AZN = 44.74 RUB
USD = 76.02 RUB
EUR = 91.75 RUB

A
Директор Московского театра Сатиры Мамед Агаев: За войной в Карабахе я следил круглосуточно (видео)

Директор Московского театра Сатиры Мамед Агаев: За войной в Карабахе я следил круглосуточно (видео)

Инна Лисовская    Москва-Баку
17.12.2020 11:55

Директор Московского театра Сатиры, заслуженный деятель искусств Российской Федерации Мамед Агаев, уроженец Азербайджана рассказал «Москва-Баку» о том, что изменилось в его театре за пандемию, какую телеграмму он направил в адрес правительства Азербайджана и как в его семье восприняли новость о подписании трехстороннего соглашения по Карабаху.

- Пандемия- это тяжелое испытание для всех нас. Что изменилось в Вашем мировоззрении, в мироощущении за этот год?

- Изменилось очень многое. Столько больных я не видел никогда в жизни в своем коллективе. Для театра, да что там для театра, для всего человечества- это огромная трагедия. Для театрального коллектива, для людей искусства- это тяжело. Мы сейчас работаем на 25 процентов зала, а всего у нас 1200 мест. Хотя у нас афиша висит, народ ходит, но без грусти не взглянешь на то, как на сцене может быть людей больше, чем в зале. Вообще народ ходит еще и потому, что люди хотят праздника- это понятно. Но все-равно боятся. Любители театра, конечно, с огромным рвением скупают билеты, потому что это возможность получить положительные эмоции, ведь они сейчас нам всем так нужны.

- Сейчас афиша театра пестрит новыми премьерами, спектаклями. Вы подстраивали репертуар под новые правила, переверстывали программы?

-Знаете, такие мысли у нас были. Когда все это началось, мы думали, как минимизировать количество людей на сцене, но потом совсем отказались от этой идеи. Как мы можем переписать произведение- только менять на другое, где будут иные сцены. Этот вариант не подошел. Уменьшать количество артистов мы не стали. Все спектакли как шли, так и идут сейчас. Вот 25 декабря мы даем премьеру спектакля «Лес» Островского, но в зале будет 25 процентов. Правда, такого праздника Театр сатиры не может устроить, как обычно. Когда премьера в обычное время – всегда аншлаг, 1200 человек, вокруг театра море гостей, сейчас все иначе. Но мы продолжаем ставить спектакли, потому что жизнь продолжается. В такой момент наоборот надо больше ставить – люди должны понимать, что все вернется на круги своя. И театры, и концертные залы, и музей- все должно работать, чтобы давать надежду, что мы вернемся к нормальной жизни.

- Внедряете ли Вы новые технологии в работу театра, идет ли у вас онлайн трансляции?

- Конечно, с первого дня пандемии мы ведем трансляции всех спектаклей, но Вы должны понимать – это совершенно иное. Это не подходит любителям театра, потому что они хотят живого общения, хотят атмосферы, которую получают только в театре. И так было и будет- в этом отличие нашего искусства. Театр любит живое отношение. Почему зритель к нам приходит на один спектакль по три-четыре раза, потому что по-разному артисты играют, поэтому я противник онлайн - трансляций. Наши зрители любят приходить красивыми, нарядными. Девушки надевают свои украшения, их ожидают кавалеры. После они гуляют по фойе, покупают программку, заходят в буфет, обсуждая увиденное на сцене. Это праздник, это эмоции.

- Как Вы с близкими переживали весенний локдаун?

- Я ходил на работу, каждый день. Я без этого не могу. А вот моя жена была все время дома. Сын перешел на удаленку, работал из дома. Немного перестроился наш быт, но я это заметил в меньшей степени, потому что все время приходилось ездить на работу. Но маска плотно вошла в нашу жизнь. И вообще, я хочу сказать огромное спасибо нашим врачам! Я переболел коронавирусом, я лежал в больнице. И могу сказать- это наши спасители. Они делают огромную работу. Они должны по 85 тысяч за час получать. Это адский труд. А вообще, от людей много зависит. Чтобы разгрузить их, чтобы помочь справиться с пандемией- мы все должны в этом учувствовать. Это же не для себя- это для ближнего. Если каждый из нас будет помнить о своей ответственности, то мы это переживем.

- Многие страны, включая Ваш родной Азербайджан, продолжают сохранять очень жесткие меры по борьбе с пандемией. Как Вы считаете, правильные ли это шаги?

- Абсолютно. Когда это все началось, я даже направил телеграмму Правительству Азербайджана со словами благодарности. Они сделали то, что не смогли многие страны - они сохранили людям жизни! Эти меры очень серьезные, сложные, их не хочется может быть где-то соблюдать, но это нужно, чтобы страна смогла пережить и вернуться к нормальной жизни! Своему народу я хочу сказать – берегите себя! Это так важно. Все эти нормы, о которых говорят врачи - не пустой звук.

- Москва, Ереван и Баку подписали трехстороннее соглашение, и огонь в Карабахе был остановлен. Как вы восприняли это соглашение?

- Я очень благодарен Владимиру Путину. Он еще раз доказал всему миру, что он аксакал великой России. Я мирный человек, и никогда в жизни не хотел бы видеть мертвых детей. А погибали все. И я так благодарен Ильхаму Алиеву, который собрал весь азербайджанский народ и привел его к победе, к возвращению своих территорий. Я рад, что это закончилось. И Ильхаму Алиеву, и Владимиру Путину огромное спасибо за мир!

- Детально ли Вы следили за боевыми действиями?

- Я круглосуточно следил. А как же иначе, ведь там мои братья, мои родные люди воевали на фронте, соседи, друзья. Честно говоря, я всегда хотел, чтобы эта война закончилась. Армянские друзья когда-то сказали мне, мол, мы воевали и захватили эти земли, теперь отвоюйте их обратно. Вот мы их и вернули. Азербайджанский народ вынужден был начать это, потому что выхода другого не было. Это такая радость, такое счастье! Для моей семьи эта победа стала таким светлым моментом!

- Чего ждете от 2021 года?

-Я очень жду, чтобы все были здоровы. Сейчас это самое главное. Я желаю в Новом году всем здоровья, мира и добра.