AZN = 45.93 RUB
USD = 77.73 RUB
EUR = 85.74 RUB

Что скажет Строкань: Как кризис в Идлибе скажется на треугольнике Москва-Анкара-Баку (видео)

Что скажет Строкань: Как кризис в Идлибе скажется на треугольнике Москва-Анкара-Баку (видео)

"Москва-Баку"
02.03.2020 17:08

О последствиях эскалации в сирийской провинции Идлиб для отношений России, Турции и Азербайджана размышляет политический обозреватель Сергей Строкань – специально для портала «Москва-Баку».

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган посетил Азербайджан с официальным визитом, который будет иметь особое значение, учитывая водоворот мировых событий, в центре которых в эти дни оказался ближайший партнер Ильхама Алиева. Называющий азербайджанского лидера «мой брат» и прилетевший в Баку за поддержкой, турецкий президент ведет сеанс одновременной игры сразу на нескольких геополитических досках, помимо азербайджанской, разыгрывая российскую, американскую и сирийскую партию. При этом если в азербайджано-турецких отношениях царит полное взаимопонимание, то в отношениях России и Турции стремительно растет напряженность, грозящая поставить под угрозу будущее стратегического треугольника Москва-Анкара-Баку. В этой предельно драматичной ситуации взаимодействие с находящимся над схваткой Азербайджаном может стать одним из факторов де-эскалации, призванной уберечь регион от конфликта, чреватого непоправимыми последствиями.

Весьма символично, что свой новый визит в Баку президент Эрдоган совершил накануне своего 66-летия, отмечавшегося 26 февраля. В преддверии своего дня рождения турецкий лидер должен был поднять себе настроение и зарядиться позитивными эмоциями, которых ему в последнее время так не хватает.

Между тем, азербайджанская столица стала для этого просто-таки идеальным местом. И дело не только в том, что цифры товарооборота уверенно растут, энергетические и инвестиционные проекты развиваются, как и оборонное сотрудничество двух стран. По итогам 8-го заседания Совета сотрудничества Азербайджан-Турция было заявлено о намерении сторон в 2020 году увеличить число совместных военных учений, вплотную заняться организацией совместного производства вооружений.

Применительно к турецко-азербайджанским отношениям политиками, дипломатами и экспертами все чаще применяется термин «братские» и в ходе своего пребывания в Баку Реджеп Тайип Эрдоган так и называл Ильхама Алиева: «мой брат».

В свою очередь, азербайджанский президент описал ситуацию в двусторонних отношениях так: «Во всех международных организациях мы выступаем с единой позиции. Являемся опорой и поддержкой друг другу. Активно взаимодействуя в ООН, ОБСЕ, Организации Исламского сотрудничества, Совете Европы и других организациях, мы приумножаем силу друг друга».

Наверное, эту последнюю азербайджано-турецкую встречу в верхах можно было бы назвать всего лишь очередным саммитом, похожим на многие другие, учитывая, что два лидера на протяжении многих лет общаются максимально интенсивно.

И все же это был особый саммит, имеющий свою геополитическую добавочную стоимость и вот почему.

Буквально через неделю после визита в Баку – 5 марта, в Стамбуле анонсировано проведение четырехсторонней встречи по Сирии с участием лидеров России, Турции, Франции и Германии.

В рамках этого саммита, предположительно, должна была бы состояться и двусторонняя встреча президентов Путина и Эрдогана, призванная снять нарастающую напряженность в российско-турецких отношениях вызванную взрывоопасной ситуацией в сирийской провинции Идлиб.

Однако встретятся ли все-таки Реджеп Тайип Эрдоган и направивший ему поздравительную телеграмму по случаю его дня рождения Владимир Путин, пока остается неясным. Официальные заявления на сей счет весьма противоречивы, в связи с чем интрига, возможно, будет сохраняться до последнего момента.

