AZN = 34.59 RUB
USD = 58.9 RUB
EUR = 69.43 RUB
BRENT = 63.23 USD

История одной фотографии: Они пережили ад в плену

Лейла Мурад, "Москва-Баку"
22.02.2016 14:05


В 1992 году фотография этой семьи облетела весь мир - она возвещала о террористическом акте, произошедшем в Ходжалы. 613 погибших, 1000 раненных, 1275 пленных, о судьбе 150 из них до сих пор ничего неизвестно. Французский фотограф Фредерик Ленгейн в те тревожные дни ездила по Нагорному Карабаху, создавая фотохронику печальных событий. Этот снимок она сделала в госпитале, созданном в поезде - мать и трое ее раненных сыновей пытаются жить дальше после пережитого ада в армянском плену.



Два года назад, во время очередной годовщины Ходжалинского геноцида я познакомилась с Нарханым Мамедовой, которая, к моему удивлению, оказалась той самой женщиной с фотографии Фредерик Ленгейн. У этой пожилой азербайджанки оказалась тяжелая судьба, полная лишений, потерь и расставаний. А началось все в 1988 году в Армении, где она жила с мужем и шестью сыновьями. Это было время насильственного выселения азербайджанцев из Армении: их дом был разрушен, старший сын погиб и, чтобы спасти остальных, глава семьи принял решение уехать в Азербайджан, в Нагорный Карабах.
Местом их проживания стал тот самый Ходжалы. Муж и два старших сына Мамедовой участвовали в защите города в составе национальной армии. «Мохлету тогда было 16, а Сохбету 17 лет. 22 февраля наш дом был взят в осаду, сыновья получили ранения. Нас взяли в плен и вместе с другими жителями Ходжалы поволокли в Аскеранскую крепость, где держали пленных азербайджанцев. Мы три дня провели вместе в крепости, затем боевики разделили мужчин и женщин по разным камерам. Я осталась с тремя малолетними сыновьями и с тех пор больше не видела мужа и старших сыновей», - вспоминает Нарханым.

Целую неделю она подвергалась насилию со стороны армян на глазах у своих сыновей. Прошли годы, но она до сих пор не любит вспоминать события тех дней, а рассказывая, пропускает самые тяжелые моменты. 

«Боевики говорили, что им нужен труп иностранного наемника - ливанского армянина. В обмен за его тело обещали освободить 85 азербайджанцев. Кто-то сообщил им, что труп находится в Ходжалы. Они поехали туда, взяв с собой нескольких азербайджанских заложников, и привезли труп», - вспоминает Нарханым.

37-летняя азербайджанка вместе с тремя детьми оказалась в числе 85 заложников, которых без всяких объяснений погрузили в грузовые машины. Они выезжали сквозь град камней, которыми их забрасывали армяне. Наконец грузовик добрался до границы с Агдамом и остановился у азербайджанского кладбища. Тогда все подумали - это конец, здесь нас расстреляют. Сын Нарханым приподнял голову, чтобы осмотреться по сторонам и вдруг радостно закричал: «Мама, за нами приехал Аллахверди Багиров!» О славном командире азербайджанского батальона знали все в Карабахе, он был смелым офицером, который спас жизни многих людей. Вот и на этот раз он приехал за азербайджанскими заложниками, чтобы совершить обмен с армянами. Люди в автобусе плакали от счастья, они знали, что раз командир пришел за ними, то они будут спасены.

Пленных высадили из автобуса. Выстроившись в колонну, они медленно двинулись в сторону Агдама. Женщины, старики, дети, раненные и обмороженные они падали, вставали и шли дальше. Им помогали азербайджанские военные, которые взяв на руки тяжелобольных, шли и плакали, не стесняясь своих слез.



«Когда мы добрались до Агдама, нас отвезли в больницу, а раненого в ногу сына Мурвета сразу же отправили на операционный стол. Но тут началась бомбардировка города и одна из ракет упала во двор больницы. Я схватила двух детей и спрятала их под обломком бетонной плиты, а сама побежала в больницу за Мурветом. Я металась по опустевшим коридорам и не могла его найти. Наконец я услышала плач и увидела своего мальчика, забившегося от испуга в угол. Он не мог ходить, мы ползком выбрались из здания до места, где я оставила других сыновей. Мы еще долго сидели в этом укрытии - над нами свистели снаряды, от взрывов рушились стены, стекла. Один из осколков попал в руку Ахмеду. Дети плакали, а я ничего не могла сделать», - вспоминает Нарханым.

Больница была полностью разрушена. Оказали помощь детям в переносном госпитале, который был устроен в поезде на железнодорожном вокзале Агдама. Его вагоны были переделаны под палаты и операционные, а работали в них французские врачи. Ахмеду вытащили осколок из руки, а Мурвету оперировали ногу. После этого семью перевели в одну из купе-«палат», где французским фотографом и был сделан их знаменитый снимок.

Оставаться в Агдаме было опасно, и вынужденных переселенцев увозили из города, чтобы разместить в безопасных районах Азербайджана. Нарханым не хотела покидать Агдам, она верила, что муж и двое сыновей все еще живы. Но уехать пришлось - ради безопасности трех сыновей.

Их обеспечили жильем в Гобустанском районе, в поселке Мараза. Прошли годы, а Нарханым продолжала писать письма в Международный Красный Крест, Госкомиссию по делам военнопленных, заложников и пропавших без вести граждан Азербайджана, чтобы они помогли ей помочь найти родных. Она расспрашивала каждого, кто возвращался из плена в надежде услышать весточку о членах своей семьи.
О гибели мужа и старших сыновей Нарханым узнала из фильма, снятого через 15 лет после трагедии Ходжалы. Очевидцы рассказывали, что находясь в Аскеранской крепости, Мохлет оказал отпор армянским боевикам. За это он горько поплатился: отца и брата Сохбета казнили на кладбище прямо на его глазах, а потом медленно и жестоко убивали и самого Мохлета. Совершив зверства, армяне вырыли траншею, куда зарыли тела убитых азербайджанцев…



Недалеко от дома Мамедовых создана Аллея шехидов, где похоронены герои Карабахской войны. Там установлены надгробья с портретами мужа и сыновей Нарханым. Каждый год 26 февраля она приходит сюда, чтобы почтить память своих родных. Сегодня она живет жизнью своих троих сыновей, но все еще помнит о горьких событиях, которые разрушили ее жизнь и семью 24 года назад.