AZN = 44.55 RUB
USD = 75.68 RUB
EUR = 90.54 RUB

A
Визиты Пашиняна и Кочаряна в Москву. Кого поддержит Кремль на выборах в Армении. Мнение эксперта Игоря Коротченко

Визиты Пашиняна и Кочаряна в Москву. Кого поддержит Кремль на выборах в Армении. Мнение эксперта Игоря Коротченко

08.04.2021 16:33

Фото: Google
Фото: Google

Завтра в Москве пройдет встреча президента России Владимира Путина с премьер-министром Армении Николом Пашиняном. Встреча будет посвящена выполнению трехстороннего заявления по Карабаху, ситуации в регионе, двусторонней повестке. Переговоры пройдут в преддверии скорых внеочередных парламентских выборов в Армении на фоне продолжающейся после подписания карабахского соглашения турбулентности в стране. Интересно, что на днях Москву посетил экс-президент Армении Роберт Кочарян, «извечный враг» действующего премьера Армении. По данным СМИ, Путин провел с Кочаряном встречу в видеоформате. Оба политика дали интервью российским СМИ. О том, чего действующий, а также экс-лидер Армении хотят добиться кремлевскими встречами от Москвы, а также, каковы шансы каждого – в интервью «Москва-Баку» свою точку зрения обозначил политолог, главный редактор журнала «Национальная оборона» Игорь Коротченко. 

maxresdefault.jpg-Игорь Юрьевич, какие темы будут на повестке встречи президента России и премьера Армении, учитывая и карабахский фактор, и предстоящие в июне в Армении внеочередные выборы?

- Я бы сказал, что у Москвы и Еревана здесь диаметрально разные задачи. Для Владимира Путина важно, чтобы Армения следовала трехстороннему Заявлению по Карабаху, выполняла все его пункты. Для России важен мир, стабильность на Южном Кавказе. Потому что стабильность, предсказуемость – это основа и дальнейшего процесса того, что Южный Кавказа из региона постоянной напряженности все-таки перейдет в режим развивающегося и процветающего региона.

Для Никола Пашиняна же важна политическая часть переговоров - он должен зафиксировать себя перед армянскими избирателями как человек, который пользуется доверием и поддержкой Кремля.

Поэтому, с российской стороны главным пунктом, безусловно, будут вопросы, связанные с разблокированием транспортно-экономических связей в регионе, в частности, реализацией проекта транспортного коридора между основной частью Азербайджана и Нахчываном.

Для Никола Пашиняна же в преддверии ожидаемых внеочередных парламентских выборов будет крайне важно постараться заручиться политической поддержкой Кремля, добиться, чтобы его визит позиционировался как «добро» Москвы на участие в этих новых выборах. Это сверхзадача премьера Армении. Думаю, в этой связи со стороны президента России будет зафиксирована традиционная позиция, что выборы – это внутреннее дело государства, в данном случае, Армении.

На мой взгляд, было бы важно, чтобы российская сторона могла еще раз совершенно четко подтвердить свою принципиальную позицию о необходимости выполнения всеми сторонами договоренностей по Карабаху и требовать от Еревана безусловного выполнения всех пунктов заявлений. Помимо разблокирования транспортных коммуникаций, важно было бы зафиксировать необходимость передачи Арменией Азербайджану карт минных полей. Армяне оставили после своей оккупации сотни квадратных километров заминированных территорий, карты они не предоставляют. Это приводит к подрыву мирного населения, жертвам. Поэтому, на мой взгляд, на переговорах Москва должна четко транслировать требование о предоставлении карт.

Пашинян на встрече с Путиным будет, конечно же, поднимать вопрос «военнопленных», признанных Азербайджаном террористами и диверсантами. Эта тема – как мантра, которую армянские политики повторяют везде. На переговорной площадке с российским лидером премьер Армении будет эту тему поднимать, прежде всего, исходя из внутриполитических соображений. Но он может ее безуспешно поднимать еще многие годы. Ключ к решению данной проблемы лежит в руках самого Еревана и в руках, конечно, Баку. На мой взгляд, решение данного вопроса возможно в случае, если Армения выполнит ряд условий: передаст Азербайджану карты минных полей, прекратит направление военнослужащих своей регулярной армии для прохождения службы в зону контроля российских миротворцев. Армения должна осуществить полный вывод своих формирований с этих территорий, должна быть осуществлена полная демилитаризация региона, вооруженных армян там быть не должно. Это и есть путь к договоренности с Азербайджаном о возврате тех людей, которые после подписания сторонами трехстороннего заявления были задержаны азербайджанской стороной на своей территории как террористы, диверсанты. И это уже не военнопленные. Надо четко понимать – люди, которые принимали участие в 44-хдневной войне – это одно, а те, кто с оружием в руках был направлен в Карабахский регион Азербайджана с территории Армении после 10 ноября 2020 года, это совершенно другое, у этих людей уже иной статус. Они находятся абсолютно вне поля тех договоренностей, которые были подписаны лидерами России, Азербайджана и Армении.

Как я представляю, накануне каждой такой важной встречи на межгосударственной уровне для президента России готовится необходимый набор исчерпывающих аналитических и справочных материалов, докладов спецслужб, Минобороны, МИД, Администрации президента по проблематике, как касающейся как российско-армянских отношений, так и ситуации в регионе в широком контексте. Эти материалы Владимир Путин в рамках подготовки к переговорам внимательным образом изучает. Видимо, и эта проблема будет отражена соответствующими структурами. Как минимум, президент будет осведомлен о позициях Армении и Азербайджана по данному вопросу. На мой взгляд, решение этой проблемы будет лежать именно в призме тех шагов, которые сделает Армения со своей стороны, чтобы разрешить данную проблему.

-Насколько сейчас реально, что Россия действительно будет помогать Армении восстанавливать армию?

-Никол Пашинян заявляет о продолжении военно-технического сотрудничества, как он заявил, приобретении в России новых систем вооружений, военной техники. Вопрос: а как Армения будет платить Что, она будет просить новый оружейный кредит, перспективы возврата которого весьма туманны? Мне кажется, в этом случае России надо проявлять разумный прагматизм и жесткость. Армения – самостоятельное суверенное государство и со своими финансовыми проблемами она должна справляться либо сама, либо просить помощи у армянских миллиардеров, которых в мире очень много. Они могли бы профинансировать помощь национальному бюджету Армении.

Вопрос о помощи со стороны России в восстановлении армянской армии – это политическое решение, которое будет приниматься Кремлем в зависимости от целого ряда факторов. Мы слышим много клятв и обещаний со стороны Армении, но они очень быстро могут поменяться на прямо противоположное. Армения должна осуществить практические шаги. Нет денег – давайте решать вопрос по-другому. Например, чрезмерно большое американское посольство в Ереване не укрепляет российско-армянские отношения. Ну сократите на 70 процентов его численность, закройте те сотни проамериканских НКО, которые действуют на вашей территории. Мы должны почувствовать пользу от Армении. Итоги войны показали, что с военной точки зрения ее ценность как военного союзника весьма сомнительна. Если она не смогла удержать армию Азербайджана, то как она будет выполнять союзнические обязательства перед Россией? Армения должна расплачиваться за российские кредиты, российское оружие, за модернизацию вооруженных сил Армении. А чем они будут расплачиваться? Денег нет – тогда давайте реальные политические шаги навстречу России. Сносите памятники гитлеровскому коллаборанту Гарегину Нжде, поскольку это нацистский преступник и позиция России здесь однозначна и четко выражена в заявлениях МИД и официальных публикациях Министерства обороны РФ. Армения не должна быть чемоданом без ручки, который и нести тяжело, и выбросить жалко. Армения должна демонстрировать свою полезность – не на словах, а на деле. Пусть демонстрирует и в зависимости от того, что она продемонстрирует, очевидно, и будет зависеть вопрос российского участия в модернизации ее вооруженных сил. Мы должны понимать, на что мы тратим наши деньги и каким будет практический результат и отдача. Пока мы не видим практических результатов, которые позволяли бы почувствовать, что Армения – наш надежный и эффективный союзник. Поэтому правительству Пашиняна необходимо принимать политические решения. Тогда это будет наш союзник не только на словах и по документам, но и на практической основе. У меня такой же подход не только к Армении, но и ко всем государствам постсоветского пространства. Нам нужны равноправные партнеры, примеры тому – Азербайджан, Казахстан. С ними мы выстраиваем взаимоотношения на равноправной основе. Здесь отношения предсказуемые. А когда у нас только просят, в любой момент могут либо обмануть, либо развернуть курс на многовекторный, так не пойдет. А если вы такие многовекторные, идите просите денег куда-нибудь в другое место. Во Францию, например, а мы посмотрим, как она будет вас спонсировать. Очевидно, что финансировать она не будет. Отношения союзников, партнеров должны быть прагматичные и уважительные друг к другу. Тогда это будет честно. И с одной, и с другой стороны.

