AZN = 34.08 RUB
USD = 56.30 RUB
EUR = 61.67 RUB
BRENT = 52.33 USD
Треугольник Азербайджан-Иран-Россия стал фактором глобальной мировой политики

Треугольник Азербайджан-Иран-Россия стал фактором глобальной мировой политики

21.03.2017 13:34

 

Президент Азербайджана Ильхам Алиев совершит официальный визит в Иран в начале марта. Об этом сообщили некоторые СМИ со ссылкой на посла Ирана в Азербайджане Джавада Джахангирзаде.  

Посол также отметил, что подготовка в связи с проведением трехсторонней встречи президентов Ирана, Азербайджана и России в Тегеране не ведется.  

И данное заявление иранского посла несколько удивило, поскольку в последнее время во многих СМИ муссировалась именно тема встречи в верхах лидеров этих трех стран. Особенно после встречи в августе минувшего года в Баку Ильхама Алиева, Владимира Путина и Хасана Рухани. Их следующую встречу планировалось провести в 2017 году как раз в Тегеране.  

Это уже реальность

Означает ли это, что только что сформировавшаяся ось Москва—Баку—Тегеран начинает пробуксовывать? Думается, что нет. Просто процессы, которые сейчас идут в мировой политике, не так просты, как может показаться на первый взгляд, и в реальности все обстоит гораздо сложнее. Это касается, в частности, и отношений в треугольнике Москва—Баку—Тегеран, где заложено немало своих "подводных камней".  

Однако то, что эта ось уже стала фактом глобальной политики никто отрицать не станет. Ведь не случайно же треугольник Москва—Баку—Тегеран президент Азербайджана Ильхам Алиев назвал недавно "фактом мировой, глобальной политики", а не региональным или транспортным форматом. По его словам, новый формат — "Это серьезная внешнеполитическая, геополитическая инициатива и уже реальность", и все его стороны будут делать все необходимое для "насыщения" нового треугольника.  

Уже сейчас можно констатировать, что в отношениях Москвы, Баку и Тегерана нет ничего импульсивного — сторонами движет прагматизм не только и не столько экономического характера, сколько объясняемый необходимостью опоры на три основных "столпа": все эти государства оказывают мощное сопротивление вмешательству внешних сил в свои внутренние дела; их подход к решению сирийской проблемы практически един, даже несмотря на союзнические отношения Баку с Анкарой; каждый в этом "трио" предпочитает "западной" демократии стабильность "по-евразийски", хотя и с разными вариациями.  
Кроме того, сближение России, Ирана и Азербайджана далеко не случайно — перед ними, несмотря на определенные не афишируемые разногласия, стоят одни и те же вызовы. Соответственно, необходимость военно-политического и экономического партнерства трех стран назрела.  

В этой компании, заметим, после улучшения отношений Анкары с Москвой и недавнего визита президента Реджепа Эрдогана в Тегеран, может оказаться Турция, а в перспективе и Китай — главный оппонент Запада, экономический монстр, претендент на изменение имеющегося миропорядка. В принципе, все вышеуказанные страны могут вместе оказаться под одним "зонтом" безопасности — к примеру, ШОС или БРИКС.  

Но если такая перспектива видится несколько отдаленной (хотя никто не может знать наперед, какие альянсы сложатся ввиду террористической турбулентности в мире и фактора Запада), то альянс России, Ирана и Азербайджана уже налицо и доказал свою состоятельность. Эксперты даже заговорили (в теории) о создании в Азербайджане совместной военной базы трех стран. В частности, озвучивается возможность создания такой базы в Габале, где ранее располагалась российская радиолокационная станция (РЛС).  
Следует отметить, что вся эта новая "геометрия" очень не нравится Западу, как и любая другая, инициированная не им самим. Так что задачей Запада, на наш взгляд, сегодня является ослабление треугольника Москва—Баку—Тегеран, в том числе, эксплуатацией "исламского фактора", политизацией ислама, столкновением суннитов с шиитами и другими способами.  

Каспийский вопрос

Что же касается собственно треугольника Москва-Баку-Тегеран, он, по идее, должен быть устойчивым хотя бы из соображений совместной борьбы с терроризмом, радикальным исламом и превенции региональных и глобальных угроз. Не будем забывать также и о том, что все участники нового треугольника являются государствами Каспийского региона.  
И хотя в вопросе урегулирования международно-правового статуса Каспия у Москвы, Баку и Тегерана есть свой взгляд на сложившуюся на сегодняшний день ситуацию, все они в конечном итоге заинтересованы в решении проблемы, и им логично было бы создать совместную военно-морскую группу — хотя бы из соображений недопущения в каспийский бассейн иностранной военной силы.  

