AZN = 37.32 RUB
USD = 63.44 RUB
EUR = 65.82 RUB

A
100-летняя азербайджанка Фатма Саттарова рассказала о блокаде Ленинграда в интервью «Москва-Баку» (видео, фото)

100-летняя азербайджанка Фатма Саттарова рассказала о блокаде Ленинграда в интервью «Москва-Баку» (видео, фото)

Самира Кязимова, Рухин Керимов, Дин Бицоев    Москва-Баку
27.01.2022 13:57

Азербайджанка Фатма Саттарова прошла всю Великую Отечественную войну, дойдя до самого Берлина. На фронте молодая медсестра спасла не одну жизнь. На днях Фатма ханум отметила свой 100-летний юбилей и получила главный подарок из рук президента Азербайджана Ильхама Алиева. Глава государства вручил председателю Организации ветеранов войны, труда и Вооруженных сил Азербайджана орден "Истиглал" ("Независимость") за многолетнюю плодотворную деятельность в общественной жизни республики. Корреспондент «Москва-Баку» побеседовала с Фатмой Саттаровой, которая рассказала о своем фронтовом прошлом, и поделилась воспоминаниями о войне.

- Поздравляем вас с получением высшей награды. Какие чувства испытали, когда узнали, что получите орден «Истиглал» из рук президента Азербайджана?

- Так радовалась, что предела не было этой радости. Конечно, это большое счастье – в моем возрасте получить такой орден. Прожить 100 лет, всю свою жизнь служить своей родине, своему народу. Приятно, что мои заслуги, мой труд оценили. Благодарю за такой подарок в свой юбилей президента Азербайджана Ильхама Алиева и первого вице-президента Мехрибан ханум Алиеву. Я очень счастливая женщина. Наверное, самая счастливая женщина в Азербайджане, по крайней мере, я таковой себя считаю. Я прожила долгую жизнь, прошла через множество трудностей, много работала во благо своей страны, воспитала своих детей, внуков и правнуков. И прожила 100 лет!

- Вы прошли всю Великую Отечественную войну и дошли до Берлина. Вы участвовали в обороне Москвы. Расскажите о том времени.

- Я офицер-лейтенант, медицинский работник. Когда началась война, я с девочками, окончившими медтехникум, отправились в бакинский военкомат, расположенный у Гоша Гала в Ичеришехер. Представили свои военные билеты. В военкомате нам дали три дня на сборы. Через три дня мы поехали на железнодорожный вокзал, где нас уже ждали 15 составов с призывниками. В первые же годы войны на фронт отправилось более 600 тысяч азербайджанских мужчин и 200 тысяч женщин. К каждому вагону «прикрепили» по одному врачу и медсестре. Из Баку мы поехали в сторону Москвы, которую нужно было оборонять от немцев. По дороге нас бомбили, было страшно. Когда добрались до Подмосковья, там уже шли жестокие бои. Как нам рассказали бойцы, немцы намеревались захватить Москву и взять в плен Сталина. Город нещадно бомбили. Помню, практически все трамваи были уничтожены. Мы организовывали медпункты прямо в вагонах поездов, где оказывали первую медицинскую помощь раненым. В тот же период знаменитая 316-ая дивизия под командованием генерала Панфилова приступила к обороне Москвы. Он приказал в каждом полку создавать ударные группы из местных жителей, которые уходили на десятки километров вперёд, вплоть до соприкосновения с врагом. Эти отряды устраивали засады, вступали в перестрелки с немцами и постоянно беспокоили врага, не давая ему расслабиться. Таким образом удалось вытеснить немецкую армию от подступов к Москве. Некоторое время я проработала в московском госпитале, где спасали и лечили раненых солдат. Через несколько месяце пришел приказ – отправить нас в Ленинград. Так, я, в составе полка, отправилась воевать за Ленинград. Нас было несколько медсестер. Практически все девочки – русские, и только одна я – азербайджанка.

- Несколько месяцев вы пробыли в блокадном Ленинграде. Чем запомнились вам те страшные дни?

- Когда мы направились в Ленинград, там шли ожесточенные бои с врагом. Немецкой армии удалось взять город в блокадное кольцо, и мы оказались оторванными от всего мира. Знаете, словами и не расскажешь, что такое блокада Ленинграда. Это было нечто ужасное. Хлеба не было, люди умирали от города и холода прямо на улице, нечего было кушать. С самолетов нам бросали мешки с железными коробками, в которых был ценный для всех яичный порошок. Из него мы готовили яичницу и кормили раненых. А нам, солдатам и медработникам, выдавали в день по 150 граммов черного хлеба и кусок жмыха, который нужно было сосать как конфету, чтобы желудок «не забывал» работать. А пустые коробки из-под яичного порошка мы, медсестры, не выкидывали. Наливали в них воду и кипятили. Бросали в воду сухие листья деревьев, чтобы цвет жидкости хоть немного напоминал чайный напиток. Таким был для нас блокадный чай. Помню, как на баржах и небольших судах переправляли раненых черед замерзшее Ладожское озеро. Как мы затаскивали на баржи тех, кто не мог ходить, и отправляли в тыл. Но не все лодки доплывали до места назначения. Немцы бомбили с воздуха. Некоторым удавалось прорваться через немецкий обстрел и дойти до берега. Я пробыла в блокадном Ленинграде 40 страшных дней. Вплоть до того дня, когда советской армии удалось прорвать блокаду и отбросить немцев назад. Так мы спаслись. Мы были полуживые от голода, но выжили.

