AZN = 44.01 RUB
USD = 74.77 RUB
EUR = 90.45 RUB
Новости дня

A
Бакинец в третьем поколении Александр Воловик: Я дрессировал льва Кинга, жившего в известной бакинской семье Берберовых

Бакинец в третьем поколении Александр Воловик: Я дрессировал льва Кинга, жившего в известной бакинской семье Берберовых

Самира Кязимова    Москва-Баку
20.10.2021 10:00

У бакинца Александра Воловика сразу несколько профессий. Он - художник, водолаз, журналист, археолог, фотограф, писатель, оружейник, альпинист. Как признается сам Александр, его притягивает все неизведанное, заставляя сердце биться чаще. Одно из его любимых увлечений – изготовление клинков и кинжалов, захватило его настолько, что Александр в соавторстве со своим другом Эмином Мамедовым решили написать об этом книгу «The Azerbaijan Armourer’s Art» («Искусство Азербайджанского оружия»), которую на прошлой неделе презентовали на Международной бакинской книжной выставке. Корреспондент «Москва-Баку» побеседовала с Александром Воловиком.

- Откуда такой интерес к холодному оружию?

- Думаю, страсть к оружию в генах каждого мужчины. В детстве мне нравилось рассматривать картинки с изображением клинков и кинжалов, в юности был частым посетителем Музея истории. Меня влекло все, что было связано с историей, оружием, обмундированием воинов. После окончания школы поступил на художественно-графическое отделение Азербайджанского педагогического института. Моим художественным руководителем был известный скульптор Ибрагим Зейналов. Много лет я серьезно занимался резьбой по дереву. До сих пор сохранилась привычка собирать необычные коряги. Если вижу «симпатичный» кусок дерева, превращаю его в произведение искусства. Помимо этого, я увлекался еще изготовлением клинков и резьбой по кости. Учился всему сам, читал литературу, искал любую информацию, посвященную холодному оружию. Тогда же друзья познакомили меня с Эмином Мамедовым, который, как и я, интересовался кинжалами, саблями и клинками. Он поделился со мной идеей о создании книги, посвященной истории азербайджанских оружейников. По профессии Эмин – гидрогеолог. По долгу службы объездил множество стран и отовсюду собирал интересную информацию о холодном оружии Азербайджана. Начиная с середины 90-х годов он начал учиться у лучших мастеров Северного Кавказа и Азербайджана гравировке по металлу. Перед тем, как начать работу над книгой, мы с Эмином исследовали музейные фонды разных стран, в которых могли храниться экспонаты из Азербайджана. Находили их в ОАЭ, Саудовской Аравии, Иране, России. Встречались с мастерами по изготовлению оружия, коллекционерами. Было проделана весьма трудоемкая работа, и мы довольны результатом. Книга издана на английском языке, чтобы она была доступна зарубежной аудитории. Хотим показать международным специалистам, коллекционерам, музейным фондам, что среди находящихся в музеях по всему миру клинков есть и наши, азербайджанские. Уже удалось отправить экземпляры в Польшу, Украину, Россию, где есть серьезные специалисты в этой области.

- Насколько мне известно, в свое время вы участвовали в подводных экспедициях Виктора Квачидзе, с которым пытались разгадать подводные тайны Каспия. Что особенно запомнилось?

- Одна из моих основных профессий - водолаз. Во времена СССР я работал инструктором-методистом в морской школе при ДОСААФ, готовил аквалангистов. После был тренером сборной республики по подводной охоте, вторым тренером по подводному ориентированию, с азербайджанской сборной участвовал в союзных соревнованиях. Поэтому, когда Виктор Квачидзе пригласил меня присоединиться к его команде, я с радостью согласился. Меня всегда интересовала история, археологические исследования и древние артефакты. Одна из самых интересных экспедиций нашей команды была на острове Сенги-Муган или, как его еще называют, Свиной. Он расположен в 20 км от каспийского побережья и с ним связано множество исторических загадок и легенд. Говорят, что раньше, когда море было помельче, гряда островов тянулась практически до самого Сенги-Мугана, на который с материка прибегали кабаны. Существует еще одна версия, что название острова связано со Степаном Разиным, который в 1669 году несколько месяцев стоял здесь с дружиной и у его берегов разбил флот персов во главе с Менеды-ханом. Сначала Разин со своим войском выманил вражеские суда на косу и посадил на мель, а затем уничтожил их, а также часть кораблей с персами взял в плен. Некоторые исследователи даже считают, что это было первое в истории крупное сражение русских и иранцев. Ну, а хитроумный план Разина в народе называли расхожим словосочетанием «Подложить свинью». А еще, когда-то на острове Свиной была якорная стоянка. Ныряя, мы нашли там огромное количество совершенно разных по величине и дате якорей, вплоть до средневекового каменного якоря. Часть этих якорей до сих пор стоит во дворе Музея истории Азербайджана. Там хранится также керамика, найденная нами под водами Каспия.

- Александр, в молодости вы даже успели поработать дублером-каскадером в знаменитом фильме Эльдара Рязанова «Приключения итальянцев в России». Расскажите, как вам удалось попасть в киноленту?

- В начале 70-х, в течении двух лет я дрессировал льва Кинга, живущего в бакинской семье Берберовых. Впервые я увидел Кинга, когда ему было 8 месяцев, но уже тогда он был довольно крупным и сильным хищником. Нас «познакомил» мой ученик по подводному плаванию. Он снимал малометражку по рассказу Бориса Ласкина, и в фильме был задействован тот самый Кинг. После съемок я продолжил дружить с семьей Берберовых и Кингом, стал для него членом семьи, что позволило в дальнейшем безо всякой дрессуры выполнять все задания, оговоренные сценарием, когда начались съемки «Приключений итальянцев в России». В самом начале съемок выяснилось, что актеры не готовы работать в кадре вместе с огромным и мощным хищником. Возникла необходимость присутствия между актерами и львом кого-то из команды Берберовых. Костюм и комплекция Нинетто Даволи, который играл роль молодого санитара Джузеппе подходили мне. Я хорошо ладил с Кингом и мне предложили попробовать себя в роли дублера. В результате в 8 эпизодах я снимался вместо Джузеппе, а в одном – заменил героя Евгения Евстигнеева. Меня усадили в инвалидную коляску, загримировали, забинтовали ногу, и Эльдар Александрович Рязанов сказал: «Только не сломайте реквизит!». Этот эпизод отсняли практически с одного дубля.

- Вы родились и выросли в самом сердце азербайджанской столицы - в Ичеришехер. Расскажите о своих предках. Каким был Баку во времена вашей молодости?

- Могу с гордостью сказать, что я – бакинец в третьем поколении. Родился в Крепости, в старом доме, на стене которого была табличка о том, что это – Караван-сарай XIV века. Мой прадед по маминой линии приехал в Баку из Западной Украины еще во времена «нефтяного бума», служил управляющим типографии, принадлежавшей Зейналабдину Тагиеву. Предки с папиной стороны жили в Подмосковье. Дед был купцом первой гильдии. Мои родители познакомились в послевоенном Баку, куда к родственникам в гости приехал мой отец. Ему так понравился южный город на Каспии, что он решил остаться здесь навсегда. Папа прошел Великую Отечественную войну, на которой серьезно подорвал здоровье. Его не стало, когда мне едва стукнуло 10 лет. В юности я серьезно увлекся греблей, занимался в местном яхт-клубе. Мечтал связать свою жизнь с морем. Однажды мама, заметив мой интерес к морской жизни, попросила знакомых устроить меня юнгой на один из кораблей. Так я попал на судно геофизической разведки «Бора», названный в честь холодного северного ветра. На этом теплоходе, который выполнял работы для Института геофизики, я проплавал вплоть до службы в армии. Служил радистом на военно-морском флоте в Балтийске. Наша часть осуществляла подводные работы особого назначения, занималась подъемом затонувших судов и оказанием помощи подводным лодкам.

Еще в моей жизни была работа в литературном издательстве «Язычи» в качестве художественного редактора, сотрудничество с различными СМИ и фотоискусство. Я до сих пор фотографирую, пытаясь запечатлеть на фотоаппарат невероятную красоту родного Баку и природу Азербайджана. Знаете, у меня остались самые теплые и добрые воспоминания о своей юности и молодости. Это было самое прекрасное время! Ичеришехер, в котором я знал каждую улочку, друзья и соседи, яркое солнце и легкий ветерок с моря. Я люблю Баку и буду любить его всегда. Без родного города будто не хватает воздуха. Когда выезжаю в другую страну, больше недели стараюсь не задерживаться. Тянет обратно на родину.