AZN = 40.95 RUB
USD = 69.47 RUB
EUR = 79.46 RUB
BRENT = 57.30 USD

АКТУАЛЬНОЕ с американским политологом Эндрю Корыбко: Российское новое мышление в отношении Армении и Азербайджана (видео)

АКТУАЛЬНОЕ с американским политологом Эндрю Корыбко: Российское новое мышление в отношении Армении и Азербайджана (видео)

02.10.2017 13:34

Американский политолог Эндрю Корыбко на портале "Москва-Баку" о переменах во внешней политики России в отношении Армении и Азербайджана
 
Сегодня из всего вороха различий между двумя странами есть одно, которому Россия начинает придавать все большее значение: это то, как Армения мешает достижению соглашения между Москвой как великой державой и исламским миром. В то время, как Азербайджан делает все, от него зависящее, чтобы способствовать этому процессу.

Анализировать армяно-азербайджанские отношения – это, в общем, все равно, что говорить об отношениях между Индией и Пакистаном или Израилем и Палестиной: они так же крайне сложны, так же уходят корнями в глубь веков и при их обсуждении, среди прочих факторов, так же используются очень пылкие аргументы относительно территории, религии и геополитики. О них практически невозможно говорить, не рискуя вызвать гнев одной из сторон; хотя в то же время нельзя не признать, что такие кажущиеся неразрешимыми конфликты на самом деле реально существуют в сегодняшнем мире. С учетом вышесказанного и на фоне этих дебатов, стоит обсудить, как такая великая держава, как Россия, понимает свою меняющуюся роль в создающемся сейчас многополярном мировом порядке. Наиболее уместным будет взглянуть на этот вопрос через призму проблемы Нагорного Карабаха – напомним, Москва является участником Минской группы ОБСЕ, призванной урегулировать этот долгоиграющий конфликт.

Геополитическая оттепель

Сторонние наблюдатели (вне зависимости от того, были они правы или нет) довольно долго высказывали предположение, что у Москвы был свой интерес в «замораживании» конфликта, - однако эта теория не выдерживает критики. Старый и уже развенчанный миф о том, что Россия, якобы из-за общих с Арменией христианских «корней», всегда негласно была и будет на стороне Еревана, что бы ни случилось, взят на вооружение многими армянами. Пассивно позволяя нагорно-карабахскому конфликту оставаться «замороженным», Россия, предположительно, тем самым подавала сигнал, что она одобряет позицию Армению в данном вопросе и что она не верит, что спорные территории когда-либо вернутся под контроль Баку. Возможно, так и обстояло дело последние двадцать лет. Но в последние годы отношение России к этому вопросу заметно изменилось – и произошло это одновременно с явным сближением России и Азербайджана.

«Военная дипломатия»

Скажем прямо, отношения между двумя странами никогда не переживали того полного упадка, какой им нередко приписывали: Россия была и остается военным партнером Азербайджана. И, видимо, именно этот момент больше всего и расстраивает Армению, которой непросто понять доктрину «военной дипломатии», которую Россия применяет в отношении этой пары (а также и других) соперничающих государств. Успехи России и ее «военной дипломатии» известны: Россия продает оружие обеим сторонам конфликта, чтобы таким образом сохранить между ними стратегический паритет. Это, в свою очередь, не позволяет ни одной из сторон получить решающего преимущества, которое могло бы подтолкнуть к возобновлению враждебных действий – а ведь именно на такое нарушение сложившегося регионального баланса сил в Евразии руками своих военных партнеров и надеются США.

«Шахматная доска великих держав XIX века»


Использование Россией «военной дипломатии» - дополнение к новой, желаемой ею геостратегической роли в создающемся в 21 веке многополярном мировом порядке – порядке, который однозначно становится главной уравновешивающей силой на евразийском континенте. С этой целью Россия также придерживается и парадигмы так называемой «шахматной доски великих держав XIX века». Согласно ей Россия ставит в приоритет свои отношения с великими державами, схожими с ней по «весу», за счет своих меньших по размеру партнеров – таких, как Сербия, Сирия или, как в нашем примере, Армения. И все это для того, чтобы продвинуть ценности «большего добра», которое несет с собой многополярность. Эта концепция оказывает главное влияние на принятие решений российской «прогрессивной» внешнеполитической фракцией, которая обыгрывает т.н. «традиционалистов» - в том смысле, что российская внешняя политика ориентируется на мусульманский мир (т.н. умму).

