грузов. Коридору же «Север-Юг» санкции угрожают в меньшей степени».