28 Марта 2017, 20:46 Вторник
1 AZN = 43.6 RUR

Без помощи нашей нефтяной столицы, Баку, мы бы не выиграли эту войну


Битва за Кавказ в 1942-1943 годах стала одним из поворотных моментов во всей Великой Отечественной войне. Об этом рассказал в беседе с корреспондентом "Вестника Кавказа" научный директор Российского военно-исторического общества, профессор МГИМО Михаил Мягков.

По его словам, к июлю 1942 года, когда началась битва за Кавказ, положение советских войск на Кавказе было критическим.

"Немецкая группа армий "А" прорвалась к предгорьям Кавказа, вышла к перевалам, был захвачен даже самый высокий кавказский пик Эльбрус, на котором установили немецкий флаг. Но больше всего наше командование беспокоилось о том, что немцы сумеют прорваться к Туапсе, окружив таким образом черноморскую группировку наших войск, отрезав ее на Тамани, и, кроме того, выйдут через перевалы к республикам Закавказья, а на востоке, преодолев реку Терек, попадут непосредственно к Грозному, захватят Моздок, Малгобек и Орджоникидзе", - рассказал он.

В этом случае армия противника получила бы доступ к нашим нефтепромыслам, и исход войны во многом был бы уже предрешен. "Немцы планировали войти по приморскому направлению через кавказские перевалы к важнейшим нефтепунктам нашей страны, то есть к Грозному и Баку, тем самым обеспечить Германию нефтью на многие годы вперед и лишить СССР важнейших сырьевых ресурсов, полагая, что сам Советский Союз тогда будет разбит, уничтожен и не сможет дальше сопротивляться", - поведал историк.

"Когда битва началась, выявилось три основных пункта, где немцы сумели прорваться: западный Кавказ - направление Туапсе, центральный - направление Сухуми и, конечно же, река Терек и далее Грозный. Основные точки, на которых держалась оборона Кавказа, - Грозный, Малгобек и Эльхотовские ворота. Сюда можно добавить и западный Кавказ, оборону Туапсе", - указал Михаил Мягков.

В результате Советской армии удалось отстоять столь важный регион, одержав победу в нескольких ключевых точках сражения.

"Переломный момент случился в октябре-ноябре 1942 года, в период сражений за Эльхотовские ворота. Немецкие танки практически вышли по этому ущелью в тыл нашей группировке. Еще бы немного, и положение стало бы безвыходным. Но нам удалось окружить немецкую группировку и уничтожить ее танки. Немцы не смогли прорваться здесь, война перешла в позиционную стадию, и мы стали готовиться к контрнаступлению, а немцы перешли к жесткой обороне", - сообщил историк.

Важнейшую роль, по словам профессора МГИМО, сыграла успешная оборона Грозного: враг так и не смог овладеть городом. "Недавно были открыты архивные документы, согласно которым, когда Берия в конце августа - начале сентября появился на Кавказе, он стал готовить части НКВД, но прежде всего собрал ответственных партийных деятелей и провел в Грозном совещание об обороне города. Тогда было решено, что если бы немцы подошли к Грозному, где было три полосы нашей обороны, то реки Сунжа и Нефтянка, а также танковые рвы, были бы залиты нефтью, и немцы просто попали бы в огневой мешок. Тогда же 20 тыс добровольцев из Грозного и Грозненской области вошли в состав Красной Армии. И Грозный немцы так и не смогли взять", - рассказал Мягков.

Большое значение имела также оборона Туапсе. "Несколько раз немцы пытались войти в него, но наша жесткая оборона не позволила это сделать. Туапсе, важнейший приморский пункт и порт после потери Севастополя и Новороссийска, оставался нашим и снабжал наши части - и Черноморского флота, и сухопутных войск", - подчеркнул историк.

Вскоре преимущество целиком перешло на сторону советских войск, и поражение врага на кавказском направлении стало неминуемым. "Уже в начале января 1943 года, когда события под Сталинградом изменились и наши части стали наступать в направлении Ростова-на-Дону, мы попытались взять в клещи немецкие армии группы "А". В наступлении участвовали черноморская группа войск и северная группа войск Закавказского фронта. Не все удалось, клещей таких огромных не получилось. Но все равно, немцы отступали очень быстро, теряя технику и людей, фактически оставляя Северный Кавказ", - указал он.

