AZN = 43.13 RUB
USD = 73.28 RUB
EUR = 86.63 RUB
Новости дня

Видеоконференция "Москва-Баку": Российские и азербайджанские эксперты обсуждают эскалацию между Азербайджаном и Арменией

Видеоконференция "Москва-Баку": Российские и азербайджанские эксперты обсуждают эскалацию между Азербайджаном и Арменией

Нана Хоштария    "Москва-Баку"
20.07.2020 14:00

Эскалация армяно-азербайджанского конфликта даже на фоне пандемии коронавируса еще раз подтвердила: конфликт «не спит» и боевые действия могут произойти в любой момент, а дальнейшее затягивание его урегулирования ставит под угрозу безопасность региона. Почему эскалация произошла, что послужило почвой для обострения между Азербайджаном и Арменией на государственной границе, какие для этого были предпосылки, чем закончится эскалация, а также роль в решении конфликта Москвы – эти вопросы обсудили сегодня российские и азербайджанские эксперты в рамках видеоконференции информационного агентства "Москва-Баку" под названием «Эскалация на границе Азербайджана и Армении: причины, пути выхода из кризиса, роль России в урегулировании конфликта».

Cреди участников конференции: военный эксперт, главный редактор журнала «Национальная оборона» Игорь Коротченко, депутат Милли Меджлиса (парламента) Азербайджана, политолог Расим Мусабеков, эксперт по международным конфликтам, журналист Евгений Михайлов, заместитель генерального директора агентства Trend.az, заместитель директора Baku Network Гюльнара Мамедзаде, ведущий аналитик Агентства политических и экономических коммуникаций Михаил Нейжмаков, независимый обозреватель Дмитрий Верхотуров.

12 июля Министерство обороны Азербайджана сообщило об атаке на азербайджано-армянской границе со стороны армянских подразделений с применением артиллерии и попытке с их стороны захвата позиций. Армения выступила с подобным заявлением, но уже в адрес Азербайджана. Официальный Баку пояснил: целью эскалации является попытка Армении вовлечь в армяно-азербайджанский конфликт страны ОДКБ. Как мы знаем, Армения предприняла несколько попыток в связи со сложившейся ситуацией обратиться в Организацию Договора о коллективной безопасности. Но ОДКБ не стала вставать на одну из стороны конфликта. 

Международное сообщество выступило с призывом к Азербайджану и Армении проявить сдержанность. На эскалацию отреагировали ключевые международные организации. Из стран одной из первых реакцию на ситуацию дала Россия, заявив о готовности оказать содействие в урегулировании. Президент России Владимир Путин созвал заседание Совета безопасности в связи с эскалацией. Руку на пульсе со своими азербайджанскими и армянскими коллегами держат МИД России и Министерство обороны. Сопредседатели Минской группы ОБСЕ призвали Азербайджан и Армению как можно скорее возобновить предметные переговоры.

Эскалация произошла на фоне пандемии коронавируса, когда главы всех стран готовятся к проведению специальной сессии Генеральной ассамблеи ООН, инициированной Азербайджаном и посвященной борьбе с COVID-19 и мерам по смягчению ее влияния.

Серьезным фактором возрастания напряженности в армяно-азербайджанском конфликте стало и отсутствие каких-либо конкретных результатов прошедших в последние месяцы видеовстреч глав МИД Азербайджана и Армении при посредничестве сопредседателей Минской группы ОБСЕ, что уже, по мнению экспертного сообщества, предвещает еще один потерянный год для решения проблемы. Четыре резолюции Совета Безопасности ООН по нагорно-карабахскому урегулированию так и не выполнены. Переговоры, которые длятся уже порядка 30 лет, не приводят к результатам.

