AZN = 44.01 RUB
USD = 74.77 RUB
EUR = 90.45 RUB

A
Что скажет Строкань: Стрельба по-карабахски (видео)

Что скажет Строкань: Стрельба по-карабахски (видео)

22.11.2021 11:50

Угрозу нового замороженного конфликта на Южном Кавказе анализирует политический обозреватель Сергей Строкань

Начало второго года карабахского мира оказалось совсем не мирным. Присутствие российских миротворцев остается гарантией того, что большая война не повторится, однако в регионе звучит все больше выстрелов, происходит все больше боестолкновений - стреляют и на армяно-азербайджанской границе, и в зоне ответственности миротворческого контингента, подтверждением чего на этой неделе стало самое серьезное обострение ситуации после прошлогодней войны. Переговорный процесс сорван. Произошел резкий откат назад - по политическому блоку вопросов идет все большее размежевание. Отвергая главный тезис Баку о том, что карабахский конфликт окончен, Ереван требует новых переговоров по статусу Карабаху и стучится во все международные двери, взывая не только к России, но и к Западу, и добиваясь максимальной интернационализации проблемы. Ситуация усугубляется тем, что власти резко сократившейся в размерах после прошлогодней войны непризнанной Нагорно-Карабахской республики упорно твердят о том, что никогда не будут жить в Азербайджане. Так на Южном Кавказе возникает угроза замороженного конфликта 2.0.

В это трудно поверить, но по состоянию на середину ноября 2021 года ситуация выглядит весьма неутешительно: после стольких дипломатических усилий, после двух трехсторонних саммитов - ноября прошлого года и января этого года, после недавнего предложения Москвы оказать содействие в начале переговоров по демаркации границы налицо все признаки классического замороженного конфликта.

Полномасштабных боестолкновений нет, сопоставимых с войной прошлого года, нет, но локальных стычек и инцидентов разной степени интенсивности, уносящих все новые жизни, становится все больше. Именно по такой схеме в 20-м и в 21-м веке развивались и развиваются все замороженные конфликты - и на постсоветском пространстве, и далеко за его пределами.

Самый близкий пример и первая напрашивающаяся аналогия - ситуация в зоне конфликта в Донбассе, где эскалация давно перешла в хроническую фазу.

До последнего времени выглядевший относительно более спокойным, чем конфликт на Юго-Востоке Украины, конфликт на Южном Кавказе на этой неделе словно взорвался и по интенсивности обошел нынешнее противостояние в Донбассе.

Во вторник Минобороны Армении сообщило о взятии в плен азербайджанской стороной 12 своих военнослужащих - семи контрактников и пять срочников, а также об одном погибшем и потере двух своих боевых постов. Армянское оборонное ведомство также разместило в YouTube кадры уничтоженной на границе военной техники Азербайджана.

По версии Еревана, бои начались после того, как вооруженные силы Азербайджана предприняли атаку на восточном направлении границы Армении и вторглись на территорию страны.

Эскалация в Сюникской области началась еще в прошлую субботу, а уже в этот понедельник премьер-министр Армении Никол Пашинян сообщил на заседании Совета безопасности об азербайджанском военном вторжении. По его версии, военная агрессия Баку против суверенной территории Армении происходит с 12 мая и за это время Азербайджан оккупировал более 40 квадратных километров соседнего государства.

Досталось от Никола Пашиняна и международным партнерам Армении, которых он обвинил в молчании, когда, по его мнению, нужно бить во все колокола.

После этого председатель Совета Безопасности Армении Армен Григорян заявил, что Армения просит Россию «защитить ее территориальную целостность» в рамках договора 1997 года.

Напомним, что Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между Россией и Арменией подписан 29 августа 1997 года. Срок его действия составляет 25 лет, он будет продлеваться каждый раз на последующие десятилетние периоды, если одна из сторон не заявит о своем желании прекратить его действие. Подписали документ первые президенты России и Армении Борис Ельцин и Левон Тер-Петросян.