Как уже было сказано выше, экономическая составляющая этой оси намного меньше, чем военно-политическая и антитеррористическая, хотя экономика и логистика тоже служит стимулом для ее усиления. Так, за время санкций из Ирана ушли крупные западные корпорации. Сейчас они возвращаются, но на это все равно требуется время. Создавшийся вакуум хотя бы частично может заполнить бизнес из Азербайджана и России.  

В частности, речь идет о полноценном функционировании международного транспортного коридора "Север-Юг", который должен соединить железнодорожные системы России, Азербайджана и Ирана с выходом на страны Северной, Центральной и Западной Европы, Индии и государств Персидского залива. Основными преимуществами этой магистрали перед другими маршрутами, к примеру через Суэцкий канал, является сокращение в два и более раза расстояния перевозок, и, соответственно, их стоимости.  

В свою очередь Азербайджан за счет развития отношений с Ираном может создать благоприятные условия для оживления экономики Нахичеванской Автономной Республики. На это, в частности, нацелен проект совместного строительства ГЭС на реке Аракс в иранском и азербайджанском городах Маразад и Ордубад, который должен повысить энергетическую стабильность и возможности экспорта Нахичеванской АР. Развитию связей Нахичеван—Иран будет способствовать также задействование в ближайшее время железнодорожной линии Нахичеван—Тавриз—Мешхед, о чем заявил недавно посол Ирана в Азербайджане Джавад Джангирзаде.  

Следующее направление — это сотрудничество "тройки" в области добычи и транспортировки энергоресурсов; создании энергокоридора между тремя странами; устойчивости финансово-экономических систем трех стран и т. д. В общем, планы у сторон грандиозные и вполне реализуемые. Поскольку в устойчивости треугольника Москва—Баку—Тегеран заинтересованы все три стороны в силу их геополитической уязвимости, высокого градуса сопротивляемости внешнему вмешательству и иным угрозам, превратившим эти государства в мишени для атак Запада.  

Роль Азербайджана

Необходимо подчеркнуть, что особое место в этом треугольнике занимает Азербайджан. И не случайно в этой связи местом встречи Ильхама Алиева, Владимира Путина и Хасана Рухани в августе прошлого года был выбран именно Баку. Азербайджан и географически, и геополитически расположен между Россией и Ираном. И лучшего места для выстраивания стратегического партнерства между Россией и Ираном трудно себе придумать. А ведь сегодня в российско-иранских отношениях речь идет именно о стратегическом союзе. Иран принят в ШОС и является одним из главных союзников России в Сирии.  

При этом очень важно, что на глазах улучшаются отношения и России, и Ирана с Азербайджаном, хотя раньше в этой сложной геополитической конфигурации было немало проблем. Прежде всего, связанных с тем, что и Россия, и Иран традиционно имеют близкие отношения с Арменией, которая выступает региональным противником Азербайджана.  
Не секрет, что карабахская проблема существенно осложняет ситуацию в треугольнике. Но в последнее время между Россией, Ираном и Азербайджаном было достигнуто взаимопонимание и по этой проблеме: все согласны, что первым шагом к ее решению должен быть возврат пяти прилегающих к Карабаху районов, захваченных армянами во время эскалации карабахской войны. Этот план поддерживают и Москва, и Тегеран. Когда они перейдут под контроль Баку, откроется возможность вхождения Азербайджана в ЕАЭС и даже в ОДКБ.  

Итак, формирование оси Москва—Баку—Тегеран, которая резко меняет баланс сил в регионе, лишает Запад свободы маневров и возможности провоцировать в своих интересах конфликты трех евразийских держав. Роль же Азербайджана в этом процессе является ключевой: вступая в стратегический альянс с Россией и Ираном, он полностью переходит из сферы влияния атлантизма к евразийству. Что, впрочем, вполне логично и естественно для такой евразийской страны как Азербайджан.  

И если, как мы упоминали выше, к треугольнику присоединится Турция, то роль Азербайджана, с учетом тесных отношений Баку и Анкары, в этом квартете только усилится. А президент Азербайджана Ильхам Алиев станет ключевым игроком не только в кавказском регионе, но и в более глобальном масштабе.  

Без преувеличения можно сказать, что сегодня мы стоим на пороге радикальных геополитических преобразований не только в региональном, но и в континентальном масштабе. И в этой связи предстоящий в марте визит Ильхама Алиева в Тегеран имеет особо важное значение. Причем не только для двусторонних отношений Азербайджана и Ирана и их влияния на ситуацию в регионе, но и для укрепления связей внутри геополитического треугольника Москва—Баку—Тегеран.