- После того, как вы пережили блокаду Ленинграда, вы вновь отправились на фронт?

- Конечно. Медсестер не хватало. Многие погибли. Оттуда нам направили под Сталинград. Там тоже спасали и ухаживали за ранеными солдатами. Так, шаг за шагом, дошли до Берлина. По дороге советская армия освобождала от фашистских захватчиков Румынию, Венгрию.

- О победе советской армии вы узнали в Берлине?

- Нет. За несколько дней до победы я была ранена – осколки попали в правую руку и ногу. Мне пришлось пережить довольно сложную операцию. Осколки из ноги удалось удалить, а руку оперировать я отказалась. Сказала врачам, что я – женщина и мне эта рука еще пригодится в будущем. Нужно будет вести домашнее хозяйство, воспитывать детей. Эх, нужно было мне тогда согласиться на операцию! Потому что нога до сих пор работает, а рука – нет. Когда была помоложе и чуть полнее, осколки не давали о себе знать. А с возрастом чувствую их в своем теле. Болит, конечно. Но я терплю, а что поделаешь? Что-то оставила я на память о той войне. Когда я уходила на войну, уже была замужем. Мой супруг Мамед Саттаров находился в тылу и тоже помогал фронту. Он управлял машиностроительным заводом имени Петра Монтина, который в годы войны был переориентирован на производство боеприпасов. Как только я вернулась с фронта, с несколькими боевыми подругами, отправили заявление первому секретарю Компартии Азербайджанской ССР Мирджафару Багирову с просьбой зачислить нас в институт без экзаменов. Ведь мы целых пять лет своей жизни отдали войне. И он выполнил нашу просьбу. Девочки поступили в медицинский институт, а я – на экономический факультет БГУ. В медицину не захотела идти. Слишком много смертей и горя видела на войне. Параллельно я закончила еще и заочное отделение Московского Экономического университета имени Плеханова. Так что, у меня два высших образования, чем я очень горжусь!

- Сколько у вас детей, внуков и правнуков?

- Я вырастила четверых детей – три сына и дочь. Мужа я рано потеряла. Воспитывала детей одна и очень горжусь ими. Средний сын – академик – живет и работает в США. Старшего я недавно похоронила. У него осталось 4 детей. У нас очень большая семья. У меня 11 внуков и 25 правнуков. Самой старшей правнучке Соне 30 лет. Живет в Китае, преподает английский язык в университете. Иногда звонит мне из Китая, а я ей говорю: «Сона, выходи уже замуж!». А она мне отвечает, что «еще не время». Пытаюсь как-то повлиять на нее: «Давно уже пора! В моем возрасте что ли пойдешь замуж?». Правнучка только смеется… Мой сын, внуки и правнуки, которые сегодня живут в Америке, просят, чтобы я переехала у ним. Но я никогда этого не сделаю. Говорю им: - «Хотите меня увидеть? Приезжайте в Азербайджан». И каждое лето они приезжают в гости ко мне.

- Фатма ханум, вы прожили долгую и сложную жизнь, выстояли, несмотря ни на что. В чем секрет вашего долголетия?

- Никакой особой рецептуры не существует. Нужно быть справедливым человеком, уметь принимать реальность, жить, воспитывать детей, служить своей родине, своему народу. Нужно шагать с народом, а не отдельно от него. Всю свою молодость я отдала войне. Вернулась с фронта, родила детей, училась, рано потеряла мужа. Чтобы мои дети не чувствовали отсутствие отца, старалась быть для них и матерью и отцом. Мне было трудно. Порой, плакала ночами, чтобы дети не видели моих слез. Дети меня всегда уважали, потому что чувствовали, это - взаимно. Женила и выдала замуж детей. Воспитала внуков. Всю свою жизнь я работала. Долго время трудилась в сфере общественного питания: возглавляла учреждение, которому подчинялись все предприятия общепита. Так прошла моя жизнь. Открыла глаза, а мне уже целых 100 лет! Дай Бог всем достойным женщинам прожить такую жизнь. Нужно шагать по жизни. Как поется в известной песне: кто шагает по жизни, никогда и нигде не пропадет. Нужно уметь идти по жизни не так, как хочешь ты, а так, как она тебя сама ведет. Одним словом, я прожила счастливую жизнь. Мне не за что жаловаться на жизнь…