AZN = 40.79 RUB
USD = 69.34 RUB
EUR = 75.41 RUB

A
Сергей Лавров и Джейхун Байрамов провели совместную пресс-конференцию по итогам переговоров в Москву (видео)

Сергей Лавров и Джейхун Байрамов провели совместную пресс-конференцию по итогам переговоров в Москву (видео)

"Москва-Баку"
23.12.2022 15:29

Главы МИД России и Азербайджана Сергей Лавров и Джейхун Байрамов провели совместную пресс-конференцию по итогам переговоров в Москве. 

С.В. Лавров: Провели полезные переговоры с Министром иностранных дел Республики Азербайджан Д.А.Байрамовым.

Регулярно общаемся. Не так давно, буквально две недели назад, 5 декабря с.г. в этом же здании проводили плановые двусторонние переговоры. Подробно обсудили наши двусторонние «дела», региональную и международную повестку дня.

Сегодня мы собрались, поскольку договорились заранее с нашим армянским коллегой, что здесь состоится встреча министров иностранных дел Азербайджана и Армении для продолжения обсуждения проектов мирного договора между этими двумя странами. Они любезно согласились избрать для этого очередного контакта российскую площадку. Мы ее предоставили, имея также в виду, что по итогам двусторонних переговоров армянского и азербайджанского коллег, проведем еще и трехстороннюю встречу, посмотрим, как выполняются договоренности, заключенные в четырех трехсторонних заявлениях лидеров России, Азербайджана и Армении.

К сожалению, наши армянские коллеги не приехали. Они в последний момент объявили об этом. Мы приняли это к сведению. Тем не менее решили встретиться и посмотреть, где мы «находимся» с точки зрения и актуальных проблем сегодняшнего дня, продвижения к долгосрочному урегулированию всей ситуации во всех ее аспектах. Рассмотрели ситуацию, вызывающую сейчас наибольший интерес – обострение обстановки в Лачинском коридоре. Подтвердили, что российские миротворцы работают буквально ежечасно над урегулированием ситуации в контактах с соответствующими сторонами. Выступаем за то, чтобы как можно скорее установить полноценное транспортное сообщение и разрешить разногласия по разработке рудных месторождений региона. Тема – старая, досталась в наследство от СССР. Необходимо как можно скорее снять ее остроту.

Исходим из того, что все должны строго придерживаться тех обязательств, которые содержатся в заявлении лидеров России, Азербайджана и Армении от 9 ноября 2020 г. касательно режима передвижения по Лачинскому коридору. Как я понимаю, у наших азербайджанских коллег такая же позиция.

Мы планировали встречаться втроем. Предполагалось обсуждение между двумя моими коллегами по проблемам мирного договора. Были готовы оказывать содействие этой дискуссии. Тем не менее, сегодня затронули эту тему. Считаем, что необходимо делать все, чтобы сближать позиции сторон. На определенном этапе казалось, что изначальные азербайджанские предложения, позитивно встреченные с армянской стороны, позволят создать основу для разработки соответствующего юридического документа. Нашими друзьями признается необходимость содействия Российской Федерацией переговорному процессу. Она также зафиксирована в трехстороннем заявлении по итогам трехстороннего саммита в Сочи  31 октября с.г. Россия как никто другой заинтересована в том, чтобы в этом регионе между двумя дружественными нам государствами установился прочный и справедливый мир, и были бы надежно исключены какие-либо «рецидивы» прошлых проявлений конфликтов.

Проанализировали ход реализации всех трехсторонних заявлений наших  лидеров от 9 ноября 2020 г., 11 января и 26 ноября 2021 г., 31 октября 2022 г. Эти документы составляют основу нашей совместной работы, в том числе по нормализации армяно-азербайджанских отношений.

Отметили определенные подвижки на треке разблокирования транспортных и экономических связей на Южном Кавказе. Рассчитываем, что в скором времени вице-премьеры – сопредседатели соответствующей Трехсторонней рабочей группы – смогут приступить к выработке конкретных договоренностей. Обсуждались принципиальные решения на уровне президентов России и Азербайджана. Они также были поддержаны премьер-министром Армении. Сейчас нет никаких причин затягивать практическую реализацию этих договоренностей.  

Обменялись мнениями по вопросу стабилизации обстановки на армяно-азербайджанской границе. Мы едины в том, что оптимальное решение – скорейший запуск практической работы по делимитации. Для этого сформирована соответствующая двусторонняя армяно-азербайджанская Комиссия. Стороны согласились, что она будет работать при российском консультативном содействии. При этом важно, обеспечивая полноценную устойчивую работу этого механизма, воздерживаться от «рецидивов» применения силы и решать все спорные вопросы исключительно политико-дипломатическими средствами.