Военный эксперт, главный редактор журнала «Национальная оборона» Игорь Коротченко:

-В любой ситуации, особенно в ситуации военного конфликта, войны главный вопрос, на который необходимо дать ответ – кому это выгодно, кто главный бенефициар, и этот вопрос мы задаем применительно к тем событиям, которые имели место на азербайджано-армянской границе. Давайте посмотрим на ситуацию. Для Азербайджана главной сегодня задачей является преодоление последствий эпидемии коронавируса, развитие и укрепление важнейших секторов экономики и, конечно, важнейшее мероприятие – это обсуждение на уровне Организации Объединенных Наций предложения Азербайджана по поиску путей и действий современной цивилизации в борьбе с коронавирусной инфекцией. Таким образом, для Азербайджана любые действия, которые могли бы повлиять на реализацию этих целей и задач, абсолютно контрупродуктивно. Понятно что обострение ситуации на границе с Арменией, боевые действия меняют информационный фон этих важнейших повесток дня, которые стоят перед Азербайджаном, поэтому для Баку конфликт с Арменией непосредственно на азербайджано-армянской границе абсолютно невыгоден. Мы должны это четко сказать и зафиксировать. Теперь давайте посмотрим, что происходит во второй стране-участнице конфликта - Армении. Внешнеполитическая и внутриполитическая ситуация для Пашиняна как лидера Армении абсолютно негативна. Идет формирование широкого фронта оппозиционных сил, цели и задачи которых – мирными методами отстранить Пашиняна от власти. В этих условиях премьер-министр Армении предпринимает шаги по закручиванию гаек. Пользуясь ситуацией, он, во-первых, затыкает рты и проводит аресты пророссийских оппозиционных сил, которым сегодня грозит уголовное преследование, осуществляется отъем бизнеса с использованием силового ресурса главы правительства Армении. Кроме того, внутриполитическая ситуация в Армении усугубляется катастрофическими проблемами в национальной экономике, которая фактически рухнула, обнулилась.

Пашинян также решает задачи по узурпации власти путем переформатирования судебной системы Армении, подчинения ее лично себе. Последние кадровые назначения главы правительства Армении, в частности, в спецслужбах, также говорят о том, что Пашинян готовит использование Службы национальной безопасности страны в варианте, в каком НКВД использовалось для судебных процессов над политической оппозицией в Москве в 1937 году. В этих условиях локальная война с Азербайджаном – это отвлечение народа Армении от существующих проблем, неэффективного управления страной на образ внешнего врага. Эта технология давно известна и отработана еще со времен Третьего Рейха. Поэтому цель вооруженной провокации, которую устроили армянские войска, очевидно, одна – отвлечь внимание населения Армении от проблем неэффективного управления Пашиняном, его правительством и государством в целом.

Обратил бы также внимание на то, что обострение произошло спустя несколько дней после того, как сын Пашиняна был демобилизован из рядов ВС Армении. Это тоже важный фактор. Но есть еще одно обстоятельство, полагаю, оно даже более ключевое – это попытка Пашиняна втянуть ОДКБ и Россию в ситуацию для того, чтобы постараться вне зависимости от результата сыграть в многоходовку: первое – это чтобы ОДКБ и Россия политически поддержали военную авантюру Армении, заявив, что в отношении нее будут использованы все необходимые механизмы защиты, а если это не получится, использовать данный фактор с целью пойти на путь разрыва отношений с ОДКБ и еще большей ориентации Армении, официального Еревана на НАТО и Соединенные Штаты Америки.

Мы видим, что Россия и ОДКБ заняли абсолютно нейтральную позицию. Никаких заявлений в пользу Армении сделано не было. Наоборот, и Россия, и ОДКБ заявили о том, что они заинтересованы в скорейшей деэскалации боевых действий, в урегулировании конфликта политико-дипломатическими методами. Поэтому Россия не стала таскать каштаны из огня для Пашиняна. Аналогичную позицию заняла и ОДКБ. Поэтому в нынешней ситуации я полагаю, что для нас чрезвычайно важно тщательно, скрупулезно, последовательно восстановить всю хронологию событий, что предшествовало этой военной провокации со стороны Армении, как она была реализована, кто несет политическую и военную ответственность за то, что произошло, назвать вещи своими именами и, я думаю, это произойдет.

Относительно позиции России: еще раз хочу сказать, что Министерство иностранных дел РФ, Организация Договора о коллективной безопасности, Совет Безопасности РФ заняли позицию, связанную с использованием всего механизма политико-дипломатических средств урегулирования конфликта. Мы заняли позицию объективную. Она основана на том, что действия, по крайней мере Еревана в том, что произошло, должны получить тщательный экспертный, аналитический подход и, соответственно, дальше будут сделаны выводы.

Отмечаем, что на фоне произошедшей эскалации на армяно-азербайджанской границе парламентом Армении принято политическое решение, которое продавил Пашинян об отключении в самые ближайшие недели российских телеканалов. Таким образом, на территории Армении свободного вещания российских телеканалов не будет отныне. Я думаю, это тоже достаточно характерный эпизод, который показывает, что сегодня происходит в Ереване. И в заключение хочу обратить внимание на заявление, которое сделала Маргарита Симоньян, которая в резкой форме заявила, что «Россия имеет полное право плюнуть и растереть» Пашиняна и его окружение. Очень резкое, неоднозначное, эмоциональное заявление, но оно показывает, что даже видные представители российской армянской диаспоры называют вещи своими именами. И, собственно, общее мнение, которое сегодня складывается консенсусом: именно Пашинян использовал ситуацию с провокацией, которую совершили армянские войска для того, чтобы стать главным бенефициаром и максимально получить бонусы от этой вооруженной ситуации. 

Депутат Милли Меджлиса (парламента) Азербайджана, политолог Расим Мусабеков:

То, что Азербайджан уж точно не собирался на этом участке осуществлять какие-то военные действия, уже видно было хотя бы из того, что Азербайджан давно уже, больше года назад передал ответственность за этот участок пограничным силам. Раньше там стояла армия, вооруженные силы – Третий корпус там был развернут. Третий корпус сохранился, но передовую линию заняли пограничники и это была демонстрация со стороны Азербайджана совершенного отсутствия какой-либо заинтересованности в том, чтобы на этой линии было полное спокойствие. Поэтому говорить о том, что Азербайджан мог инициировать здесь какие-то военные действия, здесь, где никакого интереса нет. По этой Товуз-Газахской линии в Армении нет ничего такого, что могло бы представлять какую-то военную ценность с тем, чтобы оказывать определенное давление. При этом повод для эскалации с армянской стороны как раз был. Единственное, что я бы здесь не сводил все к персоне Пашиняна. На мой взгляд, здесь есть больший и непосредственный интересант – это министр обороны Армении Тоноян. Дело в том, что он неоднократно, причем и в тот период, когда он был первым заместителем министра обороны в правительстве Сержа Саргсяна (он шесть лет этот пост занимал), так и в период, когда он занимал пост министра обороны – он делал заявления, немножко изображал из себя военного теоретика и говорил, что Армения должна осуществлять превентивные удары, что нужно создавать такие военные угрозы и давление на Азербайджан, чтобы принудить Азербайджан к миру на армянских условиях. Это он делал неоднократно и в его планах подобного рода действия, провокации всегда присутствовали. И я думаю, что здесь была конкретная провокация именно с его стороны. Всем известно, что переговоры сорваны армянской стороной, что Азербайджан серьезно рассматривает возможность использовать свои вооруженные силы для освобождения оккупированных территорий, но оно предполагало бы военные действия именно в Карабахе, который оккупирован армянскими вооруженными силами. И для того, чтобы обозначить очень серьезную асимметричную угрозу (а вы знаете, что в районе Газаха пролегают все основные коммуникации Азербайджана) – имеется ввиду нефтепровод Баку – Тбилиси – Джейхан, нефтепровод Баку – Супса, газопровод Баку – Арзрум и сейчас газопровод Южный поток. Также железная дорога Баку – Тбилиси – Карс, шоссейные дороги, по которым осуществляются многочисленные перевозки. Таким образом, Армения хочет создать давление и сказать, что вот а в ответ мы можем ударить здесь, Тоноян пошел именно на эту провокацию. И если бы не его понимание, что это сопряжено с очень большими рисками, потому что, ну скажем так, что это уже давление не только на Азербайджан, это в некотором роде еще и давление на международное сообщество, потому что в этих коммуникациях очень серьезно заинтересована Турция, в них заинтересованы Великобритания, Cоединенные Штаты Америки  - англо-американская корпорация BP, которая является оператором всех этих нефте- и газопроводов. И вот это давление, которое хотел устроить Тоноян, показав, что они могут «несимметрично» какие-то воздействия оказать, в общем, вызвало для него совершенно неожиданную реакцию, потому что если Турция говорила, что да, с Азербайджаном мы союзники и мы окажем Азербайджану помощь, но то, как на этот раз отреагировала Турция, что она готова перебросить и своих военных, и беспилотники, и если нужно, то и послать авиацию (Турция это говорила не просто так, она имела может быть негласную, но совершенно четко обозначенную поддержку США и Великобритании), и я думаю, что после этого все поняли, и России в такой конфликт ввязываться совершенно ни к чему. Я думаю, их остудили. В свою очередь Азербайджан не стал применять авиацию, системы залпового огня, что могло бы позволить Армении нанести удар по проходящей стратегической инфраструктуре Азербайджана. Я думаю, что Армения получила в том числе по башке из Москвы для того, чтобы она дала заднюю. И теперь мы с вами наблюдаем процесс, при котором произошла деэскалация в этом направлении.

Пашинян, конечно, у себя много чего наворотил. Он сам родом из Иждевана. Это район, который примыкает непосредственно к зоне конфликта, граничит с Газахский районом. А Газах, Товуз находятся в 10 – 15 км друг от друга. Вряд ли у премьер-министра Азербайджана был особый стимул создавать проблемы для своей малой родины и втягивать ее непосредственно в военный конфликт, причем угрожающего масштаба. И я здесь вижу провокацию, организованную министром обороны Тонояном, он сам, говорят, на очередь – его должны вышибить из этого кресла. Начальника Генштаба Пашинян уже поменял, на очереди  - Тоноян, так как он как чуждый элемент рассматривается в команде Пашиняна. Провокация на границе я думаю, была сделана для того, чтобы, во-первых, выглядеть героем, показать свою незаменимость в качестве министра обороны. Ну а если его все же снимут, то он превратится в знамя оппозиции, «героя», которого недооценили и которого оставили в стороне. Он такую роль играет. Позиционирует из себя западника – он и в различных американских военных программах участвовал, он был и представителем Армении в НАТО и потому позиционирует себя как прозападного военного деятеля Армении. Так что я думаю, здесь нужно рассматривать и личные интересы вот этой персоны и недооценивать его провокационный потенциал не стоило бы. 

Заместитель генерального директора агентства Trend.az, заместитель директора Baku Network Гюльнара Мамедзаде:

-Азербайджан ждет от России, как и от остальных посредников и в целом от международного сообщества, того же, что и всегда: политического урегулирования армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта или как мы говорим, принуждение агрессора к миру. Я бы хотела обратить внимание на предысторию этого вопроса. Весь последний год армянская сторона сознательно провоцировала Азербайджан. Давайте возьмем хотя бы так называемые «выборы» на территории Нагорного Карабаха на фоне процессов, связанных с пандемией. Давайте обратим внимание на инаугурацию так называемого «руководства» Нагорного Карабаха на территории Шуши. Это были прямые месседжи, которые фактически провоцировали Азербайджан на ответные действия. Но мы видели, что Азербайджан достаточно долго проявлял сдержанность и проявляет его до сих пор.

Что касается последних событий на Товузском направлении, то мы видим, что все аргументы, которые перечисляют эксперты, они являются неопровержимыми в силу того, что у Азербайджана не было никакой мотивации в настоящее время, тем более на этом направлении развивать какие-то военные действия. Что касается заинтересованности Армении, армянская сторона, те политики, которые сегодня ответственны за принятие решений, а я не думаю, что это только Пашинян, но и министр обороны Тоноян и другие центры силы, которые формируются в Армении, учитывая очень серьезные внутренние противоречия, но и влияние внешних центров на принятие решений в самой Армении. Я бы также хотела обратить внимание на те встречи, которые провел министр обороны Тоноян буквально за несколько дней до конфликта, он провел встречи с послами США и Китая. То есть складывается очень интересная ситуация. Если учитывать, что ситуация развивалась на Товузском направлении, где проходят все стратегические коммуникации, то я бы расширила географию интересов тех сторон, которые были заинтересованы, чтобы протестировать, как может развиваться конфликт на этом направлении. Кроме того, Армения, если будет военное обострение, то Армения не может рассчитывать ни на какие победные результаты, тем более что прозападная Армения существенно теряет поддержку со стороны России. Безусловно, Армения была заинтересована в том, чтобы вовлечь Россию и ОДКБ в развязку этого конфликта и частично переложить эту ситуацию на участников этого блока. Есть и другие интересы – возможно столкнуть Россию и Турцию. То есть здесь пересекается очень много интересов. И это все чревато очень серьезными последствиями для региона. И я думаю, что позиция международных посредников, которые действовали весьма пассивно, я бы даже сказала, практически не реагировали на те месседжи, которые Армения посылала весь последний год. Если Пашинян заявляет: «Мы не меняем территории на мир», то есть фактически отказывается от решения конфликта, возвращения территорий, тогда в чем предмет переговоров. Армянская сторона перечеркивается весь смысл дальнейшего переговорного процесса. Сейчас, когда ситуация показала, какой опасной может быть развязка военного конфликта в этом регионе, в который тем более могут быть вовлечены ведущие державы региона, я думаю, в первую очередь Россия не заинтересована в том, чтобы у ее южных границ развивались такие опасные события. И поэтому я думаю, что сейчас, возможно, с российской стороны, во всяком случае это ожидаемо, будут приниматься более эффективные меры. Думаю, что у России есть определенные рычаги влияния, все-таки в этом регионе Россия остается одной из ведущих держав региона, хотя элемент конкуренции здесь существенно усиливается. Сейчас, конечно, очень важно, тем более, что Пашинян в Минске принял участие в формате Евразийской комиcсии, я думаю, что армянская стороны все-таки понимает, что определенный план у них не сработал и сейчас с позиции Армении уже подаются разговоры о мире. Опять же, азербайджанская сторона прошла достаточно долгий этап, мы понимаем, что такое политическое армянство, мы понимаем, в том числе, как политически влияет диаспора на этот конфликт и понимаем, что сейчас в обозримой перспективе ожидать со стороны Армении каких-то конструктивных подходов практически невозможно. Но важно обратить внимание, какова сейчас была реакция международного сообщества. Обратите внимание, какой внутренний подъем был в самом Азербайджане, в диаспоральных кругах. Мы видим, что на международном уровне позиция Азербайджана получает достаточно серьезную поддержку. 

Эксперт по международным конфликтам, журналист Евгений Михайлов:

-На мой взгляд столкновения между Арменией и Азербайджаном, конечно, способствуют дестабилизации ситуации в Закавказье и усиливают напряжение в том числе на Ближнем Воcтоке. На фоне обострения ситуации в Ливии и сохраняющейся сложной обстановки в Сирии и Ираке, столкновения ВС Армении и Азербайджана могут привести к определенным непредсказуемым последствиям. Я считаю, что членство Армении в ОДКБ, которое она пыталась использовать во время эскалации, не может быть инструментом и аргументом при решении территориальных споров с Азербайджаном. В данной ситуации необходимо привлечь внимание к роли США в эскалации конфликта. Влияние Вашингтона на внутреннюю и внешнюю политику в Ереване с момента прихода к власти Пашиняна увеличивается многократно, постоянно. Любые попытки Армении усилить влияние США на ситуации на Кавказе нам всем вместе нужно жестко пресекать. Потому что мы здесь живем и мы должны разбираться в своих проблемах и не допускать провоцирования в своем регионе хаоса. Хотел бы отметить, что все эти годы Пашинян последовательно провозглашает неконструктивную позицию по вопросу урегулирования нагорно-карабахского конфликта. Такая позиция делает невозможным дипломатическое урегулирование. Пресекается любая возможность урегулирования конфликта. Ереван в том числе нивелирует шаги российской дипломатии в этом направлении, направленные на справедливое разрешение нагорно-карабахского конфликта. Я хотел бы отметить, что проводимая премьер-министром Армении и его сторонниками откровенная антироссийская политика должна получить соответствующую оценку со стороны российского дипломатического корпуса, российского руководства. На сегодняшний день отношения России с действующим в Армении политическим режимом на мой взгляд должны уже носить зеркальный характер, Россия должна давать зеркальные ответы на русофобские выпады режима Пашиняна. Армении уже нельзя давать поблажки. Есть понимание, что Армения использует Россию. Провокация на армяно-азербайджанской границе – это огромная ошибка армянского руководства. И Москва это прекрасно понимает. 

Ведущий аналитик Агентства политических и экономических коммуникаций Михаил Нейжмаков:

-Я считаю, что вряд ли в Ереване рассчитывали на втягивание России и ОДКБ в эту ситуацию, поскольку Никол Пашинян прекрасно помнит историю с отзывом Юрия Хачатурова с поста генсека ОДКБ и все последующие конфликты, связанные с этой ситуацией, помнит позицию многих участников блока по этому вопросу. Также стоит посмотреть на реакцию самого премьер-министра Армении на пики эскалации нынешнего конфликта на границе. Все-таки Пашинян - это выходец из оппозиционных кругов, человек с опытом работы в оппозиции, а значит тот, кто рассчитывает на максимальную демонстративность своих действий. Так вот мы видим, что в отличие от шагов, которые должны бы были показать максимальную вовлеченность в эту ситуацию главы армянского правительства, а именно, допустим, это могли бы быть некие выезды в зону конфликта, совещание с силовиками в максимально интенсивном режиме, но наблюдаем обратную ситуацию: осторожную публичную позицию, попытку увести в заявлениях для внутренней аудитории в Армении эту эскалацию во вне военную повестку – к примеру, в эти дни на своих страницах в соцсетях Никол Пашинян публиковал ролики о ремонтных работах в регионах Армении, о строительстве дорог и так далее. Иными словами со стороны главы Армении мы видим скорее максимальные опасения – к чему может привести слишком длительный характер эскалации. Поэтому могу согласиться с той частью уважаемых коллег, которые считают, что здесь больше эксцесса со стороны тех, кто находится по уровню в системе власти Армении этажом ниже, чем Никол Пашинян. Если бы эскалация продлилась дольше, даже немного дольше, это создало бы очень серьезные внутриполитические риски для Пашиняна. Во-первых, здесь эксперты уже вспомнили сюжет о демобилизации его сына за несколько дней до вспышки вооруженного противостояния. И естественно, продлись эскалация дольше, оппозиция гораздо в более интенсивном режиме напоминала бы премьер-министру об этом, чем сейчас, особенно при росте числа жертв со стороны армянских военнослужащих. Пашинян – политик, пришедший к власти на протестной волне, а мировой опыт показывает, что такие политики в итоге очень сильно рискуют потерять свое положение, особенно когда усиливается их зависимость от силовиков. Вооруженный конфликт на границе – это именно такая ситуация, которая в дальнейшем грозила бы премьер-министру Армении очень серьезными рисками с этой стороны. Сам Пашинян и его команда в свое время использовали тему «апрельской войны» в качестве сюжета для дискредитации команды Сержа Саргсяна. Мы видим, что на основе постоянной комиссии по обороне и безопасности в Национальном собрании Армении ведется расследование этих событий, даже к сентябрю хотели представить некие итоги. Понятно, что как только в биографии Никола Пашиняна появляется такой же эпизод, который оппозиция может трактовать как его «апрельскую войну», он лишается аргумента в споре с противниками внутри собственного государства.

И, конечно же, трудно не согласиться с тем, что для России любая длительная эскалация такого конфликта на Южном Кавказе несет очень серьезные негативные последствия. Отсюда и ее быстрое вмешательство в ситуацию, звонки главы МИД Сергея Лаврова своим коллегам из Азербайджана и Армении. Мы знаем, что летом такие эскалации происходят довольно часто, взять, например, июль 2017 года, когда подобная вспышка вооруженного противостояния привела к гибели полуторагодовалой девочки в Физулинском районе Азербайджана. И несмотря на то, что регион сегодня вошел в традиционный период эскалаций армяно-азербайджанского конфликта, благодаря в том числе участию России, незаинтересованности со стороны Баку в дальнейшем развитии этого противостояния, мы теперь можем надеяться на то, что эти вспышки боевых действий не будут долгими. 

Дмитрий Верхотуров, независимый эксперт:

-До меня многие эксперты уже высказались и сложили ситуацию практически исчерпывающим образом, мне остается только добавить завершающий штрих. Сама по себе ситуация с поведением Армении именно таким провокативным образом тесно связана, во-первых, с Карабахом, во-вторых, с тем, что азербайджанская армия не может разбить карабахские отряды и выгнать их из Карабаха. Если бы это произошло, то никакой почвы бы для провокации у Армении просто не было. Но когда они чувствуют, что взяли Карабах, что победители, что могут навязывать всем – Азербайджану, России, Грузии, Турции, США – кому угодно свою позицию тем или иным способом, то, соответственно, они будут вести себя таким вот нахрапистым образом и дальше станут только наглее и наглее. И в принципе я считаю, что эскалация может развернуться вплоть до серьезной региональной войны, не каких-то стычек на границе, а уже крупномасштабных боевых действий. Что касается азербайджанской армии, то меня больше всего удивляет тот вопрос, что прошло уже очень много времени – более 20 лет, но мало что сделано для того, чтобы взять Карабах силой. Если бы азербайджанская армия разбила эти карабахские отряды, то и вопроса бы не было. Это было бы политически оформлено и ситуация быстро бы вошла в нормальное русло. То есть с моей точки зрения так или иначе,. Что бы мы ни говорили по этому поводу, все равно ситуация будет иметь военное решение. То есть тот, кто окажется сильнее в этой ситуации – либо тот, кто захватит Карабах, либо удержит его силой, будет диктовать условия всех остальных политических решений в этом регионе – и условия переговоров, и условия каких-то соглашений. Мое мнение сводится к этому. Если смотреть сейчас в этой ситуации с эскалацией на азербайджано-армянской границе, ход за Азербайджаном и Азербайджан этого хода пока не делает.

