AZN = 38.7 RUB
USD = 65.65 RUB
EUR = 74.58 RUB
BRENT = 72.61 USD
Новости дня

Политический обозреватель Евгений Примаков: Ударить по Ирану просто так у США не получится...

Политический обозреватель Евгений Примаков: Ударить по Ирану просто так у США не получится...

Олег Белозеров    "Москва-Баку"
18.04.2018 15:00

/upload/iblock/fc8/fc88098187a41cb19e385ff40207e8cf.PNG

Президент США Дональд Трамп вновь доказал всему миру, что легко идет на применение силы, приказав нанести воздушный удар по правительственным войскам Сирии. Не станет ли новой его мишенью соседний Иран, который Трамп давно уже объявил своим «врагом номер один»?

После американской воздушной атаки российский Генштаб дал понять, что теперь Дамаск получит зенитно-ракетные комплексы С-300, чтобы защищать свое небо. Однако против таких поставок давно возражал соседний Израиль. Известно, что главным своим противником Израиль видит все тот же Иран. Именно иранские войска израильские генералы пытаются бомбить на территории Сирии.

Если Запад попытается снова изолировать или даже атаковать Иран, то какую роль в этом могут сыграть соседние с Исламской Республикой страны Закавказья?

Об этом в интервью порталу «Москва-Баку» рассказал Евгений Примаков, советник председателя Госдумы по международным вопросам, ведущий программы «Международное обозрение» на телеканале «Россия 24», внук бывшего премьер-министра России Евгения Примакова.

– Евгений Александрович, как изменится расклад сил в регионе после удара американцев по Сирии? Сможет ли Израиль помешать анонсированной передачи в руки Дамаска новейших российских зениток С-300?

– Наше преимущество в том, что мы способны вести диалог и с Сирией, и с Ираном, и с Израилем. Мы можем вести диалог именно потому, что жестко не приняли чью-то конкретную сторону, хотя все эти региональные игроки, конечно, хотели бы нас перетянуть на свою сторону.

Думаю, в случае с С-300 придется очень долго договариваться с Израилем, находить компромиссы. Чаще всего компромиссы будут негласные, мы с вами о них даже не узнаем. Но мы знаем, как действует наш верховный главнокомандующий. Вряд ли он что-то пообещает такое, чего не в состоянии сделать.

Если уже возникла тема о том, что мы поставим Сирии С-300, значит, мы их реально поставим. Сейчас и сделка по С-300 с Ираном, которую долго откладывали, все-таки завершается и против нее Израиль тоже возражал – и ничего, поставили. И слава Богу!

– Но Трамп пытается сейчас выйти из ядерной сделки с Ираном. Своим советником он только что назначил Джона Болтона, давно призывающего напасть на Иран.

– Да, это тревожная вещь. Мы понимаем, что новый советник по нацбезопасности Болтон – это человек, извините, за молодежную терминологию, – упоротый. Он искал оружие массового поражения в Ираке. Лгал о том, что оно там есть, зная, что его там нет. Работал на разжигание войны целенаправленно. Теперь он убежден, что надо ударить по Ирану. Если уж не вторжение начать, то уж по крайней мере дистанционно ударить. Он упорно будет работать на эту цель. Не могу сказать, что американцы точно на это пойдут, это все еще отдаленная перспектива, но мир меняется быстро.

Иран – это не Сирия, это страна с очень сильной обороной и собственным очень мощным ВПК. Часть оборонных технологий они перенимают у тех же американцев. Несколько лет назад они, например, сбили американский беспилотник. Наверняка, что-то скопировали. Никто же не запретит, авторские права вряд ли будут предъявлять.

Теперь Тегерану помогают китайцы, но и свои разработки у него очень серьезные. И модернизацию армии они провели. Ударить по Ирану просто так не получится: прилетели, отбомбились и улетели. Это будет серьезная война, очень долгая. Так что не думаю, что США сейчас на это пойдут.