Условились способствовать развитию контактов между лидерами общественного мнения, экспертами и парламентариями Азербайджана и Армении при участии их российских коллег. Это важный элемент нашей работы, позволяющий формировать атмосферу доверия между народами. Он создает необходимые условия для того, чтобы легче и эффективнее решались задачи межгосударственного характера.

К вопросам Южного Кавказа «примыкает» еще одна тема. Почти 2 года назад президент Азербайджана И.Г.Алиев выступил с инициативой сформировать процесс, в котором участвовали бы три страны Южного Кавказа и их соседи (Россия, Турция, Иран), также называемая группа «3+3». В этом «формате» уже состоялась встреча. Правда, грузинские коллеги не стали в ней участвовать, но «дверь» для них всегда открыта. Это общее мнение всех остальных участников этого «формата». Сегодня мы готовим встречу уже на министерском уровне. Есть понимание целесообразности такого контакта. Согласовываем даты и конкретные места, где она могла бы состояться. Надеюсь, что не займет слишком много времени договориться по этим организационным вопросам.

У нас традиционно тесное сотрудничество по международной повестке дня. Будем взаимодействовать в рамках СНГ, ООН, где у нас неплохая координация между нашими постоянными представителями. Есть близость в отношении оценок процессов, происходящих в ОБСЕ.

В очередной раз поздравили наших азербайджанских друзей с продолжающимся председательством в Движении неприсоединения, с проведением крупных и значимых мероприятий. Это действительно принципиально важно и способствует оживлению этой огромной группы стран – их 120. Это особенно важно сейчас, когда необходимо отстаивать основополагающие принципы международного права, Устава ООН и уважения суверенного равенства государств. Именно Движение неприсоединения является важным участником процессов, в ходе которых мы все «возвышаем» голос в защиту этих ключевых базовых принципов Устава ООН.

Обсудили некоторые наиболее актуальные двусторонние вопросы. Констатировали, что по двусторонней повестке дня мы «выходим» с неплохими результатами к завершению этого года. Наши президенты провозгласили отношения союзничества, приняв соответствующую Декларацию.

Считаю, что встреча была полезная. У нас есть общее понимание, что трехсторонний контакт с участием нашего армянского коллеги не снимаем с повестки дня. Подтвердили готовность принять наших друзей в Москве. Тема мирного договора требует постоянного внимания. Чем чаще мы будем способствовать продвижению переговорного процесса, тем скорее будут решаться вопросы, вызывающие сейчас озабоченность «на земле».  

Вопрос: В пресс-службе МИД Армении заявили, что планировавшиеся в Москве переговоры министров иностранных дел Азербайджана и Армении по мирному договору под Вашей эгидой не состоялись из-за гуманитарного кризиса в Карабахе. Вы частично затронули эту тему. Как Вы можете прокомментировать сложившуюся ситуацию? Как такое решение армянской стороны может повлиять на мирный процесс?

С.В.Лавров: Уже выразил сожаление тем, что наша договорённость о проведении трёхсторонней встречи в Москве не была выдержана. Наши армянские коллеги отказались приехать. Мы, как и вы, узнали об этом отказе из сообщения пресс-службы. Дипломатических каналов, которые обычно задействуются в такого рода случаях, использовано не было. Но это решение армянской стороны.

Ни один договор и ни одно соглашение, тем более, принимаемое по итогам войны или конфликта, которые длились не одно десятилетие, не выполняются на сто процентов и сразу. Всегда каждая из сторон того или иного соглашения, договорённости о прекращении огня, налаживании практических мер стабилизации обстановки на «земле» так или иначе допускают нарушения. Ими, как правило, занимаются миротворцы. Такое положение есть и в договорённостях по Карабаху. Там работает Российский миротворческий контингент. Инциденты бывают сплошь и рядом. Регулярно и по очереди стороны об этих инцидентах заявляют. Наши военные стараются как можно быстрее и в полном соответствии со своим мандатом в них разбираться, предлагать конкретные решения. Были такие примеры и в сентябре с.г., когда приходилось договариваться о выводе тяжелых вооружений с территорий, которые не находились по одной из сторон линий соприкосновения в момент остановки боевых действий.

Самое главное, что эти неизбежные инциденты в любом конфликте нужно рассматривать оперативно и стараться их регулировать. Они будут продолжаться ещё дольше и больше, если каждый раз после любого инцидента одна из сторон будет отказываться от согласованных раундов переговоров. Это никому никогда пользы не приносило.

