24 Апреля 2017, 12:30 Понедельник
1 AZN = 43.6 RUR

Завершая азербайджанский компас: точка опоры - восточный энергетический вектор

Политический обозреватель «Спутника» Эндрю Корыбко специально для "Москва-Баку"


Азербайджан проводит многополярную внешнюю политику, и, соответственно, рассматривает возможности будущего партнерства во всех основных направлениях. В настоящее время его внешнеполитические взаимодействия преимущественно балансируют между Западом и Севером, точнее, между ЕС/США и Россией. Что касается южного вектора азербайджанской внешней политики, автор ранее писал о захватывающих возможностях для Баку стать ключевым звеном в торговой цепочке Россия-Индия через Иран, так же, как и о существенных политических и экономических выгодах, которые можно извлечь из новой, основополагающей роли Азербайджана в проекте северо-южного энергетического коридора. Единственное направление, которое мы еще не охватили в наших обзорах – это Восток. Именно через энергетическую ось в направлении Китая Азербайджан может завершить формирование своего политического «компаса» и не на словах, а на деле оказаться в центре евразийской многополярной геополитики. 

Необходимость в диверсификации
Азербайджан сейчас явно нуждается в диверсификации своей энергетической клиентуры, поскольку его определенные надежды на Запад создают стратегические рамки, следствием которых являются определенные ограничения. Давайте посмотрим, как начал формироваться западный энергетический вектор в политике Азербайджана и какую неумышленную политическую и социальную обратную реакцию он спровоцировал.

Откуда все пошло
В начале 90-х Азербайджан был вынужден защищать свою новообретенную независимость во всех сферах. После трагедии – войны в Нагорном Карабахе – дополнившейся внутренней политической неразберихой, Гейдар Алиев понял, что одним из лучших способов вернуть стране стабильность – это найти стратегического партнера, которому можно доверять и у которого нет тайных замыслов относительно Азербайджана. Было решено, что ЕС отлично справится с этой ролью – поскольку, казалось, единственным интересом Евросоюза в Азербайджане было обеспечение непрерывного потока на Запад энергоресурсов из региона Каспия – и уж что-что, а это Азербайджан мог ему гарантировать. 

Именно через энергетическую ось в направлении Китая Азербайджан может завершить формирование своего политического «компаса» и на  деле оказаться в центре евразийской многополярной геополитики
С годами интеграция между Азербайджаном и Западом приняла для обеих сторон более важную конфигурацию: был осуществлен переход от сотрудничества в чисто энергетической сфере к сотрудничеству в том числе и в области культуры. Вершинами этого взаимодействия стало проведение в Баку музыкального конкурса «Евровидение-2012», а также выбор Баку в качестве столицы предстоящих Первых Европейских игр. До тех пор, пока Европа невмешивалась в определенной степени в вопросы суверенитета, их союз в сфере энергетики был «золотым дном» для обеих сторон и сулил самые радужные стратегические выгоды. 

Ответ Брюсселя
Негласный пакт, который гарантировал стабильность отношений между Азербайджаном и ЕС, а именно, что Брюссель не станет вмешиваться никоим образом в проводимую Азербайджаном политику, был нарушен, когда ЕС решил вмешаться во внутренние дела Азербайджана. Призывы к демократии «западного» типа и продвижение гомосексуальности пришли в противоречие с традиционными азербайджанскими моральными ценностями: подобное морализаторство со стороны Европы никогда прежде не являлось частью двусторонних отношений, которые, до того момента, осуществлялись Западом профессионально и с уважением к суверенному выбору Азербайджана. Что же изменилось? А то, что ЕС как инструмент американской внешней политики, пребывавший в отношении Азербайджана во временной спячке, вновь оказался стратегически востребованным - в контексте новой «холодной войны».

США сегодня одержимы стремлением противостоять России буквально везде, где им чудится хоть некоторое влияние Москвы – это касается и отношений с государствами, с которыми у России прагматичные отношения – например, с Азербайджаном. Соединенные Штаты навязали всем странам так называемого ближнего зарубежья выбор – что те якобы должны идентифицировать себя либо как «пророссийские», либо как «проамериканские» - поскольку для США и их вассалов из ЕС «прагматизм» как обоснование внешнеполитического курса больше не является подходящим аргументом.

Азербайджан однозначно является государством, проводящим многополярную политику, желающим работать с таким количеством партнеров, какое только возможно. Однако из-за своих хороших отношений с Россией он становится мишенью для внутреннеполитической дестабилизации, попытки осуществления которой предпринимают США, ЕС в лице их информагентств и НКО. С учетом такой чрезвычайно резкой смены обстоятельств, обрушившихся на Баку против его воли, Азербайджану стоит, в свою очередь, скорректировать свою политику в отношении Запада с помощью диверсификации энергетических потоков – с тем, чтобы приспособиться к новой ситуации и наилучшим образом защитить суверенитет страны от нависшей угрозы «цветной революции», которой шантажируют Азербайджан.

