AZN = 38.66 RUB
USD = 65.58 RUB
EUR = 74.99 RUB
BRENT = 72.61 USD

Российский эксперт: Меркель будет вынуждена занять более проазербайджанскую позицию

Российский эксперт: Меркель будет вынуждена занять более проазербайджанскую позицию

Олег Белозеров    "Москва-Баку"
27.08.2018 12:35
/upload/iblock/e5c/e5c98b0f6c3651b9043062f014d16119.jpg

Политологи подводят итоги турне канцлера ФРГ Ангелы Меркель по Южному Кавказу. Особое внимание экспертов привлекло обещание канцлера выдать Грузии 150 млн евро на строительство подземного газохранилища, а также заявление о готовности Германии участвовать в урегулировании в Нагорном Карабахе. Оба этих громких заявления Меркель косвенно подтвердили то предсказание Reuters, которое прозвучало накануне визита. Опираясь на свои источники в немецком правительстве, агентство назвало основной целью Меркель Баку, а главной темой – налаживание экспорта азербайджанского газа в Европу по «Южному газовому коридору» (ЮГК).

Очевидно, что хранилище в Грузии предназначено для еще более надежной работы ЮГК. Также очевидно: хотя «коридор» обходит стороной Карабах, в любом случае для бесперебойной работы газопровода требуется минимизировать военные риски в регионе. Не исключено, что Евросоюз теперь попытается усилить свою миротворческую роль в этом застарелом конфликте.

О том, какой окажется новая миссия Германии в мирном процессе вокруг Карабаха, в интервью порталу «Москва–Баку» рассказал директор Института политических исследований Сергей Марков.

– Сергей Александрович, перед визитом Меркель многие эксперты спорили, что послужило истинной причиной для ее приезда в Закавказье? Политика или экономика? Ведь за все время своего правления она наведывалась в регион всего один раз – в Грузию после «августовской войны» 2008 года. Одни говорили, что немецкий канцлер хочет познакомиться с новой властью в Армении, другие – утрясти все вопросы с Азербайджаном по поводу открытого недавно «Южного газового коридора» в ЕС.

– Экономика и политика присутствовала в повестке переговоров и в Тбилиси, и в Ереване, и Баку, но в разном соотношении.

Евросоюз вообще активизирует свою политику на постсоветском пространстве, в частности, на Южном Кавказе. Характерно, что Меркель посетила все три страны. В разных странах решались разные задачи. В Азербайджане решалась экономическая задача – прежде всего, сформировать для себя, так сказать, газовую картину Европы. С одной стороны, это «Северные потоки», которые Германия так яростно защищает от американцев, с другой стороны только что из Азербайджана был запущен «Южный газовый коридор» – трубопроводы ТАП и ТАНАП. Меркель заинтересована, чтобы и азербайджанский газ пошел в Евросоюз, чтобы обезопасить ЕС, обеспечить то, что там считают для себя очень важным – диверсификацию газовых поставок.

С точки зрения политической ее очень сильно интересовал Никол Пашинян – на предмет того, насколько можно его оторвать от России. В Грузии немцев интересовало, насколько новый кабинет Мамуки Бахтадзе будет вести прозападный антироссийский курс. Одновременно гости собирались дать со стороны Евросоюза этим двум новым правительствам гарантии поддержки на случай конфликтов с Москвой.

– Но при этом Меркель огорчила грузин, прямо заявила, что по-прежнему не видит реальных перспектив для вступления их страны в НАТО.

– Меркель, конечно, антироссийский политик, но при этом политик ответственный. Если бы она дала противоположные обещания, ее можно было бы упрекнуть в глупости. У Грузии нет перспектив вступления в НАТО. В этот альянс не могут вступить страны с территориальными пограничными конфликтами, тем более, конфликтами с Россией.

– В Ереване Меркель и Пашинян вместе вышли на улицу, прогулялись сквозь толпу. Таким образом она выражала солидарность с новым премьером?

– Во-первых, Меркель просто любопытно было. Она же политик, ей захотелось почувствовать пульс ситуации. А революция – это всегда интересно само по себе. Второе: да, важно было продемонстрировать поддержку новой власти со стороны Евросоюза.

– Меркель выразила готовность участвовать в разрешении конфликта вокруг Карабаха. Что ее заставило? Ведь в минувшую четверть века на этом направлении Берлин вел себя не слишком активно.


– Германия сегодня постепенно увеличивает свой дипломатический вес в мире. Эта страна и так уже входит в Минскую группу, но лишь в роли наблюдателя. А вот Франция, которая возглавляет посредническую группу в качестве сопредседателя, занимает отчетливо проармянскую позицию. Так вот Германия могла бы теперь сбалансировать проармянскую позицию Франции, сделать общую линию Евросоюза более уравновешенной. Но для этого Меркель будет вынуждена занять более проазербайджанскую позицию. Такая возможность есть. Удастся ли германским и азербайджанским дипломатам реализовать этот шанс, вопрос пока открытый.

– На публике Меркель во всех трех столицах делала, в основном, обтекаемые заявления. Единственной конкретикой стало ее обещание выделить 150 млн евро на строительство подземного газохранилища в Грузии. Значит, главной темой для приезда в Закавказье был все же азербайджанский газ?


– Берлин превращается в своеобразного газового демиурга Европы. И в этом же русле надо рассматривать эти 150 млн евро. Германия больше всех в ЕС газа потребляет, поскольку у нее самая большая экономика. И она же активнее остальных проводит «газовую дипломатию».

– Многие предполагали, что Меркель на переговорах в Баку попытается прощупать почву для новых газовых маршрутов, в частности, сможет ли ЕС в будущем получать через Азербайджан «голубое топливо» также из Туркмении и Ирана. Меркель сама призналась, что на переговорах с президентом Ильхамом Алиевым они обсуждали ситуацию вокруг Ирана.

– Получать газ из Туркмении – это большой стратегический проект. А Меркель, с большой долей вероятности, в ближайшие пару лет все же уйдет с поста канцлера. Тем не менее, думаю, разговор об этом на переговорах в Баку точно шел.

Что касается Ирана, то для Меркель, видимо, было важно получить в Баку более объемное видение о положении Ирана, услышать новую информацию и узнать новую точку зрения по этой стране. В Азербайджане, может быть, лучшие специалисты в мире по Ирану, поскольку это во многом родственные страны.

Хотя тема Ирана вряд ли была главной для Меркель, поскольку в Евросоюзе и так уже приняли решение по поводу этой страны – решили постараться всеми силами минимизировать американские санкции против Исламской республики.