США будут давить Иран, выдвигать тяжелейшие требования. Их цель, задача – добавить в сделку 2015 года пункты по ограничению не только ядерной программы, но и программы баллистических ракет. Это то, что их на самом деле волнует. Но американцы так работают: будут требовать максимум, греметь, угрожать войной, в итоге попытаются отжать пункты, которые они реально хотят.

Евросоюз очень недоволен этим, потому что он сейчас налаживает торговые отношения с Ираном, самолеты Airbus собирается ему продавать, нефть закупать и так далее. Кстати, здесь у России есть небольшое поле для тонкой дипломатической игры. Это еще один из тех аргументов, которые мы можем предъявить Евросоюзу, объясняя, что не всегда выгодно слепо следовать в американском фарватере. Необязательно заниматься самострелом, делая приятное американцам.

Отношения Ирана с Саудовской Аравией тоже остаются сложными. Молодой крон-принц Мухаммед бен Салман – человек еще пока что не очень опытный, может наломать дров, хотя учится быстро. Мы надеемся, что он постепенно научится вести дела в менее конфликтной манере. У нас с ним нормальные отношения. Мы тоже можем доносить нашу аргументацию как до Эр-Рияда, так и до Тегерана. Считаю, что Россия и есть та самая потенциальная площадка для их диалога.

– Путешествуя по США, крон-принц заявил, что еврейское государство имеет право на существование. Ранее саудовские монархи такого вслух не говорили. Это неслучайная оговорка?

– Нет, неслучайная. Израиль ищет союзников в борьбе с Ираном. Над тем, чтобы «сшивать» позиции иранцев с позициями саудитов, как известно, сейчас очень активно работает зять Трампа Джаред Кушнер. У него есть шансы на успех, как раз потому, что он – не госдеповец и обладает свежим взглядом.

Но одно дело, когда вы сближаете позиции разных стран ради снижения угрозы новой войны и демократизации, а другое дело, когда вы сколачиваете некий блок против кого-то. Это нас не может не беспокоить.

Не думаю, что еврейское государство и саудовская монархия вступят в какой-то открытый союз. Но дипломатические отношения? Почему бы и нет. По крайней мере, открытие секций по интересам при посольстве третьей страны – это вполне возможно в течение ближайших нескольких лет.

­– В этих условиях попытается ли Иран ускоренно создавать пути коммуникации с Россией? В том числе железнодорожный коридор «Север – Юг» через Азербайджан?

– Иран очень заинтересован в том, чтобы укрепить те маршруты, в том числе и транспортные, которые будут работать против санкций и против потенциальной новой блокады, в том числе и «Север – Юг». Иранцам вообще интересно торговать с Россией. Сейчас вот председатель Госдумы Вячеслав Викторович Володин ездил в Тегеран, встречался со своим коллегой – господином Али Лариджани. Было видно, насколько иранский бизнес заинтересован в том, чтобы идти дальше по Каспию, по Волге. Обсуждались конкретные проекты в Архангельской области, Волгоградской, Саратовской, и так далее. Это очень здорово. Есть у них интерес в нашей сельхозпродукции. Волга как транспортный коридор – это вообще прекрасно.

У нас сохраняются по-прежнему дискуссии по разделу Каспийского моря. Но я надеюсь, мы решим эти вопросы. И все соглашения будут в течение лет двух наконец заключены.

– Кстати, раньше у Ирана с Азербайджаном тоже возникали трения из-за границы на Каспии, но сейчас они сгладились и, видимо, сойдут на нет после заключения итогового соглашения по разделу моря.

– Тегеран очень взвешенно ведет себя в Закавказье. Ровные эффективные отношения будут у Ирана со всеми кавказскими странами, в том числе и с Азербайджаном. Тем более, что в Иране проживает огромная диаспора азербайджанцев. Даже аятолла Хаменеи по происхождению азербайджанец.

Не могу гадать за наших иранских коллег, но повторюсь, что иранцам выгодно, чтобы в Закавказье было спокойно. В условиях, когда только-только Иран начал выходить из тяжелейших санкций, и когда тебе угрожают вернуть все санкции или вести новые, один из залогов твоего выживания – это хорошие отношения с соседями. В Тегеране это очень хорошо понимают.