Триумф нашей армии на Кавказе, не пустившей немцев к нефти и хлебным запасам, по словам Мягкова, был чрезвычайно важен для дальнейшего хода войны. "Это была великая победа, которая имела огромное моральное, политическое и военное значение. Она не позволила немцам взять наши сырьевые ресурсы, использовать нефть и хлеб Ставрополья и Кубани. Она во многом дала СССР возможность снабжать нашу армию в ходе дальнейших боев", - поведал профессор МГИМО.

"Следующий эпизод битвы за Кавказ поможет понять, почему немцам не достались наши нефтяные промыслы. В августе, когда Майкоп находился практически на линии фронта, Сталин вызвал заместителя министра нефтяной промышленности Байбакова и сказал, что тот назначается ответственным за уничтожение нефтепромыслов, но если их взорвут раньше времени и страна недополучит нефти, а немцы не так быстро войдут в Майкоп, его расстреляют; если нефтепромыслы не успеют взорвать, и немцы войдут в Майкоп, Байбакова тоже расстреляют. Байбаков был ошарашен, говорил: "Вы мне не оставляете выбора! Что делать?" Тогда Сталин показал на голову: "Ответ здесь. Думать надо, товарищ Байбаков". Слава Богу, Байбакову повезло. Когда немцы уже подходили к Майкопу и уже были в зоне досягаемости ружейно-пулеметного огня, взорвались основные нефтяные источники. Немцы не смогли восстановить эти нефтепромыслы и остались без нефти. Так мы собирались сделать и под Грозным", - рассказал Мягков.

В целом народы Северного Кавказа внесли огромный вклад в Победу, подчеркнул историк.

"Во-первых, они служили в Советской армии. В одной только Чечено-Ингушской республике было 45 тыс человек призывного возраста, которые могли войти в действующую армию, и большинство из них вошли. И вклад всех народов Северного Кавказа, кабардинцев, балкарцев был очень большим", - сообщил он.

Во-вторых, победа в условиях гор стала бы невозможной без помощи местных проводников. "Местные жители Кавказа были первыми проводниками наших разведчастей. Без них борьба в горной местности была бы немыслима. Наши бойцы, даже из горно-стрелковых частей, в любом случае опирались на местное население. Огромное число выходцев с Северного Кавказа получили ордена и медали", - рассказал Мягков.

К сожалению, указал историк, руководство страны все же допустило некоторые ошибки в военной политике на Северном Кавказе. "В частности, Берия отказался от формирования национальных частей, а те, которые уже были сформированы из народов Северного Кавказа, были распущены. Это решение, впрочем, впоследствии удалось отменить, и в конце 1942 - начале 1943 года такие национальные части формировались из грузин, азербайджанцев, армян", - рассказал научный директор Российского военно-исторического общества.

"В 1943 году опять было принято неправильное решение: вернуть с фронта чеченцев, ингушей, балкарцев, кабардинцев, которые достойно воевали, имели награды и ранения. Это было обидно и в высшей степени несправедливо. Несколько десятков тысяч человек было отозвано с фронта и отправлено в отдаленные регионы СССР. А потом уже началась непосредственно волна переселений. Справедливость начала восстанавливаться только после смерти Сталина, когда они стали возвращаться в родные районы", - поведал Мягков.

Важнейшую роль сыграли и республики Закавказья. "Там проводилась массовая мобилизация, десятки тысяч людей ушли на фронт, воевали и дошли до Берлина. По крайней мере, Кантария, один из тех, кто вместе с Егоровым водрузил Знамя Победы на рейхстаг, был грузином по национальности. Десятки людей из этих республик были награждены высшими правительственными наградами, в том числе золотой звездой Героя Советского Союза", - сообщил профессор МГИМО.

Кроме того, эти территории обеспечивали нашу армию всем требующимся. "Партийное и хозяйственное руководство делало все, чтобы снабжать фронт всем необходимым. Была тыловая база, база снабжения, вооружений, боеприпасов, госпитальная база. Огромное количество раненых лечилось в Грузии, Азербайджане, Армении", - рассказал эксперт.

"Когда враг перерезал нашу транспортную магистраль по Волге, сделав невозможным прямое сообщение между центром и югом страны, Азербайджан наладил поставки нефти по Каспию. Строились дополнительные железнодорожные ветки, чтобы страна постоянно снабжалась горючими припасами", - добавил он.

"Мы бы не выиграли никогда эту войну, если бы Баку, наша нефтяная столица, не продолжала бы бесперебойно работать", - заключил Михаил Мягков.

Новости партнеров
Присоединяйтесь к нам

full
Присоединяйся к нам в Cоц. сетях
У нас есть группа в Facebook
Присоединяйся и будь в курсе новостей! Присоединяйся
А еще мы есть в: