AZN = 44.01 RUB
USD = 74.77 RUB
EUR = 90.45 RUB
Новости дня

A
Иранcкий капкан (видео)

Иранcкий капкан (видео)

"Москва-Баку"
15.10.2021 14:00

О новых рисках для Южного Кавказа, вызванных резкой активизацией политики Тегерана в этом регионе, размышляет политический обозреватель Сергей Строкань - специально для портала "Москва-Баку".

Дипломатическое контрнаступление Армении, которая преодолела затяжной политический кризис и завершила процесс переформатирования власти, разворачивается на всех фронтах. Прошедшая неделя прошла в интенсивных международных контактах Еревана с ключевыми региональными игроками. В то время как премьер-министр Армении Никол Пашинян посетил с визитом с Москву, где он провел трехчасовые переговоры с российским президентом Владимиром Путиным, в Ереване принимали генерального прокурора Ирана Мохаммада Джафара Монтазери и министра иностранных дел Индии Субраманияма Джайшанкара. Отметим, что вместе с Азербайджаном Россия, Иран и Индия в свое время стали инициаторами проекта Международного транспортного коридора Север-Юг, призванного соединить Южную Азию с Европой и стать своего рода альтернативой Суэцкому каналу -- более быстрым и удобным маршрутом транспортировки грузов. По состоянию на сегодняшний день реализация этого проекта почти закончена.

В этой ситуации в Ереване стали проявлять повышенный интерес к проекту, по не вполне понятным причинам называя его альтернативой азербайджанскому проекту так называемого Зангезурского коридора, призванного установить сухопутную связь южных районов Азербайджана с Нахичеванской автономной республикой. Некие источники в госструктурах Армении заговорили о том, что по вопросу коридора Север-Юг Ереван пытается заручиться поддержкой Ирана, Индии и России, не упоминая еще одного ключевого участника проекта -- Азербайджан.

Однако если Россия сохраняет равноудаленность от сторон карабахского конфликта, то Иран не скрывает армянского крена в своей политике, который становится все более очевидным в связи с тем, что некогда ровные и конструктивные отношения Тегерана и Баку сегодня становятся все более неровными и все менее конструктивными. В этом смысле азербайджано-иранская напряженность и конфронтация становится для Еревана по своему уникальному шансу найти сильного, влиятельного игрока, в паре с которым можно попытаться начать на Южном Кавказе свою контригру в противовес игре Азербайджана и Турции.

Одним из раздражителей в отношениях Тегерана и Баку остается неурегулированный спор об иранских грузовиках (назовем его фура-гейт). В конце сентября президент Азербайджана Ильхам Алиев в интервью Анатолийскому агентству заявил, что Азербайджан принял меры по пресечению въезда иранских грузовиков в Нагорный Карабах, поскольку эти действия нарушают законодательство республики.

Уже на этой неделе Ильхам Алиев счел необходимым снова подробно разобрать скандал с иранскими грузовиками в интервью итальянской газете La Repubblica. Комментируя недовольство Тегерана по поводу сотрудничества Азербайджана с Израилем, Ильхам Алиев назвал первопричиной такого отношения, нежелание понять и принимать те изменения, которые произошли на карте Южного Кавказа после второй карабахской войны. Как выясняется, не признает эти итоги не только Ереван, но и Тегеран.

«Причина происходящего очень проста. Азербайджан хочет, чтобы к его границам относились с уважением. После освобождения Карабаха мы вышли на свою границу с Арменией. Мы подошли к ней и разместились там. Дорога между некоторыми городами Армении проходит по территории Азербайджана. Мы начали видеть, что эта дорога использовалась для незаконной перевозки товаров на нашу территорию - в Карабах. Это неприемлемо», -- отметил Ильхам Алиев.

После второй карабахской войны грузоперевозки из Ирана в Армению и другие страны в самом деле осложнились, учитывая, что участок трассы Горис-Кафан проходит по территории Губадлинского района, перешедшего под контроль Баку осенью прошлого года. В настоящее время власти Азербайджана осуществляют таможенный контроль и взимают с пересекающих этот участок трассы иранских водителей таможенные и дорожные сборы, что вызывает решительное недовольство Тегерана.