Военный эксперт, главный редактор журнала «Национальная оборона» Игорь Коротченко:

-Все-таки Азербайджан для урегулирования нагорно-карабахской проблемы использует прежде всего политико-дипломатические методы. И делает это как ответственная страна, cтрана, которая стремится к миру, при этом опираясь, безусловно, на резолюции Совета Безопасности ООН, признающие территориальную целостность Азербайджана. Параллельно с этим серьезным образом, конечно, укрепляются вооруженные силы Азербайджана. Азербайджанская армия сегодня  - одна из лучших на постсоветском пространстве и, безусловно, лучшая в регионе. Если посмотреть на характер боевых действий на азербайджано-армянской границе, которые имели место в течение этих нескольких дней, то в них Армения использовала еще советское оружие, доставшееся ей после распада СССР. Азербайджанская же армия применила современнейшие средства ведения борьбы, которые исключают поражение гражданских объектов. Например, использовала ударные беспилотники или как их еще называют барражирующие боеприпасы – когда осуществлялось высокоточное и эффективное поражение, точечное поражение именно военных целей, которые были хорошо укреплены, находились за фортификационными сооружениями. Все военные эксперты обратили на это внимание. 

Беспилотники использовались для получения информации из районов боевых действий. Хочу сказать, что до настоящего времени такую эффективную работу я видел только на примере действий российских военных в Сирии против террористических организаций, когда один беспилотник или группа контролировала район удара, а ударные беспилотники наносили поражение. То есть речь идет о тактике современной войны и именно такую войну мы увидели на примере действий азербайджанской армии в ходе эскалации на границе с Арменией. Это были ограниченные удары, но очень четкие результаты.

Неожиданностью для очень многих стали успешные действия киберподразделений Азербайджана. Мы не знаем, были это киберподразделений Министерства обороны или каких-то других силовых структур, но их действия можно оценить как очень высокоэффективные. 

Россия в рамках военно-технического сотрудничества с Азербайджаном поставила на сумму 5 млрд долларов современного оружия. Поэтому я не могу согласиться с коллегой, когда он говорит, что азербайджанская армия не учится. Очень серьезно учится, проводятся масштабные учения. Одни из них проходили совсем недавно. И мы видим уже новый уровень командного управления, эффективного использования вооружений, систем связи, радиоэлектронного подавления и т.д. Объективно об этом надо сказать. 

Что касается формирований, которые сегодня существуют в Нагорном Карабахе, это не какие-то отряды, это армия – такая же эффективная, как в свое время были группировки, c которыми Россия сражалась в Сирии. Это подземные укрытия, ходы, это сложные фортификационные сооружения и хорошо организованная военная сила. Тем не менее в ходе «апрельской войны» мы помним, что буквально за несколько дней азербайджанская армия сумела освободить значительные территории и только призыв к прекращению дальнейших боевых действий поставил точку. Но если бы ВС Азербайджана развивали бы дальнейшее наступление, то, очевидно, мы бы увидели очень существенные изменения на геополитическом ландшафте.

Но все же пока в первую очередь Азербайджан делает ставку на политико-дипломатические способы переговоров. Мы поддерживаем такую позицию, но при этом понимаем, что вооруженные силы Азербайджанской Республики накапливают потенциал и понимают, что порох надо держать сухим. В ситуации возможных форс-мажоров военного характера, когда 20 процентов территории оккупированы, здесь, призывая к миру, надо иметь и военные козыри для того, чтобы призывы были услышаны.