Невмешательство в карабахский конфликт


Отчасти благодаря упомянутым выше факторам Россия отказалась от военного вмешательства во время короткого обострения отношений между Арменией и Азербайджаном в Нагорном Карабахе весной 2016 года. Россия при этом руководствовалась двумя основными причинами. Первая – ее обязательства по взаимной обороне как страны-члена Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) распространяются только на международно-признанную территорию Армении, в которую Нагорный Карабах не входит - ведь даже Ереван официально не признает его самопровозглашенную «независимость» и желание объединиться с Арменией. Вторая причина заключалась в том, что Россия не была точно уверена, кто именно из сторон начал новый виток насилия, и опасалась быть втянутой в конфликт, понимая, что ее участие могло бы вызвать мгновенное распространение очага напряженности на весь регион. А это – именно то, что отвечает стратегическим интересам США.

Осторожная прогулка по Кавказу


О продолжающихся подозрениях со стороны России в контексте вышесказанного можно и еще порассуждать. Тут и тема возможного «армянского кинжала», и тема потенциальной продолжительной войны в Нагорном Карабахе – вариантов сценариев в этом регионе мы видим достаточно. Опасения же России, в основном, касаются того, что оголтелые националисты в Ереване из разряда «цветных революционеров» могут сбросить «умеренное» правительство и разжечь новое военное противостояние с Азербайджаном. И все это - с целью втянуть Россию в цепную реакцию региональных конфликтов с помощью механизма взаимных военных обязательств РФ по отношению к Армении в рамках ОДКБ. Причем, даже в ситуации, если в Армении не произойдет смены режима в проамериканском духе, одного только давления со стороны местной оппозиции, поддерживаемой Западом, на власть может оказаться вполне достаточно, чтобы подтолкнуть страну в «нужном» направлении, к новому витку насилия в регионе. Кстати, возможно, именно так и развивалась история с т.н. «четырехдневной войной» в Нагорном Карабахе в апреле 2016 года. Ведь, по любопытному совпадению, за год до этих событий, летом 2015-го, в Армении прошла мощная волна беспорядков в стилистике «цветной революции», наэлектризовав общество до предела и дав аналитикам возможность рассуждать о том, что «Ереван выходит из под контроля»…

Баку как евразийский мост

Спустя всего несколько дней после окончания «четырехдневной войны» в Нагорном Карабахе (2016г.- прим.пер.), российский министр иностранных дел Сергей Лавров встретился в Баку с иранским и азербайджанским коллегами и объявил, что три страны приняли решение интегрировать свою транспортную инфраструктуру для создания Транспортного коридора «Север-Юг» - чтобы, наконец, соединить Индию со странами Евросоюза. Баку в этом проекте отводится совершенно незаменимая роль цивилизационного «моста», который должен соединить европейскую, русскую, ирано-персидскую и индийскую цивилизации. Эта функция Баку весьма гармонично отвечает многополярным принципам мирной интеграции и взаимовыгодного сотрудничества между странами. И, если стороннему наблюдателю могло показаться, что Россия «стремится» к Азербайджану, в действительности ничего подобного не было. А был всего-навсего еще один тонкий маневр Москвы для большего укрепления своего евразийского равновесия: в частности для достижения баланса в ее практически превосходных отношениях с Ереваном и быстрорастущих отношениях - с Баку.

Армянский союзник России

Президент Путин недавно похвалил фантастический уровень двусторонних отношений между Россией и Арменией, заметив, что «Москва и Ереван эффективно сотрудничают в рамках интеграционных процессов в Евразии, осуществляют координацию своих усилий для обеспечения региональной безопасности и стабильности». Это, несомненно, верно по всем параметрам – с учетом членства Армении в патронируемом Россией Евразийском Экономическом Союзе (ЕАЭС) и в ОДКБ, а также с учетом российской военной базы в армянском Гюмри и объединенной системы ПВО обеих стран. Если судить по внешним признакам, двусторонние отношения развиваются просто отлично. Однако стоит лишь заглянуть за занавес чуть дальше, то станет очевидно, что кое-кого в Армении приводит в ярость растущее сближение России с Азербайджаном – якобы оттуда проистекает «предательство» их национальных интересов и даже угроза так устраивающего Армению статус-кво в Нагорном Карабахе.

«Забвение» и «предательство»

Многие в Армении разочарованы отказом России весной 2016 г. переступить через свои обязательства как члена ОДКБ и начать полномасштабное наступление на Азербайджан и считают его непростительным. А еще они считают, что «военная дипломатия», проводившаяся Россией в отношении Баку в течение месяцев, последовавших за «четырехдневной войной», а также трехстороннее соглашение о превращении Азербайджана в «евразийский мост» между цивилизациями являются глубоко «антиармянскими». Пребывая в уверенности, что это именно Россия первой «покинула» ее, а затем «предала», Армения «назло» делает первый реальный шаг к евроинтеграции с помощью соглашения об ассоциированном членстве в ЕС. По-видимому, из тех же соображений Ереван решил в одиночку поучаствовать в двух многосторонних учениях стран НАТО в этом году. 

