AZN = 36.09 RUB
USD = 61.41 RUB
EUR = 72.01 RUB
BRENT = 76.26 USD

Научный сотрудник Института Экономики РАН Александр Караваев: Россия и Азербайджан - взгляд за горизонт до 2025 года

Научный сотрудник Института Экономики РАН Александр Караваев: Россия и Азербайджан - взгляд за горизонт до 2025 года

Александр Караваев
21.02.2018 02:56
{PHOTO_1}
О среднесрочных перспективах отношений Москвы и Баку в период после президентских выборов в России и Азербайджане рассуждает научный сотрудник Института Экономики РАН Александр Караваев - специально для "Москва-Баку"

147fe9019f9f02b3f822a26533f1cc1c.jpgНынешний "выборный" год является знаменательным для российско-азербайджанских отношений в нескольких смыслах. Можно делать ревизию и подводить итоги постсоветским отношениям двух государств: учитывая 25-летний юбилей установления дипломатических отношений. Имеет смысл придать этому анализу и историческую перспективу бурного двадцатого века, ведь на май 2018 год выпадает столетний юбилей АДР, первого светского проекта модернизационного государства на исламской окраине российской империи. Заметим, что 1917 и 1918 годы это не просто политические события, это, прежде всего, вехи социально-технологических изменений тансформировавших целые континенты. Однако, в прикладном плане, учитывая все печальные уроки и достижения нашего совместного прошлого, важнее смотреть вперед. Очередная президентская каденция Ильхама Алиева (вплоть до 2025) и Владимира Путина (вплоть до 2024) заставляет нас заглянуть в среднесрочную перспективу отношений Москвы и Баку. А это перспектива новых этапов глобальной технологической революции и появления возможно иных моделей социального поведения, не менее новаторских, чем столетие назад.

Центры технологического притяжения меняются?


Костяк нашего взаимодействия экспортно-сырьевые, торгово-экономические, промышленные, транспортные и иные инвестиционные проекты, в диапазоне от госкорпораций до малого бизнеса диаспоры. Их баланс, постепенно сдвигаемый от сырьевого в сторону промышленного взаимодействия и более масштабного взаимопроникновения в сфере услуг, туризма и коммуникаций и будет составлять "тело" экономики российско-азербайджанской интеграции.

При этом, наши отношения не висят в вакууме, а встроены в систему глобального макроэкономического взаимодействия.

Очевидно, все большую роль на сопряжения Москвы и Баку будут оказывать разноформатные отношения с соседями. Последние два-три года проявилась тенденция "умножения" совместных проектов в рамках многосторонних гибких альянсов, иногда обозначаемых как "сетевые партнерства": Азербайджан - Россиия - Иран, Азербайджан - Россия - Турция, Азербайджан - ЕАЭС - ЕС. Сюда же нужно отнести разрабатываемые Москвой форматы Расширенного Евразийского Партнерства с участием азиатских стран и ряда исламских государств Большого Ближнего Востока. И конечно, здесь как один из факторов влияния, нужно упомянуть важнейшее для Азербайджана взаимодействие с Китаем, ШОС, другими странами азиатско-тихоокеанского региона, такими как Южная Корея, Вьетнам, Япония. Наращивание влияния КНР на Южном Кавказе заметно везде, но по Азербайджану это наиболее очевидно - по итогам 2017 года торговый оборот между двумя странами составил $1,2 млрд., что на 43% больше показателя 2016 года.

Россия и КНР становятся главными торговыми партнерами Баку (по итогам 2017 года занимая соответственно 3 и 4 место среди внешних экономических партнеров страны), при том, что основным направлением экспорта азербайджанского сырья остаются европейские рынки.

К 2025, году тенденция роста несырьевого экспорта в направлении РФ и КНР будет набирать обороты. В течение двух-трех лет, скорее всего покажут позитивную динамику проекты, реализуемые сегодня в сельском хозяйстве, а также в области промышленности. В целом, рейтинговое агентство Standard & Poors, вслед МВФ, прогнозирует рост экспортных операций Азербайджана в 2018 году до 2%, в течение 2019 и 2020 годов на уровне 4%, а в 2021 году – 4,2%. Эти показатели выше, чем за период 2012-2016 годов. При этом доля экспорта (сырья и готовой продукции) в общем объеме валового внутреннего продукта в течение 2018-21 годов прогнозируется около 44% (каждый год). Профицит баланса внешней торговли прогнозируется в 2018 году на уровне 12,6% ВВП, на 2019 год – 13,2% ВВП, на 2020 год – 13,8% ВВП, на 2021 год – 14,5% ВВП.

