AZN = 43.81 RUB
USD = 74.43 RUB
EUR = 88.93 RUB

A
Лавров: Трехстороннее заявление по Карабаху не содержит никаких «секретных приложений», договоренности выполняются эффективно

Лавров: Трехстороннее заявление по Карабаху не содержит никаких «секретных приложений», договоренности выполняются эффективно

Татьяна Новикова    "Москва-Баку"
18.01.2021 12:25
Фото: Google
Фото: Google

Трехстороннее заявление лидеров России, Азербайджана и Армении от 9 ноября не содержит никаких «секретных приложений», заявил глава МИД РФ Сергей Лавров на большой пресс-конференции по итогам работы российской дипломатии в 2020 году. 

"На счет военнопленных, это действительно обсуждалось, это часть тех договоренностей, которые были подписаны в ночь с 9 на 10 ноября и этот вопрос обсуждался в последующих телефонных разговорах президента России с премьером Пашиняном и с президентом Алиевым, - заявил Сергей Лавров. - Обсуждался  в моих телефонных разговорах с министрами иностранных дел Азербайджана и Армении. Он был достаточно продолжительной частью дискуссий, когда президент Азербайджана и премьер-министр Армении приехали в Москву 11 января. Если обобщать то, что происходило по началу - действительно наибольшие проблемы были у армян, потому что нужно было прежде всего -  и те, и другие - Азербайджан и Армения сформировали списки людей, которые пропали и которых они хотят вызволить из плена, вернуть... Азербайджан эти списки дал и они были незначительными и все были не сразу, но возвращены - те, кто был упомянут в азербайджанских списках. И больше каких-либо ситуаций с удерживаемыми лицами, пленными со стороны Азербайджана не возникало. С армянской стороны списки были представлены не сразу и не полностью. И сейчас в последствии состоялись обмены тех, кто был участниками событий завершившихся 9 ноября. Но сейчас главным является вопрос, который возник уже в начале декабря. В Гадрутском районе, когда в конце ноября большая группа армянских военнослужащих-призывников, как я понимаю, была туда направлена. И они попали в плен через 10 дней в начале декабря. 62 человека. И азербайджанская сторона заявила на том этапе, поскольку эти люди были заброшены в этот район после объявления о прекращении огня и завершения всех боевых действий, что их необходимо рассматривать отдельным порядком, а не как попадающих под 9 ноября. И президент Путин, и я в контактах со своими коллегами все-таки продвигаем необходимость продолжить рассмотрение этого вопроса, чтобы его закрыть, руководствуясь принципом "всех на всех". Я говорил с министром иностранных дел Армении, пытаясь уточнить окончательные списки тех, кого сейчас не достает, но оказалось, что их гораздо больше 62 и сейчас наши военные в контакте с военными Армении и Азербайджана. Эти теперь уже поименные списки выверяют, чтобы понять, где могут находиться эти люди. Но тема существует, безусловно, и если бы не было наших миротворцев, наверное, её было бы сложнее решать. Миротворцы этим занимаются, непосредственно командующий миротворческим контингентом генерал Мурадов в контакте со своими азербайджанскими и армянскими коллегами.

Что касается, как вы сказали, утверждения будто бы процессы "на земле" не вписываются в договоренности, подписанные 9 ноября и 11 января и нет ли в этой связи, как вы спросили, каких-то секретных протоколов или приложений, я честно говоря, не очень понял. Во-первых, я не понял, в чем конкретно "на земле" происходят не вписывания в договорённости, подписанные 9 ноября и 11 января. 9 ноября, я считаю реализуется очень эффективно, это оценка и президента Алиева, и премьер-министра Пашиняна, вот за исключением подвисшего по упомянутым выше причинам вопроса о военнопленных, которые, повторю, в её нынешней редакции возник в начале декабря через месяц после подписания договора. Все остальное там, по-моему, делается достаточно эффективно, решается вопрос о мандате миротворцев. Он должен быть, конечно, предметом договоренности трехсторонней, об этом говорилось на встрече в Москве 11 января. Секретных приложений никаких нет. И я не вижу, какие темы могут быть предметом неких секретов.