Даже с точки зрения донесения своей позиции до мировой общественности, здесь тоже наш армянский коллега потерял. Д.А.Байрамов подробнейшим образом изложил видение ситуации азербайджанской стороной. Если бы Министр иностранных дел Армении А.С.Мирзоян подтвердил своё участие, выполнил договорённость, то у него была бы такая же возможность. Тогда мировое сообщество могло бы делать выводы. Но ещё раз подчеркну, что метод, о котором нас всех проинформировали, относительно неучастия армянской стороны в сегодняшнем мероприятии вызывает вопросы.

Вопрос: Учитывая недовольство гражданства общества Азербайджана в лице экологических активистов, какие шаги может предпринять российская сторона по превращению незаконной деятельности на территории Республики Азербайджан, где дислоцированы российские миротворцы, а также для мониторинга ситуации на данных территориях?

С.В.Лавров: Все должны исходить из того, что ситуация многосторонняя. Нужно учитывать общественное мнение всех вовлечённых сторон: азербайджанской, армянской и карабахской. И, конечно, российской. Тем более что из разных источников (не буду конкретизировать) постоянно звучат упреки (большей частью необоснованные) в адрес российских миротворцев, которые работают в непростых условиях, учитывая, что и с той, и с другой, и с третьей стороны высказываются претензии. Также сохраняется необходимость строго руководствоваться процедурами, которые закреплены в трёхсторонних договорённостях.

Вся эта проблема Карабаха досталась в наследство от Совестного Союза. На сегодняшний момент в решающей степени «наследство» определяется распадом СССР. Рудники, о которых идёт речь, разрабатываются с советских времён. В советское время там (когда Нагорно-Карабахская Автономная Область была частью Азербайджанской Советской Социалистической Республики) работали предприятия (теперь, видимо, превратились в бизнесы). Они до сих пор там находятся. Это часть унаследованной проблемы. Окончательно решить её можно только заключив мирный договор и поставив в этом правовом вопросе жирную точку. Это не значит, что надо бездействовать. Но, как Д.А.Байрамов упомянул пару недель назад, благодаря посредническим усилиям российских миротворцев была достигнута договорённость об организации посещения группой экологов одного из рудников на территории Карабаха для того, чтобы посмотреть и иметь возможность успокоить общественное мнение. К сожалению, эта договорённость была сорвана не по вине азербайджанской стороны и не по вине российских миротворцев.

Было сказано, что руководство Карабаха не желает в настоящий момент разрешать такой делегации посетить территорию этого региона. Не знаю, кто был к этому причастен. Д.А.Байрамов упоминал Р.К.Варданяна. Он не имеет никакого отношения к Российской Федерации, а  наши власти – к нему. По его просьбе на днях был подписан Указ Президента России. Он больше не является гражданином России. Каких-либо дел, связанных с его решением направиться в Карабах и начать там участвовать в политической жизни, мы не имеем и не имели, и не собираемся иметь.

Главное закрыть остаточные вопросы и процессы, которые идут с советских времён. Наши коллеги из Азербайджана и Армении встречались осенью 2022 г. в Праге и затем в Вашингтоне, принимали заявление. Это тоже было на фоне претензий, высказывавшихся Ереваном в адрес Баку. Но это не помешало армянскому министру ездить и в Прагу, и в Брюссель, и в Вашингтон и заниматься конкретной работой без предварительных условий. (Это комментарий для истории). Но в этих документах впервые в Праге было записано от имени Азербайджана и Армении, что работа над мирным договором будет опираться на ряд ключевых принципов, в том числе на Устав ООН и Алматинскую декларацию от 21 декабря 1991 г. С такой констатацией (сегодня тоже об этом говорили) не вижу больших проблем с тем, чтобы профессионально заняться подготовкой мирного договора. Все его компоненты наличествуют.

Вопрос: Как бы Вы могли прокомментировать недавние заявления Премьер-министра Армении Н.В.Пашиняна о том, что российский миротворческий контингент не выполняет свои обязательства и что в зону его ответственности нужно направить миссии ООН, ОБСЕ, Минской группы по сбору фактов?

С.В.Лавров: Слышим упрёки в адрес нашего контингента. Прежде всего в общественном мнении Армении и Азербайджана. А вот со стороны руководителя страны, заключившей трёхсторонние договорённости вместе с Азербайджаном и при участии нашего Президента, это, действительно, не так часто происходит.

