AZN = 44.55 RUB
USD = 75.68 RUB
EUR = 90.54 RUB

A
Художник Интигам Агаев: Хочу вновь отправиться в Шушу, чтобы написать новые полотна о свободной от оккупации «Жемчужине Карабаха»

Художник Интигам Агаев: Хочу вновь отправиться в Шушу, чтобы написать новые полотна о свободной от оккупации «Жемчужине Карабаха»

09.04.2021 17:40

/upload/iblock/b94/b949948ea6f3bfc641ec3def6f5017e0.jpg

Азербайджанский художник Интигам Агаев не понаслышке знает о войне. Тридцать лет назад он записался добровольцем на фронт и отправился защищать Карабах от армянских оккупантов. «Война стала переломным моментом в моей жизни, разделив ее на «до» и «после». И, конечно, оказало глубокое влияние на творчество», - говорит художник. Именно поэтому большая часть его работ посвящена военной теме. Корреспондент «Москва-Баку» побеседовала с художником Интигамом Агаевым, который рассказал о том, как сложно переносить воспоминания на полотно и поделился мечтой вновь увидеть Шушу.

- Вы прошли Первую Карабахскую войну. Одним из первых в1992 году записались добровольцем на фронт. Расскажите, какие чувства испытали, когда узнали, что спустя 30 лет азербайджанская армия вернула оккупированные земли?

- Как и каждый азербайджанец, испытал чувство безграничной радости. На протяжении 30 лет я и мои боевые товарищи верили, что этот день наступит. Верили, что однажды мы вновь увидим наш Карабах свободным от оккупантов. Теперь я с нетерпением жду момента, когда вместе с друзьями смогу отправиться в Шушу - прекрасный город, который я считаю сердцем Карабаха. Я видел Шушу десятилетия назад, до начала военных действий. Какой я ее запомнил? Красивой, утопающей в зелени, словно парящей над карабахскими просторами. Такой я хочу увидеть ее снова. Хочу выразить слова благодарности азербайджанским солдатам, благодаря храбрости которых удалось вернуть то, что принадлежит нам по праву. Я жалею лишь о том, что на этот раз мне не удалось принять участие в освобождении азербайджанской земли.

- Ваша первая персональная выставка называлась «У боли, надежды и радости тоже есть цвет», которую вы посвятили карабахским событиям. Что для вас Карабах? Сложно ли было переносить военные воспоминания на полотно?

- Мне, прошедшему войну, сложно даже вспоминать о тех событиях. Я воевал в Агдаме, Шуше, Физули, Тертере, Агдере. Служил в войсках специального назначения. Был в звании старшего лейтенанта и видел многое. Каждый раз приходится переживать прошлое заново. Ведь память не сотрешь. Я помню огонь, звуки артиллерии, лица погибших товарищей, сожженные и черные от копоти здания, изувеченные деревья. Карабах того времени был для меня одновременно и раем, и адом. Богатейшая, красивейшая земля, которую армянские агрессоры превратили в руины. Конечно, мне было очень сложно переносить свои воспоминания на полотно. Но я знал, что это необходимо не только для меня, но и для тех, кто знает о войне лишь понаслышке.

- И, все же, какого цвета боль, надежда и радость в вашей интерпретации?

- Боль – темных оттенков: от черного до коричневого. Надежда – цвета золота, а радость – обязательно красная. Лица солдат, которых я изобразил на своих полотнах – одухотворенные и чистые. Для меня было принципиальным, показать не ужасы и смерть, а надежду, веру и патриотизм азербайджанского народа.

- Как получилось, что вы стали художником? С чего начинался ваш творческий путь?

- Сколько себя помню, я всегда рисовал. В детстве я любил проводить время за рисованием цветными карандашами придуманных героев. Родители, заметив, что мне все это нравится, записали в кружок рисования сумгайытского Дома пионеров. Тогда я с карандашей и альбома перешел на краски и мольберт. К окончанию средней школы решил для себя, что свяжу свою жизнь с изобразительным искусством и поступил в Художественное училище им.Азима Азимзаде. Всегда с теплотой вспоминаю студенческие годы. Многому меня научил преподаватель, заслуженный художник Азербайджана Сабир Шыхлы. После окончания училища начались карабахские события, и я добровольцем ушел на войну. Когда вернулся, постепенно стал вливаться в мирную жизнь и начал участвовать в республиканских и международных выставках. Были взлеты и падения, разочарования и победы. В общем, все складывалось, как и у большинства художников.

- Расскажите о самых значимых для вас выставках. Насколько важно для художника участвовать в вернисажах и мастер-классах?

- Их было много. Назову наиболее масштабные и запоминающиеся. Выставка азербайджанских художников в Тбилиси в Азербайджанском Дом культуры им.М.Ф.Ахундова, где был издан каталог с картинами всех живописцев, принимавших участие в вернисаже. Выставка «Черное и белое», которая торжественно прошла в Музейном центре Министерства культуры Азербайджана в 2009-ом году. На этом мероприятии были представлены работы около ста художников - 210 живописных картин, графика, скульптура, фотографии и образцы декоративно-прикладного искусства. Я участвовал также в Международном фестивале изобразительного искусства на тему «Нахичевань - колыбель человечества». Меня вдохновила атмосфера, царящая на фестивале, поэтому работалось весело и интересно. Написанные художниками картины затем вошли в экспозицию выставки.

Осенью 2012-го года в рамках празднования Дня нефтяника в Баку была презентована книга-альбом «Нефть и изобразительное искусство». В ней были представлены репродукции произведений изобразительного искусства, посвященные нефтяникам и нефтегазовой промышленности Азербайджана. Моя работа «Полет» была также включена в этот каталог наравне с работами таких известных азербайджанских художников, как Тогрул Нариманбеков, Таир Салахов, Микаил Абдуллаев, Ваджия Самедова, Назим и Расим Бабаевы, Саттар Бахлулзаде, Тофик Джавадов, Ариф и Мусеиб Амировы, Чингиз Фарзалиев, Ариф Гусейнов.

- Пандемия коронавируса и вынужденная изоляция стала импульсом для творчества художников по всему миру. Наверняка, вы тоже активно пишите новые картины. Интересно, о чем они?

- О победе, об освобожденном Карабахе, об азербайджанских героях, ценою своей жизни вернувших родную землю. Я уже сделал около десяти эскизов и в ближайшее время приступлю к основной работе. А еще я хочу поскорее отправиться в Шушу, чтобы написать новые полотна, посвященные свободной от оккупации «Жемчужине Карабаха». Хочу вновь оказаться на «Джыдыр-дюзю», почувствовать запах зелени и увидеть цветок «хары-бюльбюль».