AZN = 38.76 RUB
USD = 65.75 RUB
EUR = 76.05 RUB
BRENT = 81.66 USD

Спецпредставитель президента РФ Рамазан Абдулатипов: По Каспию у России, насколько я знаю, нет противоречий с Азербайджаном

Спецпредставитель президента РФ Рамазан Абдулатипов: По Каспию у России, насколько я знаю, нет противоречий с Азербайджаном

Олег Белозеров    "Москва-Баку"
12.08.2018 12:55

Фото: Google
Фото: Google

В эти выходные ожидается важное для государств Прикаспийского региона ­– впервые после распада Советского Союза Каспийское море обретет полноценный правовой статус. Пять окружающих его стран, как ожидается, примут Конвенцию о разделе моря и о принципах сотрудничества на его пространстве. Церемония пройдет в воскресенье в казахстанском городе Актау, на берегу Каспия. В ней примут участие лидеры Казахстана, России, Азербайджана, Ирана и Туркмении. Какой статус получит Каспийское море и по какому принципу будут делиться его дно и воды порталу «Москва – Баку» рассказал специальный представитель президента России по вопросам гуманитарного и экономического сотрудничества с государствами Каспийского региона Рамазан Абдулатипов.

– После подписания Конвенции о статусе Каспия закроются ли юридические лазейки для вмешательства иных стран в дела «пятерки»?

– На Каспии очень хорошо развиты двусторонние, но недостаточно развиты многосторонние отношения. Это обстоятельство создает почву для вхождения, вмешательства иных не прикаспийских стран, что нежелательно. Ведь эти страны могут внести сюда свои амбиции, свои конфликты. Во многом, я считаю, это обусловлено отсутствием единых правовых норм деятельности пяти стран.

Надо пользоваться тем, что здесь нет каких-то санкций друг против друга. Это открытое пространство, огромный потенциал для сотрудничества. Кроме того, пока наши пять государств взаимодействуют не очень качественно с точки зрения использования природных ресурсов, защиты экологии.

Конечно, не все вопросы будут решены с принятием Конвенции о правовом статусе Каспия, в 25-летней работе над которой теперь мы подошли к завершающему этапу. Но ее принятие станеть важным этапом активизации взаимодействия всех пяти стран друг с другом.

– Верно ли, что проект Конвенции предполагает решение спорных вопросв между странами на двусторонней основе, а не впятером, чтобы не тормозить общее сотрудничество?

– Я должен оговориться, что непосредственная подготовка Конвенции не входит в мои полномочия, этим занимается МИД. Мои полномочия – это помочь президенту страны в формировании и реализации политики налаживания экономического и гуманитарного сотрудничества между нашими странами.

Мне кажется, в любом случае не надо замыкаться на многостороннем формате там, где можно расшивать проблемы в двустороннем формате. Но при этом, поскольку бассейн – достаточно закрытый, важно было бы получать согласие всех сторон.

В целом, все прикаспийские страны настроены на подписание этой Конвенции о правовом статусе Каспия. Как вы помните, министры иностранных дел всех пяти стран в июне побывали в Москве. После этой встречи Сергей Лавров заявил: в целом мы согласовали конвенцию. Уже есть директива правительства России, которую одобрил Президент. Наша позиция определена.

Я не так давно вернулся из Тегерана. Иранская сторона тоже настроена, она подчеркивает, что заинтересована в активизации сотрудничества в каспийском регионе.

Кстати, санкции в отношении России, Ирана можно существенным образом компенсировать за счет активизации двустороннего и многостороннего сотрудничества в каспийском регионе.

– Как продвигается ваша часть работы по созданию коридора «Север – Юг»?

– К величайшем сожалению, соглашение по развитию транспортного коридора «Север – Юг» до сих пор не работает эффективно, хотя его заключили еще в 2000 году. Ежегодно 5-6 млн контейнеров из Европы проходит на Юг, минуя территорию России. Нам надо серьезно заниматься этим коридором. По инициативе президента России, под руководством советника президента Игоря Левитина мы работаем над предложениями по этой теме для заседания президиума Госсовета. Мы уже отработали достаточно важные меры улучшения логистики в рамках коридора.