Уже возвращаясь из Баку, на борту самолета Реджеп Тайип Эрдоган сообщил журналистам о том, что его встреча с Владимиром Путиным должна состояться. «Мы практически договорились по дате, встреча будет 5 марта. С высокой долей вероятности она пройдет в Стамбуле», - заявил Эрдоган.

«Что же касается четырехстороннего саммита, то правильнее было бы сказать, что по нему еще нет ясности. Это связано с тем, что господин Путин выступил с таким предложением: «было бы уместно, если бы мы вместе, вдвоем, это сделали». На что я ответил, что мы можем сделать и так, и вчетвером. В настоящий момент наше совместное решение очень важно для Идлиба», -- подчеркнул Реджеп Тайип Эрдоган.

О том, что встреча президентов Турции и России могла бы стать поворотным моментом в деле урегулирования ситуации в Идлибе, заявил и пресс-секретарь правящей в Турции Партии справедливости и развития Омер Челик.

Однако в Москве в эти дни звучат иные заявления: пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков заявил о том, что на 5 марта встреча Путина и Эрдогана не планируется. А официальный представитель МИД России Мария Захарова дала понять, что Москва считает неоправданными попытки увязать диалог России и Турции по урегулированию в сирийском Идлибе с четырехсторонним саммитом с участием канцлера Германии Ангелы Меркель и президента Франции Эммануэля Макрона.

«Вообще это как-то странновато звучит. Если речь идет о двусторонних вопросах, так они и должны решаться в двустороннем формате. Для этого сейчас и проходят российско-турецкие консультации, которые, я думаю, продлятся несколько дней», -- отметила Мария Захарова.

Такой разброс официальных заявлений по поводу возможности встречи президентов Турции и России и оптимального международного формата сирийского урегулирования объясняется тем, что ситуация в российско-турецких отношениях на этой неделе накалилась до предела.

Возвращаясь из Азербайджана, президент Эрдоган фактически выдвинул ультиматум руководству Сирии и поддерживающей его России, сообщив о том, что отведенное турецкой стороной правительству президента Башара Асада время для отступления в Идлибе заканчивается. «Мы ведем работу по планированию освобождения наших наблюдательных пунктов из окружения войск режима Асада», – заявил турецкий лидер.

После этого заявления ситуация стала развиваться стремительно: при поддержке турецкой армии вооруженная сирийская оппозиция перешла в наступление. А вскоре ведущие российские СМИ сообщили о том, что турецкие подразделения обстреливают позиции сирийской правительственной армии и российские самолеты, действующие в сирийском небе.

Таким образом, события этой недели показали, что на фоне безоблачной ситуации в азербайджано-турецких отношения, отношения России и Турции балансируют на грани нового конфликта, способного отбросить их на годы назад.

Одним из последствий такого негативного сценария, который, увы, нельзя исключать, может стать расшатывание или даже распад стратегического треугольника Москва-Анкара-Баку. Ведь новый кризис безопасности, если он произойдет, неизбежно ударит по интересам всех трех сторон, поставив под угрозу их торгово-экономическое, энергетическое и инвестиционное сотрудничество. В итоге проиграют все, и по крупному.

Об этом уже сегодня напоминают биржевые сводки. Курс турецкой лиры к доллару в конце этой недели достиг минимума более чем за девять месяцев: до такого уровня турецкая национальная валюта не опускалась с мая 2019 года. По оценкам биржевых аналитиков, лира падает на фоне опасений инвесторов, связанных с вовлечением Турции в военный конфликт в Идлибе.

Обвал на этой неделе произошел и на российском рынке и надо думать, что официально называемая причина – коронавирус, – не единственный фактор, способный раскачать рынок.

В общем, в российско-турецких отношениях в очередной раз наступает момент истины. И хотя искать непростое решение предстоит главным образом Москве и Анкаре, в этом поиске Баку, который уже не раз выступал посредником и миротворцем – явно не третий лишний.