Иранская сторона недоумевает: никогда не платили здесь никаких налогов на свои фуры, и на тебе -- с какой стати должны платить сегодня: что за произвол! А то, что границы в регионе вот уже почти год как другие, что черным по белом зафиксировано в трехсторонних договоренностях России, Азербайджана и Армении, можно попытаться не заметить. Но, как видим, не заметить не получится -- уже не получилось.

И вот на фоне не утихающего фура-гейт на этой неделе в Ереване заявили о планах строительства дороги, альтернативной трассе Горис-Кафан, ведущей в Иран. То есть, получается, что теперь появится магистраль, призванная обойти Азербайджан.

«В настоящее время ведутся активные строительные работы на участке Татев-Агвани. Ремонтные работы должны быть завершены до конца этого года. Участок дороги будет улучшен своими техническими решениями, он рассматривается как альтернативная дорога», -- сообщили в Министерстве территориального управления и инфраструктур Армении.

Кроме того, в ближайшее время Ереван намерен объявить тендеры на строительство южного участка автомагистрали Север-Юг, которая также ведет в Иран. В целом, как заявил премьер-министр Пашинян, его правительство намерено потратить примерно один миллиард долларов на строительство участков дороги Север-Юг, которая ведет в Иран.

Но и это еще не все.

На этой неделе в Ереване заявили о том, что Армения надеется подписать с Ираном соглашение о создании транспортного коридора «Персидский залив - Черное море», причем уже в ближайшее время. Об этом на совместной пресс-конференции с министром иностранных дел Индии Субраманиямом Джайшанкаром, посетившим с визитом Ереван, заявил новый глава МИД Армении Арарат Мирзоян.

«Что касается инициативы «Персидский залив - Черное море», могу сообщить самую актуальную информацию. С иранской стороной мы обсудили этот вопрос, у нас есть довольно динамичный процесс. Надеюсь, в ближайшем будущем у нас будет подписанное соглашение по этому проекту», - отметил Арарат Мирзоян.

О чем речь? Напомним, что идея транспортного коридора «Персидский залив - Черное море» подразумевает создание нового логистического маршрута, который через Армению должен будет связать иранские порты с грузинскими.

Потенциально в реализации соглашения также заинтересованы Индия, Болгария и Греция, причем в случае его реализации Армения, как считают в Ереване, должна будет стать важным транспортным логистическим хабом региона.

Однако все не так просто. Дьявол в деталях.

Начнем с того, что эта инициатива была выдвинута Ираном еще пять лет назад -- в 2017 году. Несмотря на то, что Иран, как было сказано выше, входит в большую четверку государств, вовлеченных в реализацию проекта «Север-Юг», в Тегеране давно задумались над тем, чтобы попытаться создать свой собственный инфраструктурный проект, маршрут которого пойдет в обход России, Турции и Азербайджана.

Так появилась инициатива соединить единым транспортным коридором Персидский залив и Черное море с дальнейшим выходом в Европу, которая недавно выглядела не очень жизнеспособной, но вот замелькала в заявлениях политиков.

Добавим, что первоначально Тегеран рассматривал два варианта транзита через Закавказье: через Азербайджан на черноморское побережье Грузии либо через Армению также в грузинские порты. Россия из этой схемы исключалась из-за политических проблем между Тбилиси и Москвой по поводу статуса Абхазии и Южной Осетии.

Однако вариант с транзитом через Азербайджан иранская сторона в итоге для себя исключила из-за тесного сближения Баку с Анкарой, в которой Тегеран видит одного из конкурентов.