-По поводу дальнейших перспектив разблокирования транспортно-экономических связей, открытия границ между Арменией и Турцией, Арменией и Азербайджаном. В интервью перед встречей с Путиным Никол Пашинян, отвечая на вопрос в связи с экономическими отношениями с Анкарой, в очередной раз заявил, что для этого Турция должна изменить свою «агрессивную» политику. В очередной раз довольно странно выглядит, учитывая, что Турция как раз никакой агрессии не проявляет и согласна на взаимодействие. Да и сам Пашинян недавно давал сигналы обществу, что и с Турцией надо начинать взаимодействовать. Откуда такие «перепады» официальной позиции Еревана?

-Пашинян дает разнонаправленные сигналы. С одной стороны, что необходимо разблокирование связей для того, чтобы торгово-экономические отношения позволили Армении получить свои бонусы от мирного урегулирования. С другой стороны, он обвиняет Турцию. Разным категориям избирателей он посылает разные сигналы, чтобы быть своим и для тех, и для других, и в конечном итоге суметь набрать такой процентов голосов, чтобы сформировать свое правительство без вступления в какие-либо коалиции. Это политика. Для Пашиняна сейчас стоит вопрос политического будущего, политического выживания, которое во многом будет связано с его дальнейшим и физическим выживанием. Потому что если Пашинян проиграет выборы, он просто не сумеет никуда выехать из Армении, судьба его будет печальна. Поэтому он хочет победить и использует для этого разные возможности и говорит, ориентируясь и на тех, кто готов голосовать под флагом развития экономики, торгово-экономического сотрудничества в регионе, и на тех, кто хочет услышать антитурецкие лозунги. Ему важно оправдать свой проигрыш в войне, поэтому он говорит о прямом вмешательстве Турции в войну. Но, как мы знаем, по итогам войны ни одного сирийского наемника, никакого участия турецкого спецназа Армения продемонстрировать не смогла. Кроме голых заявлений, заявлений, что тела сирийских наемников съели кабаны в болотах Аракса, ничего предъявлено не было.

-Россия в целом приветствовала бы налаживание отношений между Арменией и Турцией?

-Россия за то, чтобы в регионе Южного Кавказа однозначно был мир. Нам не нужна нестабильность, у нас и так масса проблем. Сейчас мы наблюдаем ситуацию вокруг Донбасса, мы наблюдаем нестабильность в Белоруссии. Стабильность, разблокирование транспортных коммуникаций, налаживание добрососедских отношений – то, что нужно России на Южном Кавазе.

-Мы видим, что Москву буквально на днях посетил Роберт Кочарян, с которым Владимир Путин провел переговоры в онлайн-режиме. Известно о дружеских отношениях президента России и экс-президента Армении. Мы знаем, что после прихода к власти в Армении Пашиняна, Путин совершенно открыто поздравляет Кочаряна с праздниками и даже виделся во время визита в Ереван с его женой. Сейчас мы видим, что находясь в Москве, и Пашинян, и Кочарян дали интервью. Cо стороны это выглядит такой чуть ли не ревностной борьбой за внимание России. Москва на чьей стороне?

-Россия на своей стороне. А они пусть соревнуются – Пашинян, Кочарян, другие политики… чем они могут быть полезны российско-армянским отношениям. Пусть каждый придет со своим кейсом и скажет: я сделаю то-то и то-то. При этом еще раз говорю – это внутреннее дело, за кого армянский народ проголосует. Мы не вмешиваемся в этот процесс. И дружба тут ни при чем. Полезность того или иного политика мы будем определять по практическим шагам, по результатам, которые можно ощутить. А не по словам, которые сегодня одни, завтра другие, когда мы видим многовекторных политиков (не только в Армении, но и в других постсоветских странах).

