AZN = 39.1 RUB
USD = 66.33 RUB
EUR = 75.58 RUB
BRENT = 62.75 USD
Новости дня

Винный эксперт Василий Расков: Винодельческий потенциал Азербайджана огромен!

Винный эксперт Василий Расков: Винодельческий потенциал Азербайджана огромен!

Инесса Рассказова    "Москва-Баку"
14.12.2018 09:34
Василий Расков Фото: Из личного архива
Василий Расков Фото: Из личного архива

История виноделия в Азербайджане насчитывает несколько тысячелетий. И, как любая история, она знала времена расцвета и времена упадка. Поразительно, но в восьмидесятые годы прошлого века, в эпоху СССР доходы от производства вина превышали доходы нефтяной промышленности!

Правда, антиалкогольная кампания 1985 года и социально-экономические неурядицы, связанные с распадом Советского Союза положили конец этому процветанию, и большая часть прекрасных виноградников была вырублена. Около десяти лет назад в Азербайджане началось серьезное возрождение виноделия. О том, каковы первые всходы, что можно сказать о современных азербайджанских винах, насколько огромная работа проделана и что еще предстоит «Москва-Баку» рассказывает известный винный эксперт Василий Расков.

- Василий, в свое время сухой закон прошелся буквально асфальтирующим катком по виноградникам Азербайджана. То, что создавалось десятилетиями было уничтожено за несколько недель…

- Я думаю, это все-таки преувеличение. На самом деле вырубили тогда около половины всех виноградников. Виноградники в Азербайджане занимали 274 тысячи гектаров в пиковое время, - почти четверть всех виноградников Советского Союза, - это колоссальная площадь и, если сравнивать, например, с Францией, где более 750 тысяч гектаров занимают виноградники, то есть это треть виноградников Франции. По идее, должно было остаться сто сорок тысяч гектаров, а к середине нулевых осталось семь! Так что скорее не вырубка во имя сухого закона, а совсем другие причины привели к упадку. И причины, в общем-то понятны. По-настоящему трудные времена виноделие в Азербайджане пережило в постсоветский период, когда самым насущным вопросом скорее стала проблема хлеба, а не вина. Однако после 2009 года, когда заработала государственная программа по возрождению виноделия и были подписаны соответствующие распоряжения на правительственном уровне, ситуация начала меняться.

- Что представляли собой эти изменения?

- Они коснулись базовых вещей, оборудования и виноградников. Плюс появились винодельческие хозяйства нового типа. За десять лет приросло десять тысяч гектаров, и это серьезный результат, учитывая, что речь идет о виноградниках, посаженных по самым современным технологиям с прицелом на то, чтобы получать вино европейского качества.

Фото: Google
Фото: Google

Развал Союза сказался не только на виноградниках Азербайджана, похожая ситуация сложилась и в России, которая тоже потеряла большую часть своих виноградников. Если посчитать то, что было в России и в Крыму, то площадь получалась примерно такой же, как в Азербайджане, около 270 тысяч га. У нас осталось, правда, не семь, а семьдесят от всего этого богатства, но упадок происходил по похожему сценарию.

От Советского Союза всем республикам досталась структура отрасли, направленная на производство дешевого массового вина: с одной стороны, существуют большие заводы, которые бутилируют вино, с другой стороны, аграрные предприятия, которые выращивают виноград, думая не о качестве вина, а о тысячах тонн с гектара. В этом смысле у нас не очень хорошее наследие. Очень важно, когда весь цикл объединен — от того момента, когда определенный сорт высаживается на определенном участке земли, до того момента, когда вино разливается по бутылкам. Тем не менее, в Азербайджане подобные предприятия начали появляться, совсем недавно я побывал в некоторых из них. Они очень интересно развиваются. И, разумеется, для их развития нужно было где-то заимствовать опыт. Поэтому приглашаются команды из Франции, Италии, приезжают консультанты из Грузии, поскольку у Грузии и Азербайджана есть общие сорта винограда, тот же ркацители, саперави. И это очень правильно, так как дает возможность сразу сделать большой шаг вперед, перепрыгнув через несколько ступеней.