По этой причине Иран в итоге и сделал ставку не на Азербайджан, а на Армению как на потенциальную страну-транзитера. Но для этого Ереван должен будет завершить строительство автомагистраль «Север-Юг», которая проходит через всю страну и соединяет обе ее границы. После этого, как предполагается, контейнерные грузы пойдут в грузинский порт Поти на Черном море. Оттуда сухогрузы пойдут в Болгарию, где София уже дала предварительное согласие сделать Бургас и Варну точками входа «Персидского маршрута». Более того, власти этой страны даже готовы вложиться в строительство специальных терминалов. Из болгарских портов китайским товарам открывается прямой путь в Грецию и Италию. Иначе говоря, Иран намерен стать крупным транзитным хабом, получив доступ к рынкам Юго-Восточной Европы.

По мнению ряда экспертов, в случае реализации этого проекта, он станет вызовом и России, и Турции, и Азербайджану. Почему? Потому что значение России на Черном море как крупного логистического хаба, кроме того, сократится грузопоток, идущий через азербайджанскую и турецкую территорию.

Нынешняя ставка Тегерана на Армению, казалось бы, должна усилить ее региональные позиции после второй карабахской войны. Однако проект транспортного коридора «Персидский залив - Черное море», вызывающий столько энтузиазма в Ереване и способный в будущем создать проблемы России и Азербайджану, выглядит неустойчивой конструкцией. Схемой, сопряженной с серьезными инвестиционными исками.

И дело не только в вопросе о том, где найти деньги, кто за это будет платить? Учитывая, что ситуация в отношениях между Ереваном и Баку остается неустойчивой, любое серьезное обострение сделает транзит грузов через армянскую территорию весьма проблематичным. Кроме того, большинство вписанных в проект стран -- Грузия, Болгария, Греция, Италия никогда не пойдут на реализацию проекта без согласования с США, которые, напомним, вместе с Израилем, остаются для Ирана главным врагом. Так что у Вашингтона будет достаточно рычагов для того, чтобы загнать транспортный коридор «Персидский залив - Черное море» в глухой тупик, из которого он уже не выберется.

Пытаясь растолкать локтями других и вскочить на подножку урегулирования на Южном Кавказе, Иран пошел ва-банк, используя для этого весь свой потенциал и все возможности -- политические, дипломатические, экономические, военные. Тегеран навязывает свою повестку Баку, требуя от него не сотрудничать с Израилем и не признавая итогов второй карабахской войны, а также навязывает свою геополитическую стратегию Еревану, тонко подыгрывая его стремлению отыграться за поражение в войне.

Через год после второй карабахской войны на Южном Кавказе разворачиваются бои дипломатические, делающие контуры будущего мирного развития региона все более расплывчатыми. Все государства региона понимают, что задача сегодняшнего и завтрашнего дня -- в кратчайшие сроки разблокировать коммуникации и создать новые транспортные маршруты для оживления торгово-экономических связей, позволяющих соединить Южный Кавказ с Европой и Азией. Однако проблема в том, что предложенное Баку и Анкарой создание шестисторонней региональной платформы государств региона -- России, Азербайджана, Армении, Грузии Турции и Ирана никак не клеится. Не получило отклика всех предполагаемых участников и предложение Москвы сгруппировать региональную шестерку в формат «три плюс три». Фактической альтернативой предлагаемому объединению двух троек выступает формирующийся в эти дни у нас на глазах формат «один плюс один» -- новый послевоенный альянс Армении и Ирана. Мощным объединительным фактором, стимулирующим дипломатическое контрнаступление Еревана и Тегерана и подталкивающим их друг к другу, становятся обоюдное неприятие ими итогов второй карабахской войны и нежелание делать бизнес и выстраивать стратегию развития с теми, кто по-прежнему представляется неприятелем, но не потенциальным партнером. Смысл этих усилий состоит в том, чтобы послать своим обидчикам четкий сигнал -- у вас свои коридоры, маршруты и дороги, у нас -- свои. У вас своя свадьба -- у нас своя. Так что будем меряться и конкурировать проектам и еще посмотрим, чья возьмет.

Однако у Еревана еще есть возможность не попасть в иранский капкан, договорившись с Баку о долгосрочном урегулировании, которое сделает неактуальной не отвечающую интересам, прежде, всего самой Армении все более настойчивую и наступательную чужую игру.