AZN = 35.51 RUB
USD = 60.37 RUB
EUR = 61.36 RUB
Новости дня

A
Писатель Георгий Заплетин. Русские в истории Азербайджана

Писатель Георгий Заплетин. Русские в истории Азербайджана

Самира Кязимова    Москва-Баку
29.06.2022 14:00

/upload/iblock/aa3/aa3e03c79fd348ec950f2556df01afe3.jpg

Член Союза писателей Азербайджана, полковник в отставке, ветеран Первой Карабахской войны Георгий Заплетин называет себя коренным бакинцем, посвятившим жизнь родному Азербайджану. На днях в Русском доме в Баку стартовал цикл его лекций под названием «Русские в истории Азербайджана». Этой теме Заплетин посвятил целую одноименную книгу. В интервью "Москва-Баку" писатель рассказал о многовековой совместной жизни азербайджанского и русского народов. 

- Как вам пришла идея написать книгу «Русские в истории Азербайджана»? С чего все начиналось?

- Я родился и вырос в самом сердце Баку – в Старом городе Ичеришехер, большую часть жизни отдал партийной работе и службе в правоохранительных органах. Ни разу не испытал на себе даже толику национализма. Азербайджанский народ толерантный и гостеприимный, здесь все живут в мире и согласии. И так было всегда! Восемь лет назад загорелся идеей написать книгу, посвященную русским, оставившим свой след в истории Азербайджана. Поделился этой мыслью с главой Русской общины Михаилом Забелиным, который с большим энтузиазмом поддержал мое начинание. Так, в творческом тандеме с кандидатом исторических наук, подполковником внутренней службы Азербайджана Гюльнарой Ширин-заде, родилась наша книга. Это дань уважения сотням, тысячам замечательных русских подвижников - от простого землепашца до маститого академика, которые своим честным, добросовестным трудом приумножали экономический, научный, культурный потенциал Азербайджана. На исследование у нас ушло около трех лет. Гюльнара ханум взяла на себя архивную работу. Дни напролет она изучала фонды Национального архива и Архива Милли Меджлиса (парламента страны - прим.ред.), перебирала старые документы и фотографии, выискивала любую информацию о русских переселенцах. Затем я собрал воедино весь материал, объективно проанализировав и в доступной для массового читателя форме рассказав о многовековом опыте взаимоотношений русского и азербайджанского народов. О том ценном и хорошем, что было в совместной истории за без малого два века.

- Какие интересные находки удалось обнаружить во время работы с архивными материалами? Кем были первые русские переселенцы?

- Христианство, как известно, по всей России после 988 года вводили силой. Кто не хотел принимать новую религию переселяли в необжитые места - в Сибирь, на Кавказ, называя их раскольниками. По одной из расхожих версий, двигаясь на Кавказ, при переправе через бурные реки, встречавшиеся на пути, многие из них тонули. Узнав об этом, императрица Екатерина II сказала: «Мало канут! Для них нет теперь пощады!». По этой версии именно от «мало канут» и пошли «молоканы».

Надо отметить, что молокане не сразу попали в Азербайджан. Дело в том, что по Гюлистанскому мирному договору с Ираном на севере Азербайджана Россия разместила только свои войска, о переселении народа не могло быть и речи. Только по Туркманчайскому договору 1828 года был завершен процесс присоединения Закавказья к России. Таким образом, переселение молокан произошло после 1828 года. До этого, при Екатерине II, они расселялись на Крымском полуострове и Северном Кавказе. После ее смерти гонения на веру ослабло, но продолжались. Второй этап переселения преследовал уже другие цели - укрепить южные границы Российской империи своими соотечественниками, хотя и раскольниками. Царским указом с молокан на новом месте не брали налогов в течение пяти лет и в первое время не забирали мужчин в армию.

Первые в Азербайджане переселенцы - молокане дошли до села Гарамарьям, свернули вправо, в сторону гор, и были размещены в селе Топчу. Там в ту пору было около 400 дворов. Воду брали из речки, которая называлась «Карасовская» («Гара су»). В этих местах свирепствовала малярия. Молокане стали жаловаться, писать прошения, чтобы им разрешили переехать в другое место. Тифлисский губернатор прислал уполномоченного Ивана Ивановича Воронцова выяснить причину недовольств. После ознакомления с положением дел, Воронцов установил, что переселенцев осталось намного меньше, чем прибыло. Он разрешил им поселиться на горе, которая называлась «Гафтаран». Это место было уже обжито, здесь жили цыгане, курды, но большинство составляли лезгины. Первым делом русские переселенцы построили мельницу, которая сохранилась до сегодняшнего дня, потом и маслобойню. Когда-то на месте нынешней Ивановки жила семья некоего Харитона, и эта маленькая деревушка называлась Харитоновкой. Новые же переселенцы назвали ее Ивановкой, по имени Ивана, который первым здесь поселился. Так решила община и было это в 1834 году. Другая часть переселенцев-молокан была расселена в Карабахском, Ширванском, Талышинском и Шекинском уездах.