Куда дальше?
ЕС полагает, что может использовать свою роль как одного из главных «энергетических» партнеров Азербайджана, чтобы выдвигать руководству страны определенные политические и социальные требования. После того, как Азербайджан вложил миллиарды долларов и более двух десятков лет в строительство конструктивных отношений с Западом, повернуться спиной к еще недавно казавшемуся таким надежным партнеру сейчас для него, разумеется, невозможно, - невзирая на всю мрачность нынешних обстоятельств. Да он (Азербайджан – прим. пер.) и не должен этого делать. Трубопроводы TANAP и TAP предоставляют Азербайджану огромные финансовые и стратегические возможности, и они не должны быть никоим образом отменены или запрещены. Однако Баку должен всерьез убедиться, что вовлеченность в эти проекты не усилят его зависимость от Европы до такой степени, чтобы Брюссель смог получить «контрольный пакет» в управлении страной. Поэтому Азербайджан сейчас больше всего нуждается в выработке долгосрочной стратегии диверсификации своей энергетической клиентуры – и, лучше бы, с новым партнером, чьи бизнес-интересы никак не затрагивают суверенитет Азербайджана. И именно в этом контексте отношения Азербайджана с Китаем приобретают особую важность.

Транскаспийсая ось
У Азербайджана уже налажены тесные отношения с Китаем, но это отношения вполне обычные и не могут похвастаться какими-либо особыми достижениями. Китайские инвестиции в экономику страны, конечно, могли бы быть и посущественнее. Да и азербайджанский бизнес пока не сумел занять лидирующие позиции на китайском рынке. Двусторонние отношения однозначно нуждаются в некотором стимуле для ускорения дальнейшего развития, интенсификации взаимных связей. И создание в этом контексте Транскаспийского нефтепровода из Азербайджана в Китай представляется самым ярким и удачным решением.

Концепция
Когда аналитики обычно рассуждают о Транскаспийском проекте, они говорят о трубопроводе по дну Каспийского моря, который обеспечил бы доступ Европе к гигантским запасам туркменского газа и пролегал бы через территории Азербайджана, Грузии и Турции. Тогда как автор настоящей статьи выступает, с одной стороны, за трубопровод с шельфовых нефтегазовых месторождений Азербайджана через Каспийское море в Туркменистан и дальше, через уже имеющиеся трубопроводы, в Пекин и затем – в западную провинцию Китая, Синцзянь.

Этот план, в принципе, зеркально противоположен евроцентрическому (который чаще всего обсуждают сейчас), хотя он является наиболее логичным способом ускорения азербайджано-китайских отношений и «ухода» от зависимости от импорта энергоносителей в Европу. В то же время, он задуман как дополнение к уже проложенным и планируемым из Азербайджана в Европу маршрутам трубопроводов; однако он означает поворотную точку – потому что положит конец растущей зависимости азербайджанского импорта энергоносителей от западной клиентуры и устранит причины для давления Брюсселя на Азербайджан во внутриполитических вопросах.

Детали
Предлагаемый проект трубопровода является ответным плану трубопровода из Туркменистана в Европу во всех аспектах. Во-первых, Синцзянь и Западная Европа находятся на равном удалении от Баку – то есть, в том и в другом направлении нужно протянуть коммуникации на одинаковое расстояние. Во-вторых, уже есть проложенные маршруты, по которым может следовать трубопровод – с трубопроводом БТС в европейской части в качестве модели и Центральноазитско-китайский трубопровод как азиатский эквивалент в данном случае. В-третьих, если говорить о новых участках трубопровода, которые еще только предстоит построить в связи с предлагаемым проектом, заметим, что они также идентичны в плане длины в обоих направлениях (Европа и Китай). Хотя сооружение «китайского» трубопровода, похоже, потребует меньших затрат. Трубопроводы TANAP и TAP должны быть создаваться через территории Турции, Греции, Албании и по дну Адриатического моря - до Италии. В то время как Транскаспийско-китайская система трубопровода пройдет по дну Каспийского моря и затем через территорию Туркменистана, Узбекистана, Казахстана и Китая. 

Новости партнеров
Присоединяйтесь к нам

full
Присоединяйся к нам в Cоц. сетях
У нас есть группа в Facebook
Присоединяйся и будь в курсе новостей! Присоединяйся
А еще мы есть в: