AZN = 37.69 RUB
USD = 63.95 RUB
EUR = 72.36 RUB
BRENT = 71.95 USD
Новости дня

Реплика политического обозревателя Сергея Строканя: Газовый ключ Баку (видео)

Реплика политического обозревателя Сергея Строканя: Газовый ключ Баку (видео)

"Москва-Баку"
25.02.2019 13:20

О перспективах превращения Азербайджана в ключевого игрока на европейском энергетическом рынке рассуждает политический обозреватель Сергей Строкань – специально для портала «Москва-Баку»

Вопрос кто есть, кто в мировой экономике и политике остается предметом неутихающей глобальной дискуссии, где каждый из участников руководствуется своими критериями определения международного веса и влияния, своим мерилом собственного успеха. Кто-то предпочитает меряться правом вето в Совете безопасности ООН, кто-то – объемом ВВП, кто-то – площадью и населением, кто-то -- количеством своих ракет. Все это, безусловно, взятые по отдельности важные показатели. Однако пример современного Азербайджана показывает: в условиях все большей диверсификации и увеличения объема энергетических поставок, в которых жизненно заинтересованы как большая Европа, так и большая Азия, государства способны меряться и своими газопроводами, или, проще говоря, трубами.

Степень вовлеченности в долгосрочные энергетические проекты, от реализации которых зависят судьбы целых континентов, позволяют говорить об этих государствах как о новых локомотивах международного роста и гарантах устойчивого развития. Одним из таких государств в стремительно меняющейся Евразии становится Азербайджан.

Состоявшееся на этой неделе в Баку в центре Гейдара Алиева пятое заседание Консультативного совета проекта "Южного газового коридора", представляющего собой интегрированную систему трубопроводов общей стоимостью 40 миллиардов долларов, стало ничем иным как многосторонним энергетическим саммитом.
Его участниками, к которым обратился Ильхам Алиев, стали министры энергетики стран-участниц "Южного газового коридора" – Азербайджана, Греции, Албании, Италии, Турции, Грузии, а также кураторы энергетических проектов по линии Евросоюза, включая комиссара Европейской комиссии по бюджету и человеческим ресурсам, сопредседателя Консультативного совета "Южного газового коридора" Гюнтера Оттингера.

По итогам встреч и переговоров с президентом Алиевым Гюнтер Оттингер сделал несколько важных заявлений. Суммируя их, можно сделать главный вывод, что к 2020 году Азербайджан станет одним из ключевых игроков на энергетическом рынке Европы, где проживает более 500 миллион потребителей. По своему объему этот рынок сопоставим с американским.

Изначально проект "Южного газового коридора" предполагал транспортировку в Европу из Каспийского региона через территорию Грузии и Турции 10 миллиардов кубометров азербайджанского газа. Однако учитывая то обстоятельство, что в ближайшее десятилетие роль природного газа на европейском рынке будет неуклонно расти, в Евросоюзе уже сегодня думают о будущем и заявляют о решимости в ближайшие десять лет увеличить поставки азербайджанского газа по "Южному газовому коридору" как минимум в два раза – до 20-25 миллиардов кубометров в год.

Не удивительно, что, находясь в Баку, еврокомиссар Гюнтер Оттингер сообщил о том, что в Евросоюзе считают "Южный газовый коридор" приоритетным проектом для Брюсселя.

Скажем больше – это не просто приоритетный проект.

Это фактор, способный кардинально изменить всю ситуацию на энергетическом рынке Старого света.

Не случайно, находясь в Баку, европейские участники “Южного газового коридора", собравшиеся на энергетический саммит, применительно к этому проекту употребляли английский термин «гейм-ченджер» – фактор, меняющий всю игру.

Весьма символично, что к Южному газовому коридору все более пристально присматривается и Туркменистан – государство, обладающее одними из самых крупных запасов газа не только на постсоветском пространстве, но и во всем мире.

Представители крупного европейского, в частности, германского бизнеса активно лоббируют идею прокладки еще одного -- Транскаспийского трубопровода. В случае реализации этой идеи это позволит транспортировать по "Южному газовому коридору" не только азербайджанский, но и туркменский газ.

В целом еще не достроенный "Южный газовый коридор" напоминает текущую по газовым трубам могучую реку голубого топлива, имеющую разветвленное русло, свои мощные притоки.

Это Южно-Кавказский газопровод, Трансадриатический трубопровод (ТАП) и Трансанатолийский газопровод (ТАНАП). ТАП и ТАНАП уже соединились на турецко-греческой границе.

На этой неделе стало известно о том, что уже в январе этого года реализация проекта Трансадриатического трубопровода завершена на 85%. Как сообщил посетивший с визитом Баку исполнительный директор ТАП Лука Шипати, в настоящее время полным ходом идут работы по строительству терминала для приема газа, микротоннельного участка трубопровода и его части, выходящей к Каспийскому морю. Это означает, что график строительства строго выполняется и уже в 2020 году трубопровод ТАП будет способен принимать азербайджанский газ.

Что касается другого притока "Южного газового коридора" – Трансанатолийского газопровода, то, как заявил на этой неделе в ходе встречи с турецким министром энергетики и природных ресурсов Фатихом Донмезом президент Алиев, Турция уже получила по этому газопроводу 1 миллиард кубометров газа.

Наконец, позитивные новости для энергетического рынка на этой неделе пришли с азербайджанского газового месторождения Шах-Дениз – того самого месторождения, разработка которого не позволит текущей в Европу газовой реке иссякнуть. Когда участники энергетического саммита в Баку обсуждали перспективы “Южного газового коридора", Госкомитет по статистике обнародовал самые последние данные, согласно которым экспорт азербайджанского газа с месторождения Шах-Дениз в январе этого года оказался более чем на 33 % выше показателя аналогичного периода прошлого года. В целом, по магистральным газопроводам Азербайджана в январе этого года было транспортировано 2 миллиарда 800 миллионов кубометров газа. Это почти на 20 % выше показателя аналогичного периода прошлого года.

Обращает на себя внимание, что привлекательность Азербайджана как перспективного энергетического партнера для Евросоюза определяется многими факторами. Это не только его запасы газа, не только его география на оживленном перекресте Евразии, превращающая его в международный газовый хаб, не только его способность строить профессионально и быстро, развивать собственную инфраструктуру.

Примечательно, что, обосновывая актуальность "Южного газового коридора", Еврокомиссия в своих резолюциях отмечает, что этот проект необычайно важен для обеспечения энергетической безопасности Евросоюза, стремящегося к диверсификации поставок. Путями обеспечения диверсификации должны стать поставки сжиженного газа, а также его поставки из Каспийского и Средиземноморского регионов.

Эксперты энергетического рынка не раз говорили о том, что азербайджанский газ нисколько не конкурирует на европейском рынке с российским газом. Чтобы понять это, достаточно сопоставить объемы российских и азербайджанских поставок и посмотреть на то, какое место на европейском рынке занимает российский газовый гигант «Газпром».

Но развивать энергетическое сотрудничество с Европой из года в год России приходится в очень непростых условиях – преодолевая огромное сопротивление тех влиятельных сил, как в самом Евросоюзе, так и за его пределами, которые считают «Газпром» тайным оружием Кремля. Тем оружием, с помощью которого Россия, якобы, исподтишка пытается навязать свою политическую волю европейцам. Отсюда и призыв к диверсификации, предполагающий сокращение зависимости Европы от российского газа.

Кроме того, против российского газа сегодня активно играет администрация президента США Дональда Трампа. Если сравнить то, как идет реализация проекта «Северный поток-2», который должен доставлять российский газ в Германию и остальную Европу, и строительство "Южного газового коридора", -- главного энергетического проекта Азербайджана, то колоссальная разница налицо. В случае с «Северным потоком-2» в Вашингтоне пытаются нажать на все мыслимые и немыслимые кнопки, чтобы «Северный поток-2» не стал реальностью. Точно также они выступают против другого проекта с российским участием – газопровода «Турецкий поток». Посетивший на прошлой неделе с визитом Будапешт, госсекретарь США Майк Помпео буквально выкручивал руки венгерскому руководству, требуя от него отказаться от "Турецкого потока" и убедить его в перспективности проекта СПГ-терминала на хорватском острове Крк, который активно лоббируют американцы.

Причина такой политики очевидна – США находятся в состоянии глубокой конфронтации с Россией, вводят против нее все новые и новые санкции, в том числе, в энергетическом секторе, чтобы отпугнуть иностранных инвесторов и заставить те или иные государства отвернуться от Москвы и ее газа.

Но отношения США и Азербайджана конфликтными никак не назовешь. Это партнерские отношения, в которых Баку удалось не допустить появления серьезных раздражителей, следуя своей политике многовекторности. Невозможно себе представить, что госсекретарь США Майк Помпео будет так же ездить по Европе и уговаривать Грецию и Италию отказаться от "Южного газового коридора", как он призывает немцев бросить «Северный поток-2» или «Турецкий поток» -- венгров. Америке это совсем не нужно.

Поэтому для международных партнеров Баку геополитические риски в реализации проекта "Южного газового коридора" равны нулю. Азербайджанского газа, в отличие от газа российского, в Старом свете никто не боится, потому что в нем даже при желании невозможно увидеть некое тайное политическое оружие против Европы. И в этом очевидно преимущество Азербайджана, которому энергетическая Европа зажигает не красный, а зеленый свет.