Могу сказать, что российский миротворческий контингент чётко выполняет свои задачи, определённые в заявлении от 9 ноября 2020 г. Напомню еще раз, что «на земле» ситуация непростая. Создаются немалые сложности для наших военных, в том числе, из-за нарушений режима, установленного трехсторонними договоренностями, а также обязательств, вытекающих из этих договорённостей. Иногда наши военные подвергаются необоснованным обвинениям. Если кто-то считает, что ООН, ОБСЕ, какая-то Минская группа по сбору фактов должны заменить российский миротворческий контингент, то здесь возникает пара вопросов.

Для того, чтобы это сделать, необходимо согласие сторон. Прежде всего Азербайджана и Армении. Наверное нужно сначала это предложить тем, кто принимал решение о размещении российского миротворческого контингента, и высказаться за то, чтобы сесть за стол переговоров и подумать о другом варианте. Если это делается через микрофон, публично, то так и надо к этому относиться: это является частью изложения публичной оценки и позиции.

Второй момент. Давайте посмотрим, каких результатов достигают миссии ООН, ОБСЕ, «страны-гаранты», о которых сейчас тоже начинают говорить. Например, каких результатов «страны-гаранты» достигли на Украине, когда они сначала в феврале 2014 г. гарантировали соглашение между В.Ф.Януковичем и оппозицией. А наутро, буквально после подписания соглашения, его разорвали, растоптали и выбросили, унизив подписавших его представителей Евросоюза. Они тогда «развели руками». Вот и кончились все «гарантии».

Ещё пример. Украина, год спустя, февраль 2015 г. Германия, Франция в Минске подписывают договорённости, которые потом одобряет Совет Безопасности ООН, гарантирующие, что жители Донбасса (ДНР и ЛНР) получат особый статус. Право разговаривать на своём языке, воспитывать на нём своих детей, обучать их русскому языку; право доступа к русским СМИ, культуре, искусству; право иметь свои правоохранительные органы, местную полицию; право участвовать в выборе кандидатур на посты судей и прокуроров и право на особые облегченные экономические связи с соседними регионами Российской Федерации. Гораздо меньше, чем у штатов в США или у кантонов в Швейцарии, и у многих других регионов, которые входят в состав того или иного государства.

Это было гарантировано Европой (в лице Германии, Франции), затем в лице всего Евросоюза и в лице Совета Безопасности ООН. Эти гарантии упёрлись в неспособность (а может и нежелание) наших западных коллег заставить киевский режим, пришедший к власти в результате кровавого госпереворота и вставшего на путь русофобии, уничтожения всего русского и внедрения в «ткани» украинской жизни нацистской теории и практики, выполнять свои обязанности. Напрашивается вывод, что никто и не собирался выполнять Минские договорённости, как недавно подтвердила г-жа А.Меркель. Стало быть, вся «игра» Запада заключалась в том, чтобы науськивать, натравливать Украину на Российскую Федерацию. Сначала уничтожить русское внутри Украины, а потом использовать эту страну как плацдарм для нанесения ущерба Российской Федерации. Как сейчас говорят для нанесения России «стратегического поражения».

У ООН тоже есть немало примеров, когда они своими миссиями «помогают» решать те или иные конфликтные ситуации. Например, на Балканах. Есть Миссия ООН в Косово, которая не может заставить тот же Евросоюз содействовать выполнению договорённостей между Белградом и Приштиной, заключенные при содействии Брюсселя. Они практически такие же, как Минские договорённости в отношении Донбасса. То же право на свой язык, религию, на правоохранительные структуры на севере Косово, на особые облегчённые экономические связи с Сербией. Албанское руководство пока ещё фашизмом не занимается, но совершенно очевидно занимается искоренением всего сербского. Они говорят, что не будут выполнять эти договорённости. Миссия ООН тоже «присутствует» при этом.

Возьмите наиболее карикатурный пример. Не одно десятилетие Миссия ООН работает в Гаити. Она регулярно возглавляется американскими гражданами. США регулярно инициируют в Совбезе ООН резолюции по урегулированию этого кризиса. Иногда эти документы предполагают направление гуманитарной помощи, потому что это нищая страна, хотя и опекаемая десятилетиями богатейшей страной мира. В некоторых случаях, когда США «вдруг» разозлятся на то, что эта гуманитарная помощь разворована, они вводят санкции против тех или иных чиновников в этой стране.

Мне кажется, прежде чем экспромтом, «с утра» делать какие-то заявления, да еще в Парламенте, на весь мир, можно провести какие-то консультации, получить содействие, советы в отношении того, кого приглашать помогать урегулировать те или иные конфликты.