AZN = 37.38 RUB
USD = 63.54 RUB
EUR = 66.36 RUB
Новости дня

A
Российский дипломат Андрей Бакланов. Для чего Армения поднимает сейчас вопрос о статусе Карабаха

/upload/iblock/731/731ed3ccf520286fb900d9f6016bb02e.jpg

Почему увязка между вопросом статуса Карабаха и подписанием мирного договора между Азербайджаном и Арменией, которую сегодня пытается предложить Ереван, невозможна, о восприятии жесткого заявления президента Азербайджанской Республики Ильхама Алиева о Минской группе ОБСЕ, политике оппозиционных сил в Армении – российский дипломат Андрей Бакланов в интервью «Москва-Баку».

- Как известно, после завершения Второй Карабахской войны Азербайджан на регулярной основе предлагает Армении заключить мирный договор. Армения пока отказывается. Накануне секретарь Совбеза Армении Армен Григорян заявил, что подписание мирного договора предполагает наличие ряда условий. "Для этого нужно найти решение карабахской проблемы путем переговоров и политических механизмов, и в рамках "тройки" сопредседателей Минской группы ОБСЕ". Насколько мы понимаем, это намек на решение вопроса статуса Карабаха. Но, как мы знаем, позиция Баку по статусу жесткая и понятная, обоснованная международным правом. И Москва заявляет, что вопрос статуса должен решаться не сейчас, а в будущем. Для чего тогда Ереван поднимает сейчас вопрос, заведомо тупиковый?

- В принципе в дипломатии, в переговорном процессе выставление одной из сторон предложений, какое-то несогласие – это нормальный процесс, здесь ничего такого драматического нет, лишь бы только переговоры вели не к усилению взаимного раздражения, а к поиску сближающих моментов. Думаю, пока время для подписания мирного договора между Азербайджаном и Арменией не пришло.

Думаю, путь к подписанию договора все же лежит в первую очередь через выполнение в первую очередь согласованных лидерами России, Азербайджана и Армении пунктов трехстороннего заявления от 9 ноября 2020 года и всеми последующими и исходящими из него документов. Это реализация взаимообязательных договоренностей в сфере транспортных развязок, в сфере экономических связей, укрепление мер доверия, взаимного интереса к установлению нормальных отношений. Но первое, что необходимо сделать – это реализация транспортных проектов.

Второй момент, который тоже имеет знаковый характер в процессе урегулирования между Азербайджаном и Арменией – это запуск процесса делимитации и демаркации границы. Если Баку и Ереван продвинутся по этим направлениям, то, покажет способность к серьезным договоренностям и тогда, я уверен, появятся возможности найти компромиссы и по другим вопросам.

На сегодняшний день на пути движения к миру считаю очень важным фиксировать те позитивные процессы, которые происходят в регионе. В частности, в позитивную сторону идет смещение ситуации между Арменией и Турцией, что очень важно, страны договорились о возобновлении авиасообщения. Последние заявления главы МИД Турции Чавушоглу носят более сбалансированный характер. Армяно-турецкое сближение – это сопутствующий элемент урегулированию ситуации в регионе в целом, в том числе армяно-азербайджанскому урегулированию. Такое сближение также становится шагом к последующей выработки взаимоприемлемых компромиссных договоренностей в регионе.

Позиция же Азербайджана по статусу Карабаха совершенно понятна. Почему звучат соответствующие заявления со стороны Армении – причина тоже ясна. При всем при этом, сегодняшняя ситуация, когда процесс урегулирования после тяжелой войны недавно начался и еще прошло слишком мало времени и многие вопросы остро воспринимаются, требует не перепрыгивать через ступеньки. Давайте сконцентрируемся на том, чтобы строить мосты между двумя странами и двумя народами, строить транспортные развязки, это заложит основу для будущих договоренностей по еще более сложным вопросам. Не стоит требовать заранее ясности по тем вопроcам, которые лучше, чтобы уточнялись, исходя из реального развития событий.

- Вы видите сегодня реальное движение Армении к миру? Все-таки риторика по сравнению с тем, что было до войны, изменилась.

- Я вижу определенный позитив. Все-таки лидерам России, Азербайджана и Армении удалось договориться, провести несколько трехсторонних встреч. Идет движение к реализации договоренностей. Думаю, как и сказал, нам всем надо сейчас по-мудрому, по-восточному себя вести. Надо искать элементы для сближения, поддерживать позиции сторон, которые бы позволили расширять сферу взаимного доверия и позитива. Думаю, на этом надо сосредоточить внимание. Но и всем сторонам, включая Армению, выступать с теми заявлениями, которые работали бы на ту стратегию, о которых я говорил – стратегию постепенных шагов.