Однако новая попытка втянуть Москву в конфликт с Баку на стороне Еревана и нарушить принцип равноудаленности от сторон конфликта не увенчалась успехом. По итогам состоявшегося телефонного разговора Владимира Путина и Никола Пашиняна в Кремле распространили краткое сообщение о том, что стороны обсудили ситуацию, сложившуюся после ряда инцидентов на армяно-азербайджанской границе и договорились продолжить контакты. В свою очередь, в соответствие с принципом равноудаленности, министр обороны России Сергей Шойгу провел телефонные переговоры с министрами обороны Армении и Азербайджана Степаном Папикяном и Закиром Гасановым, призвав их принять срочные меры для прекращения эскалации.

Только после этого стороны прекратили боестолкновения в районе горы Килисали и ситуация нормализовалась.

Не стала вмешиваться в ситуацию и Организация договора о коллективной безопасности, в которую входит Армения. «В ОДКБ внимательно следят за ситуацией на границе. Официально в секретариат никаких обращений от армянской стороны не поступало. Считаем, что конфликт должен разрешаться только мирным политико-дипломатическим путем», - говорится в распространенном на этой неделе заявлении ОДКБ, подтверждающем его известную позицию по этому вопросу.

К прекращению эскалации Баку и Ереван на этой неделе призывал чуть ли не весь мир - от Ирана до Франции и США и это стало еще одним подтверждением всей серьезности проблемы.

Между тем, версия об азербайджанской агрессии представляет собой не что иное как попытку решить Ереваном сразу несколько задач. В том числе, интернационализировать проблему, размыть трехсторонний формат урегулирования и договоренности, согласованные в ноябре прошлого года лидерами России, Азербайджана и Армении. Фактически это попытка шаг за шагом вовлечь в процесс карабахского урегулирования внерегиональных игроков и переформатировать его за счет возможного включения в него США и Франции - более дружественных Еревану и способных усилить международное давление на Баку. Потому что Франция в отличие от России, никакой равноудаленности от сторон конфликта не придерживается и этого не скрывает. В свою очередь, администрация президента США Джо Байдена тоже делает жесты в сторону Еревана, в частности, пригласив его на инициированный Вашингтоном глобальный Форум по демократии, куда, заметим, Баку приглашен не был.

В то время как Ереван по привычке обвиняет во всем Баку, Баку возлагает ответственность за эскалацию на Ереван, называя его действия спланированной акцией. «Незаконный визит бывшего министра обороны Армении на территорию Азербайджана, находящуюся под контролем российских миротворцев, и проведение там совещаний военного назначения, концентрация около 60 военнослужащих вооруженных сил Армении на дороге, ведущей к позициям азербайджанской армии в Лачинском районе, а также интенсивный обстрел армянскими военными позиций вооруженных сил Азербайджана в Кельбаджарском и Лачинском районах показывают, что армянская сторона целенаправленно нагнетает ситуацию», - говорится в распространенном на этой неделе заявлении МИД Азербайджана, перечисляющем раздражители последних дней.

Впрочем, самой главной причиной возникновения предпосылок для возвращения региона к новой модели замороженного конфликта, уже с учетом новых реалий после второй карабахской войны, стал предшествовавший нынешней эскалации фактический срыв договоренностей о начале процесса демаркации и делимитации границы.

Подготовительная работа в этом направлении при посредничестве российской стороны шла на протяжении октября и в своем выступлении на Валдайском форуме российский президент Владимир Путин отметил важность движения в этом направлении. С отдельным заявлением о готовности оказать содействие сторонам для начала переговоров, в частности, предоставить им имеющийся у Москвы картографический материал, накануне годовщины подписания трехстороннего заявления от 9 ноября прошлого года выступил и российский МИД.

В этой ситуации многие были убеждены, что согласие сторон на начало переговоров будет официально обнародовано 9 ноября - в канун годовщины подписания заявления прошлого года.