Как известно, «Север – Юг» создается в интересах и России, и Азербайджана, и Казахстана, и Туркменистана, и Ирана, и Индии и так далее. Но чтобы пользоваться им было удобно, чтобы закрепить преимущество этого маршрута, нужен единый документ для грузов, единый тариф и еще нужно определить в каждой стране национального оператора для перевозки этих контейнеров.

Правительство России утвердило стратегию развития наших каспийских портов, но сегодня загруженность портов составляет около 25 процентов, что совершенно невыгодно. Это нельзя оставлять в таком состоянии!

России необходимо разрабатывать программу развития не только Каспийского, а по шире – Волжско-Каспийского и Кавказско-Каспийского регионов. Мы много говорим о пространственной экономике и мало этим пользуемся.

Если раньше Каспий считался рыбным морем, то теперь это еще и нефтегазовое море. Оба направления надо развивать. Например, мы предлагаем использовать многочисленные газовые месторождения Каспия, чтобы на основе добычи обеспечить биотехнологизацию производства продуктов питания в регионе. Обсуждаем эти идеи в Министерстве сельского хозяйства, Академии наук и московском университете. В перспективе возможно строительство таких биотехнологических предприятий в свободной экономической зоне «Лотос» в Астрахани. Очень много возможностей!

Думаю, обсуждение проблем Каспийского региона на уровне Госсовета позволит закрепить защиту национальных интересов России в этом регионе – во взаимодействии с нашими прикаспийскими партнерами.

– Во время недавнего блэкаута в Азербайджане, как известно, Россия одной из первых пришла на помощь соседней республике, поделившись своей электроэнергией. А долгосрочные совместные энергетические проекты будут здесь выгодными для России?

– Энергетические проекты очень рентабельны для нас. Еще в советское время, мы помним, очень активно развивалась гидроэнергетика в Дагестане. Ориентир был такой, что перетоки электроэнергии помогут обеспечивать в перспективе и Азербайджан, Грузию, Армению, даже Иран. Эти возможности надо и сегодня использовать. Надо активнее взаимодействовать по вопросам энергетики

Сейчас с помощью России энергостанции создаются в Иране. Есть и перспективы. Тегеран заинтересован не только в строительстве атомной станции, но и создании геоэнергетических, гидроэлектростанций и других источников. В этой сфере надо активно действовать. В этом плане большую работу проводит Минэнерго, лично его глава Александр Новак, который, кстати, является сопредседателем комиссии «Россия – Иран».

– Кроме энергетики, какие еще есть резервы для расширения сотрудничества с Азербайджаном и другими странами?

– Кроме энергетической, есть все возможности для развития наших отношений по новым технологиям, по биотехнологизации продовольственной сфере и так далее. Азербайджан остается одной из самых близких для нас стран. Когда я возглавлял Дагестан, мы очень активно сотрудничали и на этом уровне. Азербайджан по указанию Ильхама Алиева даже принял активное участие в восстановлении архитектурных достопримечательностей Дербента, в праздновании 2000-летия этого города. В частности, реконструирована полностью улица Гейдара Алиева. Так что надо и далее активизировать сотрудничество с этим нашим ближайшим соседом.

Руководство Астраханской области наметило большой медиа-форум с участием всех прикаспийских государств, в том числе и с участием Азербайджана, для информационного обеспечения совместной деятельности. Планируем в перспективе культурно-деловой форум вместе с Ассоциацией поддержки российской науки, которую возглавляет академик Евгений Велихов.

Есть идея созвать форум традиционной культуры, ремесел, мастер-классами и так далее. Финансирование надо искать. Государственных источников не вижу. Наши партнеры выиграли президентский грант на пропаганду ремесел народов каспийского региона. Скорее всего, благодаря этому гранту, мы такой фестиваль проведем.

Народы Каспия близки по культуре, традициям. Между руководителями Прикаспийских государств самые добрые отношения – значит надо развивать и оберегать Каспийский регион.