Что касается статуса Нагорного Карабаха, то статус не упомянут в договоренностях от 9 ноября. Это сделано сознательно. Территория, на которой развернуты российские миротворцы, является зоной ответственности российского миротворческого контингента. Именно из этого исходят наши контакты с Ереваном и с Баку. Сейчас отрабатываются нюансы и детали, связанные с организацией транспортного сообщения, снабжения зоны ответственности миротворцев, оказания в ней гуманитарного содействия людям, которые уже туда вернулись. Уже 50 тысяч армян вернулись из Армении. И, конечно, мы хотим, чтобы международные организации имели возможность, кроме Красного Креста, который там работает и продолжает это делать, имели возможность и другие организации, включая ЮНЕСКО, по беженцам ООН, Управление по гуманитарным вопросам. Они сейчас согласовывают формат своей оценочной миссии с Баку и Ереваном. Там есть тоже вопросы, связанные с противоречиями вокруг статуса. Ровно потому, что статус Нагорного Карабаха, проблема статуса является противоречивой, если брать позиции Еревана и Баку и было решено тремя лидерами обойти этот вопрос стороной и оставить его на будущее. Этим должны, в том числе, заниматься и сопредседатели Минской группы ОБСЕ. Они сейчас возобновили свои контакты со сторонами, собираются еще раз ехать в регион. Но вопросы статуса будут решаться тем легче, чем быстрее «на земле» будут выполнены заверения, которые прозвучали и из Баку, и из Еревана, о том, что главное сейчас наладить повседневную жизнь всех общин этнических и религиозных, которые в Карабахе сосуществовали и должны восстановить свое мирное добрососедское сосуществование.

На счет экзотического предложения о том, чтобы включить Нагорный Карабах в состав РФ, как я понимаю независимость Нагорного Карабаха никем не признана, в том числе и Республикой Арменией. У нас таких мыслей даже близко нет. Мы исходим из того, что все вопросы этого региона должны решаться между расположенными здесь странами и в первую очередь между Армений и Азербайджаном. Мы будем готовы помогать поиску такого решения, нахождению такого решения, которое будет обеспечивать мир, стабильность и безопасность в этом регионе. И самое главное безопасность для людей, которые здесь жили всегда и должны жить в будущем".

Кроме того, Лавров прокомментировал вопрос, почему при посещении официальными лицами Армении Нагорного Карабаха они не запрашивают разрешения у азербайджанской стороны.

«Во всех договоренностях, прежде сего в договоренностях от 9 ноября записано согласие сторон на то, что будет обеспечиваться связь между Арменией и Нагорным Карабахом через Лачинский коридор, который будет находиться под контролем российских миротворцев, - ответил Лавров. - Связь Армении с Карабахом никто никогда не отрицал. На протяжении всех десятилетий переговоров никогда не стоял вопрос о том, чтобы отрезать Армению и Карабах друг от друга. И именно поэтому Лачинский коридор как концепция никем не отвергался и он по-прежнему является предметом согласия сторон, включая согласие наших азербайджанских соседей. Точно также как теперь 9 ноября в дополнение к Лачинскому коридору, который будет иметь новый маршрут, будет проложена и связь надежная и  постоянная между западными районами  основной территории Азербайджана и Нахичеванской Автономной Республикой. Это закрепленные главами государств договоренности. Если мы согласно с тем, а все с этим согласны, что должна быть связь между армянами Карабаха и армянами Армении, то я не вижу причин, по которым нужно препятствовать контактам, осуществляемых на этом уровне. Армянские официальные лица вовлечены в оказание гуманитарного содействия Нагорному Карабаху, что не вызывает никаких негативных эмоций в Баку. И было бы странно, если бы это было иначе. То, что эти армянские официальные лица делают достаточно политизированные заявления в Карабахе, наверное, это вызывает напряженность. И я считаю, что лучше было бы этого избежать. Мы уже были свидетелям, до того как началась 44-дневная война, мы были свидетелями, как эмоциональные заявления, произнесенные из Карабаха, либо по поводу Карабаха: "новая война, новые территории", мы были свидетелями как слово становится материальной силой. В данном случае слова с разных сторон стали очень негативной материальной силой. Поэтому мы сейчас большое внимание уделяем установлению контактов между руководством Азербайджана и Армении, созданию атмосферы доверия. И в этом был еще один из важных смыслов той встречи, которая состоялась в Москве, той беседы, которая состоялась с участием президента Путина и лидеров Азербайджана и Армении.

Я очень надеюсь, что эмоции сейчас будут отведены на второй план. Кстати, ровно поэтому сейчас не самое лучшее время выдвигать в качестве приоритетной тему статуса Нагорного Карабаха. Она остается на будущее и я вам гарантирую 100%, что зона ответственности российских миротворцев, а именно так пока этот статус определён в практическом плане, это форма которая будет обеспечивать интересы и азербайджанской стороны, и армянской стороны. А к статусу предстоит вернуться. Как я уже сказал, есть и сопредседатели Минской группы ОБСЕ. Но самое главное, чтобы по статусу были впоследствии конкретные, спокойные, правовые дискуссии между Армений и Азербайджаном на основе того добрососедства, которое нам всем нужно восстановить в регионе».