Также, в перспективе 2025, обязательно нужно говорить о том, что новая технологическая волна серьезно изменит ландшафт мировой экономики. Достаточно посмотреть список встреч Алиева на Давосе - преимущество с каждым годом отдается главам технологических компаний (Cisco, Palantir Technologies, и другим подобным). Причем, здесь присутствует не просто консультация относительно перспектив вложения Азербайджана в их акции, или перспектив внедрения в экономику страны технологий big data, интернета вещей, умных городов и так далее. Реализуются практические инициативы, важные на текущий момент. К примеру, переговоры с французским концерном Thales International, которые начал Алиев в Давосе в 2016 году, привели в этом году к организации на бакинском аэроузле Центра эффективности использования воздушного пространства ASEC. Он является ключевым связующим узлом при планировании потоков воздушного движения между европейским Центром управления воздушных потоков (Евроконтроль) в Брюсселе и Центром управления воздушных потоков в Сингапуре. Благодаря ASEC Азербайджан будет играть роль стратегического партнера как Евроконтроля, так и азиатского Центра планирования потоков воздушного движения.

Очевидно, происходит формирование принципиально новых рынков товаров и услуг, появятся не только новые глобальные лидеры, но и новые региональные центры. Баку хотел бы также, оказаться в этом движении лидеров, найдя свое собственное место. Аналогичная задача, но в ином масштабе, стоит перед Россией. Как сказал Владимир Путин по этому поводу, на встрече с российским бизнесом, "сегодня карты сдаются по новой". Россия имеет больше возможностей догоняющего технологического развития, а по отдельным сферам еще может успеть в последние строчки группы лидеров. Но учитывая темп изменений, с точки зрения стран "нового технологического ядра", постсоветское пространство одинаково отстало от темпов научно-технической революции. Азербайджан находится в позиции потребителя этих достижений, и в равной мере готов на сотрудничество как с западными лидерами (Cisco), так и с российскими ("Лаборатория Касперского", Яндекс). В свою очередь, развитие электронных торговых площадок, углубленное внедрение инноваций на стыке госуправления и коммуникаций, будет влиять на изменение облика власти, что по идее должно позитивно отразиться на бизнес-среде и предпринимательском духе граждан.

Смена глобальных лидеров и пазлы интеграции


По прогнозам, в ближайшие десять лет Азия может превзойти Европу и Северную Америку по целому ряду показателей мировой силы – численности населения, ВВП, инвестициям в технологии и военным расходам. Энергичный подъем азиатских государств, как ожидается, восстановит силу большой Азии и снизит западное доминирование. Это может означать новый шанс для региона постсоветской Евразии, который также подвергнется влиянию новой глобальной «воронки» экономического роста.

Азербайджан имеет уникальное расположение – между мощными нынешними и завтрашними центрами роста. Уже начавшийся переток экономической активности с Запада на Восток, если правильно встроиться в этот процесс (интегрироваться), создаст для Азербайджана новые возможности развития.

Современная интеграция носит модульный характер, наподобие Lego или пазлов: наработанный политический диалог, новые контакты экономических игроков и ранее сформированные проекты, различные виды торгово-промышленного взаимодействия, отработанная логистика, схожие юридические практики - все это можно собрать в интеграционнную фигуру любого числа участников. Проблема в балансе интересов, уступок и полученных долгосрочных результатах.

Наступающие изменения будут носить достаточно радикальный характер. Интеграционные проекты не самоценны, они могут выступать в качестве своеобразных порталов для модернизации (когда привлекаются внешние инвестиции, и в промышленность привносятся новые заимствованные технологии). Но также интеграция может быть лишь способом стабилизации своего экспорта. В этом взаимодействии все более активное участие принимают частные корпорации, носители новых технологических решений.

Но нужно отдавать отчет, что, к примеру, взаимодействие азербайджанских заказчиков с Cisco не означает, что Баку больше уходит на Запад, также как и проекты с Лабораторией Касперского, не означают повышения ставок на вступление Азербайджана в ЕАЭС. Модернизация будет «собираться», как Lego, в том числе из элементов интеграционных проектов.

Целые государства и отдельные его части (госкорпорации) смогут получать "фрагменты" для подготовки модернизационного рывка, обращаясь к "ядрам" технологической революции либо в одном, либо в другом регионе мира. В этом смысле принадлежность к какому-либо геополитическому блоку не имеет смысл и теряет прежнее значение. Чередуя такты подобной многовекторной работы, государства смогут набирать себе конструкцию компетенций модернизации из различных модулей. На примере Азербайджана это может выглядить так: общая валютная политика в рамках БРИКС или ШОС, преимущественные условия в торговле с ЕАЭС в рамках ЗСТ+, получение инвестиций и технологических решений из Европы, и так далее.

Региональные сопряжения, или другими словами, формировпние региональных интеграционных объединений в формате ЗСТ и ЗСТ+ давно не новость в мировой экономике. Более того, как правило они создаются следуя обкатанным нормам, испытанным в ВТО, хотя в плоскости политики это оформлено как антитеза глобальной интеграции, и как способ противостояния Западной экспансии.

За несколько лет число ЗСТ в мире выросло в десятки раз. Если в 1991 году насчитывалось всего 25 соглашений о свободной торговле, то в конце 2015 года - таких объединений ЗСТ стало 270. Иными словами, речь о серьезной мировой тенденции, которую не нужно избегать, а следует извлекать пользу.