Они обладали удивительной способностью – очень быстро перенимали чужие языки. В течении первого полугода проживания в Азербайджане практически все переселенцы свободно говорили на азербайджанском языке. И, таким образом, граница общения была стерта. Азербайджанские крестьяне и рабочие с большим уважением относились к православным «пришлым». И даже вносили свою лепту в строительство православных храмов.

- В своей книге вы упоминаете также о русских бакинцах, внесших особый вклад в историю Советского Союза. Одним из них был Николай Байбаков - заместитель председателя Совета министров, председатель Госплана СССР. Что интересного о нем удалось узнать из архивных материалов?

- Имя Николая Константиновича хорошо знакомо азербайджанцам. Они знают его не только как земляка, но и как талантливого руководителя - нефтяника. В развитии нефтяной промышленности Азербайджана в послевоенные годы немалая заслуга Байбакова. Он часто приезжал в Баку, встречался с общенациональным лидером страны Гейдаром Алиевым.

Николай Байбаков родился в бакинском поселке Сабунчи, в семье кадрового рабочего нефтяной промышленности. В Баку прошли его детство и молодость. После окончания школы Байбаков решил стать инженером-нефтяником и поступил в Азербайджанский индустриальный институт им.М.Азизбекова (ныне – Государственная нефтяная академия). Трудовую деятельность молодой специалист начал с должности инженера второй группы эксплуатации Балаханского промысла. Вскоре он был назначен заместителем заведующего, а затем заведующим промыслом. В эти годы он накапливает немалый опыт производственной работы, делает первые шаги как хозяйственный руководитель. Прослужив два года в армии, Николай Байбаков в 1937 году возвратился в родной Баку. Здесь его назначают старшим инженером по эксплуатации, главным инженером и, наконец, управляющим трестом «Лениннефть». Работая в старейшем нефтяном районе страны, он прошел большую школу руководящей деятельности. Способного, растущего работника выдвигают начальником «Востокнефтедобыча», а затем - начальником Главного управления этого де ведомства. На этой ответственной должности он проводил значительную работу по руководству нефтяной промышленностью восточных районов страны, обеспечивая создание там второго нефтяного центра Советского Союза. В 1940-ом предвоенном году Николаю Константиновичу поручают ответственный пост заместителя народного комиссара нефтяной промышленности СССР. С 1944 года на протяжении десяти лет он был народным комиссаром, а затем министром нефтяной промышленности СССР. В годы Великой Отечественной войны он настойчиво осуществлял задание правительства по бесперебойному снабжению нефтепродуктами армии и народного хозяйства. В послевоенный период Байбаков проводил большую организаторскую работу по ускоренному восстановлению и дальнейшему развитию нефтяной промышленности Советского Союза, укреплению ее технической базы, освоению новых нефтеносных площадей и промышленных мощностей.

- Вы часто повторяете, что считаете себя стопроцентным бакинцем. Каким было ваше бакинское детство?

- Самым теплым и счастливым! Мое детство и юность прошли в Ичеришехер. Мы все дружили, вместе отмечали Новруз байрам и Пасху, дни рождения. Всем двором провожали соседей в последний путь. Потом была школа и работа на нефтяных промыслах. Анвер Меликов, Тофик Нагиев, Шамиль Расулов, Юра Поляков, Ким Балаян - мы были единой семьей и с некоторыми из них я до сих пор сохраняю крепкие дружеские отношения.

Мой отец родом из Пензы, он приехал служить на Бакинскую флотилию. Встретил маму, они поженились. Прожили всего два года, потом началась война, и папа ушел на фронт. В Севастопольском училище окончил краткосрочные артиллерийские курсы, затем воевал на полуострове Рыбачьем, в Баренцевом море. Погиб на полуострове Среднем, там же, в Баренцевом море, в 1942 году. Ему было 30 лет. А мне чуть больше года. Он меня даже не видел, хотя знал, что я родился. Мама посылала фотографию, но она до него не дошла. Маме было 40 лет, когда она умерла. Вырастила меня бабушка, которую я всегда буду помнить. Так что, Россия - историческая родина моего отца, но для меня родина - это Азербайджан.