Да, Кочарян обозначил себя как альтернативу Пашиняну. Пашинян, безусловно, напрягся, тем более, что Кочаряна во время его визита в Москву вывели в эфир к Познеру на Первый канал и это тоже заявка на власть. Экс-лидер Армении, очевидно, в том числе рассчитывает на какую-то российскую поддержку. На самом деле, у армянского избирателя к Кочаряну не меньше претензий, чем к Пашиняну. Армения как страна неуспешна в своем государственном строительстве. Сначала непрерывно у власти были коррупционеры, потом пришел человек Сороса.

Я внимательно и с большим интересом посмотрел интервью Кочаряна Познеру. В сухом остатке в нем есть два важных момента. Первый – Армения неспособна к реваншу ввиду бедственного положения страны и ее армии. Второй – Кочарян хочет вернуться во власть. Но я с трудом представляю победу Кочаряна. Как бы он на данный момент не открещивался от реванша по Карабаху, он представляет собой силы реванша. С его стороны прозвучали слова о «несправедливом мире» в Карабахе. Кстати, Владимир Путин ранее как раз наоборот, фиксировал о справедливости мира. Это со стороны Кочаряна прозвучало как завуалированный призыв к реваншу. Но такая позиция не может быть основой для стабильного развития страны. Москву реванш не устраивает совсем, не устраивают реваншисты во власти. Нам не нужны никакие новые проблемы в регионе, чтобы кто-то там снова начал говорить о захвате территории Азербайджана. Даже если кто-то из политических сил, представляющих силы реванша, придет к власти в Армении, ему будет сказано: выполняйте трехстороннее заявление. Это не заявление, которое подписал Пашинян, это заявление, которое подписала Армения и Армения должна выполнять этот документ от и до.

Я лично сомневаюсь, что Кочарян может одержать победу, потому что настроения армянского общество свидетельствуют о нежелании поддерживать представителей «карабахского клана». Он слишком коррумпирован, он остался в 1990-х годах со своими подходами, ментальностью, схемами воровства, в том числе из военного бюджета Армении. Любой построенный в Ереване ослепительный особняк - это украденные деньги из бюджета Армении.

-Но в принципе зачем президенту России нужна была эта встреча с Кочаряном?

-Путин из той когорты политиков, кто не поворачивается спиной к тем, с кем некогда сидел за одним столом переговоров и с кем его связывали какие-то отношения. Мы видим, что он дружит с Шредером, с Берлускони. Он дружит и с Кочаряном. И в данном случае, еще раз, мы же не назначаем генерал-губернатора в Ереван. Выборный процесс – это за кого проголосует избиратель в Армении. Пока желающих голосовать за Кочаряна мало, очевидно, поэтому он заявил, что не доверяет статистике опросов, даже заявил, что в стране торгуют франшизой известных социологических фирм, подгоняя, как я понял, из его слов, полученный результат опросов под конкретный интерес тех, кто профинансировал то или иное исследование. Так это или нет, не столь важно, важно одно: «карабахский клан» себя исчерпал. Поражение, которое потерпел Пашинян, - это поражение в том числе Кочаряна и Саргсяна. Именно они строили ту политическую модель Армении, которая досталась действующему премьеру Армении. Именно они создавали армию, которая досталась Пашиняну, поэтому в этом поражении они несут такую же ответственность, как и Никол Пашинян.

Думаю, армянский избиратель будет выбирать стабильность и какую-то мирную перспективу. О какой войне, о каком реванше можно говорить, когда нет сил для этого. 10 тысяч дезертиров, то есть 95 процентов резервистов оказались дезертирами. Неуспешное руководство боевыми действиями со стороны армянского генералитета. Эти генералы росли, получали звезды, посты при Саргсяне. Пашинян тасовал генеральскую колоду, по сути это все были генералы «карабахского клана». Они оказались неуспешными в войне XXI века, потому что мыслили устаревшими категориями и представлениями о том, как будет вестись современная война. Вся модель государственного устройства Армении оказалась тотально неуспешной. Коррупция, развал экономики. Желание десятков тысяч армян уехать из страны из-за разочарования жизненных перспектив. Поэтому, на мой взгляд, у «карабахского клана» нет шансов вернуться к власти. Они, может быть, получат какой-то процент на выборах, может быть сформируют фракцию. Но так, чтобы одержать победу и получить парламентское большинство, у меня большие сомнения, что такое может произойти.