Нужны перекрестные проекты

В принципе, ситуация во взаимной торговле России и Азербайджана неплохая, по результатам 2017 года, РФ занимает 3 место среди внешних экономических партнеров Баку, и 1 место по экспорту азербайджанских несырьевых товаров. Объем торговли двух стран по итогам прошлого года, возможно превысит российско-иранский в стоимостном отношении. К 2025 году принесут плоды совместные проекты, планируемые сегодня в сельском хозяйстве и в области промышленности.

Однако, в определенном смысле мы уперлись в потолок и дальнейшее механическое наращивание торговли будет невозможно без специальной поддержки.

Проблема в том, что нам необходимы цепочки производств и связанной переработки с территории Азербайджана в Россию и обратно. Сырье и продукция, частично переработанная, должна поступать на российские предприятия для создания финального продукта. Допустим, собрали хлопок, переработали для получения нити или до уровня ткани, отправили в РФ для получения конкретного товара в виде одежды или дальнейшей переработки, в зависимости от оценок потребительского спроса. Собрали урожай, либо упаковали для длительного хранения, либо переработали с использованием дигидраторов, например. И затем, отправили в Россию. Речь идет о полных циклах производств по линиям обработки хлопка, шёлка, орехов, сахарной свеклы, табака, мёда. В данном случае, я перечислил те культуры, и даже социально-хозяйственные уклады, которые получили наибольший интерес со стороны правительства с точки зрения долговременных инвестиций и льготного кредитования производителям.

Иными словами, нам нужна программа двустороннего сотрудничества, стыкующаяся с несколькими дорожными картами развития азербайджанской экономики, в частности по агропереработке, по логистике, транспортной доставке и поддержке малого среднего бизнеса.

На уровне ведомств имеет смысл в рамках линии сотрудничества РЭЦ и Azpromo, и на уровне агентства Abad формировать готовые бизнес-планы по данным отраслям для пакетного инвестирования малого-среднего бизнеса в эти точечные проекты. Первый шаг в этом направлении сделан - Торговым представительством РФ совместно с представительством РЭЦ в Баку планируется проведение серии обучающих семинаров для экспортеров.

Нужны перекрестные проекты, когда, например, в сфере строительства в России увеличиваются подряды для азербайджанских строителей, а Азербайджан в свою очередь закупает российские облицовочные, кровельные материалы и покрытия для своих проектов. При этом взаимные госконтракты должны учитывать рост новых предприятий Азербайджана, которые не должны быть задушены импортом.

К примеру, производство цемента выросло в Азербайджане на 24,3%, бетонных конструкций на 64%, стекловолокна на 76,1%, кирпича – на 48,4%, готовой бетонной смеси – на 96,8%. Всё это факторы выхода отрасли на экспортный уровень.

Тем самым, мы, во-первых, сформируем более эффективное партнёрство, чем ранее, повысим его качество, возможно до лучших региональных примеров. А во-вторых, Москва получит дополнительное политическое преимущество в том, что отведет от себя возможные обвинения в попытке задавить экономику постсоветского партнера собственными товарами.

Отсюда следующее направление - взаимное инвестирование и промышлено-индустриальное взаимодействие.

Недостаточно развивается потенциал взаимного промэкспорта. К примеру, нам нужны программы вывода продукции Сумгаитского химико-промышленный парка (SKSP/SCIP) на российский рынок, участие в нем российских компаний, поставки туда сырья. В Сумгаите кроме полимерной продукции будет производится стекло, шерстянная пряжа, удобрения, другая приоритетная продукция с точки зрения импортозамещения. Это достаточно важно для российского рынка, в тоже время не составит особой конкуренции для производителей России, учитывая масштабы экономики.

Далее. Проекты по линии коридора развития "Север-Юг" также предполагают системную поддержку выхода на рынки тройки. Опять же, на конкретном примере можно разобрать потенциал спроса в России на иранские автомобили выпущенные в Азербайджане, типа Dena, Runna, Soren и Samand. В чем будет их преимушество - низкой цене, доступности комплектующих или успешном соотношении цена-качество? Насколько востребован этот сегмент учитывая падение рынка новых автомобилей в РФ на протяжении четырех лет? Как заинтересовать российских диллеров? Можно ли вообще облегчить выход на российский рынок низкобюджетных автомобилей?

Также, стоит подумать каким образом, перенести часть промышленной переработки российского сырья в Азербайджан для поставки на рынки Ирана, Индии, Пакистана. Уже сейчас, пока ЗСТ в порте Алят еще не создана, следует продумать какие совместные проекты можно там осуществить.

Таким образом, в перспективе 2025 года мы получаем следующую ситуацию. В рамках новой технологической революции Москва и Баку должны находить возможности запускать проекты взаимной технологической модернизации, создавать новые производства, и улучшать те практики, которые сложились на прежних уровнях многолетнего взаимодействия, как например, в той же аграрной сфере, внедряя в неё новые технические решения.