Однако затем стали происходить странные, необъяснимые вещи. В то время как пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков сообщил о подготовке новой трехсторонней встречи, Никол Пашинян в интервью армянским СМИ заявил о том, что по трехстороннему саммиту еще ничего не решено и встреча ради встречи для него не имеет смысла.

Хотя, заметим, смысл в такой трехсторонней встрече все же был - запустить переговоры по демаркации границы и подписанию мирного договора. Ну чем же это не смысл?

После этого Дмитрий Песков выступил с уточнением, сообщив, что пока говорить о новом трехстороннем саммите рано.

Обращает на себя внимание еще и то, что в Ереване вдруг засомневались в том, что старые советские карты могут стать основой для делимитации границы. После этого теперь уже бывший министр обороны Армении посетил зону ответственности российских миротворцев в Карабахе. Так что если рассмотреть все эти события в их совокупности - от несостоявшегося запуска переговоров по границе до провокаций, боестолкновений и попытки теракта против азербайджанского блокпоста в Шуше, когда 13 ноября гражданин Армении метнул гранату в азербайджанских военных, ранив троих из них, то все эти события выстраиваются в одну цепочку.

Как говорится, тенденция однако!

В то время как президент Азербайджана Ильхам Алиев неоднократно заявлял о том, что после окончания второй карабахской войны в конфликте поставлена точка и нет такой территориальной единицы как Нагорный Карабах, Ереван настаивает - никакая точка не поставлена, конфликт не окончен, статус Нагорного Карабаха все еще не определен.

Накануне годовщины трехстороннего заявления от 9 ноября в Степанакерте побывала группа российских журналистов, которым рассказали о том, город полностью восстановился после войны, живет спокойной мирной жизнью, но собеседники российских журналистов уверенно говорили о том, что в этой мирной жизни нет и никогда не должно быть Азербайджана.

Просто кому-то хотелось бы, чтобы российские миротворцы остались здесь навсегда и тогда, как они считают, никакой Азербайджан им не страшен.

Таким образом в той части Карабаха, которая после второй карабахской войны осталась неподконтрольной Баку фактически насаждается представление о том, что сегодняшний мир должен и дальше оставаться миром без Азербайджана. Учитывая, что эта позиция категорически неприемлема для Баку, дающего понять, что интеграции НКР в Азербайджан нет альтернативы и это лишь вопрос времени, остается неясным каким образом сегодняшняя видимость стабилизации сохранится и дальше и сколько она продлится. 

И если в чьих-то головах есть проект любой ценой не входить в состав Азербайджана, то кто и как его будет реализовывать и оставаться гарантом замороженного конфликта. Неужели Россия – она что, должна остаться здесь навсегда, чтобы поддерживать иллюзию о прочном мире?

Вот что заявляет глава МИД непризнанной НКР Давид Бабаян: «Для нас неприемлем любой статус в составе Азербайджана. Это невозможно. Мы никогда не откажемся от Шуши, Гадрута, Шаумяна. Это наша земля. Но мы понимаем, что на данном этапе надо сохранить то, что есть. Мы в тяжелораненом состоянии. Как можно раненого человека выпускать на ринг и сказать: иди боксируй. Мы должны встать на ноги, и мы встанем, я думаю». Понятно, что встать нужно для того, чтобы продолжить боксерский поединок, но не уходить с ринга.

Так думают сегодня в Степанакерте, исключая любую возможность вхождения в состав Азербайджана, какие бы дивиденды и возможности развития это не сулило.

Эта новая неприятная реальность - угроза срыва дипломатического процесса и воспроизведения замороженного конфликта в его версии 2021 года на этой неделе стала реальной, как никогда. Стрельба по-карабахски имеет несколько смыслов. Это и перестрелки на границе, и попытки политиков подстрелить карабахский мир, по которому высокие должностные лица не в камуфляже, а в костюмах с иголочки, палят из всех орудий.

Но что это тогда, если не замороженный конфликт 2.0?