У такого скачка есть и обратная сторона: итальянцам и французам удобнее работать с европейскими сортами: шардоне, каберне совиньоном и так далее. И уже очевидно, что есть районы с очень большим потенциалом – прежде всего, предгорья Большого и Малого Кавказа. Там прохладнее, перепад дневных и ночных температур в конце сезона практически идеален для качественного созревания винограда, таким образом он сохраняет ароматику и кислотность. Помимо всего прочего, в этих районах больше осадков, почвы с хорошим дренажем. Иначе говоря, в Азербайджане есть районы для производства вин высокого качества. И мы видим первые результаты работы с международными сортами, местами очень интересные, вдохновляющие. Fireland филигранно работает с шардоне, у Shirvan Wines удачный ассамбляж ронских сортов, в линейках Hillside и Yarimada есть великолепный каберне совиньон, Savalan производит очень любопытные версии шираза и мерло. Но самое важное впереди, это возрождение автохтонных азербайджанских сортов. Это очень важно, местные сорта — хребет национального виноделия.

- Мне кажется, гораздо интереснее возрождать национальные сорта.

- Да, конечно, и большая работа в этом направлении ведется, просто это не так легко, как может показаться на первый взгляд. В Азербайджане отсутствуют питомники, где можно взять черенки. Они закупаются в Европе. Savalan ведет очень серьезную работу с местными сортами. В 2008 году они пригласили команду специалистов из Rauscedo, крупнейшего итальянского питомника, объехали с ними всю страну, собрали образцы местных сортов из разных зон, сделали анализ ДНК, провели клональную селекцию, оценили результаты, провели очистку от вирусов и болезней и только через 10 лет получили черенки. В следующем году хозяйство начнет масштабную высадку автохтонных азербайджанских сортов мадраса, баян шира, ширван щахи, миранди и других. Потребуется еще лет десять на экспериментальную работу с этими сортами: на каких почвах высаживать, как формировать крону, сколько гроздей оставлять на лозе, какие дрожжи использовать, в чем ферментировать, как выдерживать. и так далее. Надеюсь, через пять-шесть лет мы увидим первые результаты этой работы.

Фото: Twitter
Фото: Twitter

Разумеется, и сейчас в Азербайджане выпускаются вина из местных сортов. В деревне Ивановка, например, сохранился крупный виноградник мадрасы. Но пока нельзя сказать, что такое типичная мадраса. Тут скорее речь идет об авторских экспериментах. У Fireland, Yarimada, Абшерон Шараб есть мадраса. Вина очень хороши, но характер сорта проследить не удается. У Chabiant отличный сортовой баян шира, но его не с чем сравнить.

- Иными словами, азербайджанское виноделие еще находится в поиске своего лица.

- Да, потому что на крепленых винах, а их в Азербайджане делают очень хорошо, далеко не уедешь. В Азербайджане есть выдающиеся терруары для производства крепленых вин. К тому же, технология крепленых вин была хорошо отработана в советское время, и это как раз та часть советского наследия, которую надо тщательно оберегать. На предприятии Ganja Sharab 2 мы попробовали фантастическое крепленое вино HillsideClassico 1990-го года, ассамбляж ркацители и баян шира. Богатейший аромат сухофруктов, сушеных цветов и трав, легкие грибные и ореховые ноты и великолепная свежесть во вкусе. Gögöl Sharab, старейшее винодельческое предприятие Азербайджана, основанное в середине 19 века немецкими колонистами, — еще один пример очень достойной работы с креплеными винами. Вина Gögöl а-ля мадера, а-ля портвейн и крепленый мускат — это вина выдающегося качества. Но современный мир движется в сторону легкости и сухости, чистоты и ясности сортовых ароматов. Поиски лица — это очень важно. Это не означает, что нужно срочно вырубить каберне и шардоне и весь Азербайджан засадить мадрасой. Лицо Южной Африки — пинотаж, но площадь посадок этого сорта там невелика. Дело, конечно, не в сортах, а в уникальных стилях. И тут важно все — сорт, терруар и виденье мастера…