Все эти моменты заслуживают отдельного анализа. Может, на самом деле это Армения «покидает» Россию? Армения своим неожиданным сближением с ЕС и НАТО аннулирует, по сути, свои обязательства как члена ЕАЭС и ОДКБ по отношению к России. Справедливости ради нужно сказать, что Армения не видит в своем поведении никакого «забвения» или «предательства». А, скорее, считает свои поступки ответным ходом, логичным после своего разочарования сближением России и Азербайджана. Именно здесь коренится непримиримое стратегическое расхождение между Россией и Арменией.

Разморозка ради федерализации

Что бы там Россия раньше ни думала, но всеобъемлющие сдвиги в парадигме международных отношений по всему миру, ставшие результатом глобальной смены принципа устройства мирового порядка - от однополярности к многополярности, - дали Москве импульс к разморозке нагорно-карабахского конфликта - чтобы решить его раз и навсегда. И таким образом прекратить бесконечные спекуляции на этой проблеме, которые ведут США и их союзники с целью подорвать процессы интеграции на евразийском пространстве. Несмотря на то, что пока официально план на эту тему не представлен, весьма вероятно, что желаемая российская стратегия разрешения конфликта – это поступательная интеграция Нагорного Карабаха в государство Азербайджан. Напомню, принадлежность Нагорного Карабаха Азербайджану единогласно признают все страны-члены ООН. А за этим могут последовать шаги по схеме, предлагавшейся Москвой Украине по ситуации в Донбассе.

И, если можно спорить насчет мудрости и плюсов плана реинтеграции Донбасса в «послепутчевую» Украину, то можно с легкостью утверждать: если Россия начнет продвигать этот подход, когда дойдет дело до решения судьбы русскоязычного населения на востоке Украины, она вряд ли станет колебаться, чтобы так же поступить и с армянским населением в Западном Азербайджане.

Однако у этого подхода есть теоретическая (ключевое слово!) основа – Россия полагает, что решения подобных конфликтов путем федерализации дают реинтегрированному меньшинству дополнительные – и в некоторых случаях, в зависимости от особенностей конституционного процесса. – даже непропорционально большие возможности по сравнению с «основным» государством. Конечно, это не обязательно превращает их в «троянских коней» какой-нибудь иностранной державы; напротив, этот момент можно рассматривать как важный сдерживающий фактор для властей «беглого» региона - с тем, чтобы он (регион) мог мирно вернуться под крышу национального правительства страны. Как нам представляется, на начальном этапе такой реинтеграции определенную роль могут сыграть зарубежные миротворцы – но до обсуждения этого момента дело дойдет только в том случае, если в целом подобный план будет принят всеми заинтересованными сторонами.

Что касается Нагорного Карабаха, то Азербайджан явно выступает в пользу мирного решения этого «долгоиграющего» конфликта и в прошлом уже не раз проявлял гибкость относительно возможных вариантов; тогда как Армения наглухо блокирует любое изменение политического статус-кво Нагорного Карабаха, поскольку это лишит проживающих там этнических армян полного контроля над спорной территорией.

«Обструкционисты» против «интеграционистов»

Соответственно, в ситуации с Нагорным Карабахом будет верным говорить об Армении как об «обструкционисте», а об Азербайджане - как об «интеграционисте» (стороннике интеграции). Это очень важные концептуальные различия, и их нужно иметь в виду, особенно с учетом явной предрасположенности ведущего крыла российской дипломатии к интеграции, особенно с уммой (исламским миром). По сути, термины «обструкционист» и «интеграционист» можно трактовать и шире, поскольку они имеют отношение к различным ролям (одна – помогать, другая – чинить препятствия), которые эти две страны играют в процессе восстановления отношений между Россией, с одной стороны, и Турцией и Ираном – с другой.

Армения склонна полагаться на разрушительный тезис «столкновение цивилизаций», из которого якобы должно следовать, что Россия, следуя принципам общехристианской солидарности, обязана поддерживать Армению против мусульман. Некоторые даже идут дальше, утверждая, будто они – последний оплот на пути анти-русского пантюркизма, в котором им видится угроза славянам. Азербайджану, с другой стороны, не требуется прибегать ко всякого рода уловкам и попыткам запугать Россию, чтобы продвигать свои интересы во взаимоотношениях с ней - поскольку интересы Азербайджана пересекаются с российскими и не являются для Москвы искусственными – такими, какими их хочет видеть Ереван.