- Но в этом движении к миру, надо, наверное, признать, действующим властям Армении не так просто, потому что оппозиция все время налегает, говорит о каких-то тайных переговорах, что, дескать, власти от народа что-то скрывают. В общем, пытаются всячески представить, что мирные договоренности – это плохо, что это чуть ли не «отуречивание»…

- Я внимательно слежу за ситуацией. И меня беспокоит такая позиция оппозиционных сил. Если бы они могли что-то предложить в интересах самого армянского народа, это одно. Но ведь сейчас люди страдают от неурегулированности ситуации в регионе, идет меньший, чем это возможно, поток инвестиций, на регион смотрят как на ненадежный. Поэтому изменение статуса региона, превращение его в международном плане в надежный возможно только путем налаживания взаимного сотрудничества государств. А в действиях, заявлениях оппозиции в Армении я не вижу какой-то качественной альтернативы, которая в конечном итоге послужила бы интересам самого армянского народа.

- Вместе с тем, невозможно не обратить внимание на то, что почему-то когда представители официального Еревана проводят встречи в западных странах, обязательно звучат обвинения в адрес Баку. В частности, буквально вчера спикер парламента Армении Ален Симонян на встрече в Вашингтоне с председателем Палаты представителей Конгресса США Нэнси Пелоси начал обвинять Азербайджан чуть ли не в агрессии, в том что не отдает пленных… Как мы знаем, Азербайджан вернул уже большое количество пленных, хотя не обязан был это делать. Почему в рамках формата Россия – Азербайджан – Армения Ереван говорит о мире, но стоит пересечься с западными коллегами и здесь мы в большей степени слышим обвинения? Это желание получить поддержку?

- В принципе, говорить то, что думаешь – это право каждого человека, каждого политического деятеля, каждой страны, жаловаться на кого-то – тоже... Другое дело, к чему это ведет. Ведет ли это к развязке кризиса или не ведет? Ведет ли к снижению напряженности или не ведет? А если не ведет, то зачем это тогда делать. Я не отрицаю право армянских коллег заявлять то, что они считают нужным. Но мы вправе тогда задать вопросы: как это сочетается с теми обязательствами, которые на себя взяли все три стороны? Если в одном месте говоришь одно, то надо то же самое говорить и в другом, иначе возникает вопрос – где настоящая позиция. И еще вот этот критерий конечных результатов. Скажем, если брать позицию другой стороны, то нужно фиксировать, эта позиций на какой конечный результат работает – на позитив или нет? Это моя точка зрения как дипломата с пятидесятилетним стажем.

Что касается, хотят ли такими заявлениями добиться поддержки… Есть такое понятие в дипломатии как «запросная позиция». В этом случае сторона во время переговоров стремится поднять планку своих требований и под эту планку подверстать обещания или получить сочувствие тех или иных политических деятелей в той или иной стране. Такое бывает. Нам это может нравиться или не нравиться. Мы можем одобрять или не одобрять. Суверенные страны имеют право на свою политику. Но тогда надо смотреть, к чему это приводит, и потом не жаловаться на жизнь и на нестабильность в регионе.

- На днях президент Азербайджана Ильхам Алиев в очередной раз жестко заявил, что сопредседатели Минской группы ОБСЕ не могут больше заниматься нагорно-карабахским конфликтом, потому что он решен. В принципе, насколько понимаем, позиция Москвы заключается в том, что сопредседатели могут решать вопросы, связанные с постконфликтными реалиями – стремиться к урегулированию гуманитарных вопросов, способствовать сближению сторон…

- Наша официальная точка зрения заключается в том, что все, кто хочет помогать урегулированию, включая и формат Минской группы, могут это делать. Другой вопрос, что я согласен с президентом Азербайджана - ну надоели уже эти двойные стандарты, поднадоела болтовня, которая идет от нынешнего кластера политических деятелей европейских стран. Надоело это уже. И раздражение, c которым говорит президент Азербайджана, сродни тем чувствам, которые мы испытываем по другим направлениям взаимодействия с западными партнерами. Мы видим двусмысленность, неискренность, менторский тон. Это раздражает и лишает надежды на то, что эти страны могут быть полезны и искренни в переговорных процессах. Так сложилось, что мы испытываем уже минимальные надежды, минимальное доверие к ним, к их «желанию» решать какие-то кризисные ситуации.