К примеру. Азербайджан готов стать точкой конвергенции между русской (славянской), азербайджанской (турецкой), иранской (персидской) и индийской (в большинстве своем индуистской) цивилизациями благодаря проекту Транспортного коридора «Север-Юг». Так что у Москвы куда больше резонов принять позицию Баку по взаимовыгодной интеграции Нагорного Карабаха, чем обструкционистскую позицию на ту же тему Еревана. Которая – случайно или намеренно – может привнести ненужное недоверие в формирующейся российско-турецко-иранский геополитической «связке» на Кавказе. А, если принять во внимание тот факт, что во внешнеполитическом ведомстве России у власти находятся так называемые «прогрессисты», то становится совершенно очевидным, что Россия предпочтет для Армении мирный компромисс в Нагорном Карабахе – чтобы продвигать идею «большего добра», которое несет с собой многополярный мир.

Затянувшийся конфликт в Нагорном Карабахе, до сих пор не разрешенный из-за непреклонной позиции Армении – и это несмотря на «непризнание» Ереваном «независимости» его самопровозглашенной республики, представляет собой опасность для процессов интеграции на евразийском пространстве. Он, словно бомба с часовым механизмом устаревшего образца времен враждебного однополярного мира, тикающая в самом сердце нового союза великих держав - России, Турции и Ирана. Угрожая в будущем взлететь на воздух в интересах США на Кавказе - в рамках излюбленной ими тактики «выжженной земли» и стратегии «разделяй и властвуй».

Заключительные мысли

Международная ситуация до такой степени кардинально изменилась с момента провозглашения «новой холодной войны» в 2013-м, что некоторым трудно принять все произошедшие изменения. Особенно, когда дело доходит до поистине исторического прогресса, достигнутого Россией в ее усилиях на пути к стратегическому партнерству с такими мусульманскими странами, как Турция, Иран и особенно, в данном контексте, Азербайджан. Как мы попытались показать в данной статье, Россия в Евразии 21 века претендует на роль сверхуравновешивающей силы. И для этого в выстраивании отношений со, скажем так, нетрадиционными партнерами, она старается «стереть с доски» все, что может помешать развитию отношений «с чистого листа» - на нейтральной и непредвзятой основе.

Такая стратегия взаимовыгодности - обычное дело среди многополярных государств, и не направлена ни против какой из сторон. Хотя некоторые страны – в особенности те, кто считаются «традиционными» партнерами России, придерживаются однополярной парадигмы «ноль выгоды», ревниво полагая, что любое отклонение от нее повредит их национальным интересам. Армения, к сожалению, не может принять вновь обретенное искреннее стратегическое партнерство высокого уровня, сложившееся между Россией и Азербайджаном, полагая, что «военная дипломатия» между ними и их плотное многостороннее сотрудничество по проекту Транспортный коридор «Север-Юг» являются «антиармянскими» и что именно в них кроется причина того, отчего Москва не поддержала Ереван во время «четырехдневной войны» в Нагорном Карабахе весной 2016 года.

В ответ на эти, совершенно субъективные, надуманные представления, Армения пытается «балансировать» между своим традиционным союзником Москвой с одной стороны, - и с Западом с другой стороны, «флиртуя» с Евросоюзом и НАТО в недопустимых масштабах. Кстати, этот «флирт» ставит под вопрос законность ее обязательств в рамках ЕАЭС и ОДКБ. Так Армения всеми силами пытается не допустить изменения статус-кво Нагорного Карабаха и близлежащих районов, когда-то населенных преимущественно азербайджанцами.

Фракция «прогрессистов» в российском МИДе, отвечающая за осуществление великой стратегии России в 21-м веке, стремится положить конец конфликту в Нагорном Карабахе раз и навсегда, опасаясь, что эта кровоточащая геополитическая рана может навредить достижению Москвой стратегического равновесия в Евразии, особенно что касается исламского мира (уммы) и двух ближайших к России мусульманских великих держав – Турции и Ирана. Так что Россия начала медленно, но верно давать понять о своих намерениях разрешить этот наболевший вопрос в духе международного права. Это во всех смыслах пойдет на пользу Азербайджану, поскольку ни одна страна в мире (включая Армению) не признает самопровозглашенную «независимость» этой территории и ее этнически «зачищенную» среду.

Заглядывая вперед, можно сказать, что отношения между Россией и Азербайджаном и Арменией будут определяться соответствующим отношением этих стран к мирной реинтеграции оккупированных территорий в страну, принадлежность к которой признается всеми государствами-членами ООН. А также разрешением на возвращение на родину, в Нагорный Карабах, беженцев и перемещенных лиц. Учитывая, что Армения категорически против осуществления обоих принципов, у России не будет другого выбора, кроме как пересмотреть свое отношение к ней - особенно с учетом набирающего силу процесса многополярной интеграции великих держав в Евразии. Тем временем соперник Армении, Азербайджан, будет набирать вес, получая положительные бонусы за то, что способствует динамике изменений правил игры на континенте.