AZN = 45.01 RUB
USD = 76.47 RUB
EUR = 90.41 RUB
Новости дня

A
Россияне чувствуют себя в Азербайджане как дома. Исследователь истории Баку Фуад Ахундов в проекте «Салам, Баку!» (видео)

Россияне чувствуют себя в Азербайджане как дома. Исследователь истории Баку Фуад Ахундов в проекте «Салам, Баку!» (видео)

Самира Кязимова    "Москва-Баку"
14.07.2020 11:50

Портал «Москва-Баку» и Российский информационно-культурный центр в Азербайджане продолжает совместный проект «Салам, Баку!». В рамках проекта журналист «Москва-Баку» Самира Кязимова беседует с яркими и интересными личностями, которым есть о чем рассказать зрителям. Очередным гостем «Салам, Баку!» стал Фуад Ахундов – человек, который знает об истории азербайджанской столицы практически все. Фуад Ахундов может рассказать много интересного о самых значимых событиях прошлого, о памятниках архитектуры и людях, оставивших особый след в истории Баку.

- До начала пандемии вы активно организовывали экскурсии по Баку и рассказывали жителям и гостям азербайджанской столицы об истории города. Расскажите, чем занимаетесь на карантине?

- Как ни странно, но именно период карантина оказался для меня своего рода творческой «болдинской осенью». Творческое начало, которое во мне все это время дремало и не могло развиться в силу очень бурного, напряженного образа жизни, когда экскурсии сменялись лекциями, а лекции - экскурсиями, выплеснулось в период самоизоляции. Карантин для меня - будто свыше ниспосланная возможность немного отойти от нервного и подвижного образа жизни и заняться творчеством. Так что в некоторой степени я даже признателен карантину за возможность заняться тем, на что у меня раньше не хватало времени. Такой креативный тайм-аут, за время которого мне удалось подготовить несколько передач. Сняли короткометражный фильм об одном из бакинских районов под названием «Черный город». Это серия этюдов о Баку, которые мы снимали под эгидой Fortis Construction - компании, которая участвует в застройке Белого города. Очень интересный пример современного заказчика, которого интересует контекст, исторический фон города, где он ведет строительство. Все начиналось минутными видеозарисовками о Биби-Эйбатской мечети, Баиловом мысе, могиле инженера Павла Потоцкого. Сейчас работаем над полнометражным фильмом, посвященном бакинскому поселку Балаханы. Он, словно бриллиант, завернутый в промасленную газету «Вышка». Если развернуть бумагу, то внутри обнаружится невероятный самородок! Ведь в Балаханы российским фотографом Александром Мишоном был снят первый в истории азербайджанского кинематографа документальный фильм «Нефтяной фонтан». Балаханы вписало свое имя и в историю азербайджанского футбола. Футбол в Баку завезли иностранцы, работавшие на нефтепромыслах, в числе которых было немало англичан. В 1905 году они сформировали первый футбольный клуб, который балаханинцы назвали на свой манер «унитаз». А спустя сто лет, перед самыми Европейскими играми в Баку, на балаханских полях у озера Бейюк-Шор закладывается фундамент крупнейшего в регионе Олимпийского стадиона. Одним словом, все бакинские дороги ведут в Балаханы.

- Вы выросли в семье востоковедов. Закончили факультет востоковедения Азербайджанского государственного университета. Любовь к Востоку проявилась в детстве? Расскажите о своих родителях.

- В некоторой степени я пошел по стопам своих родителей. Мой выбор был предопределен выбором отца и матери. Ведь в свое время они тоже заканчивали факультет востоковедения. И, собственно, они там и познакомились. Мама преподавала моему отцу. Между ними была небольшая разница. Папа влюбился в свою учительницу и попытался ее впечатлить, в чем, скорее всего, преуспел. А уже потом, когда появились на свет я и сестра, родители отправились работать в Ирак и Йемен. Значительная часть моего детства прошла в Багдаде, Насирии и Сане. Видимо тогда во мне «проклюнулся» интерес к Востоку. Но, к сожалению, арабский язык оказался для меня «мертворожденным ребенком». Когда я учился на третьем курсе, развалился Союз, произошла глобальная переоценка ценностей. Сложилась такая ситуация, при которой отпала необходимость в арабистах. И, понимая, что реализовать себя на сугубо востоковедческом поприще я уже не смогу, и в то же время, питая этакую любовь к восточной культуре и колориту, я нашел несколько иное применение своих знаний, углубившись в историю дореволюционного Баку.

- С чего начали свои исследования?

- Первыми я стал изучать дома. Когда я поступил на факультет востоковедения тогда еще Азербайджанского государственного университета, наш факультет размещался в старинном здании бывшей женской школы Зейналабдина Тагиева. Сегодня там находится рукописный фонд Академии наук Азербайджана. Это были последние месяцы нашего студенческого пребывания там, поскольку факультет собирался переезжать в другое, совершенно безликое здание. Помню, что тогда здание не отапливалось, и мы были вынуждены зимой сидеть в аудиториях в верхней одежде. Но, несмотря ни на что, из этого дома не хотелось уходить, такая необыкновенная аура была у этого сооружения. Мои самые яркие, памятные университетские годы прошли именно там. Когда я реально учился и получал удовольствие от учебы. Выходя с факультета, каждый раз я выбирал разную дорогу, чтобы полюбоваться и другими старинными зданиями, расположенными в самом центре Баку. Они будто передавали мне какую-то ценную информацию. И именно тогда у меня зарождается интерес к отдельным дореволюционным особнякам. Но этот интерес в 1985-1986 годах не мог получить своего логического продолжения, потому что на два года я пошел служить в армию. Служил в московском военном округе Реутово, откуда я уже вернулся не в старое здание факультета, а в безликое сооружение на бывшем проспекте Нариманово. Потом закружил кровавый омут Карабаха, когда занятия практически не проводились и мой порыв к учебе заметно охладел. Именно в тот период, как ни странно, я понял для себя, чем я хочу реально заниматься. Я стал изучать историю домов. Все, что удавалось находить в семьях, живущих там, относил в Государственный архив кинофотодокументов Азербайджана, где заведовала Нина Григорьевна Фищева. Вся найденная мной информация документировалась и архивировалась. Тогда же архив предоставил мне доступ к своим материалам. Так стала собираться моя знаменитая экскурсионная папка.

- Десять лет назад вам удалось найти потомков российского князя Павла Цицианова и бакинского хана Гусейнкули. Расскажите об этой удивительной встрече…

- Помог его величество случай. Цицианов был российским генералом, грузинского происхождения. Прямых потомков у него не было. Мне удалось найти одного из представителей рода Цициановых, который, как это неудивительно, прожил всю жизнь в Закаталах, куда бежал его отец после советизации Грузии. С Николаем Павловичем Цициановым познакомил меня наследник последнего бакинского хана Гусейнакули - Натик Гасымов. Оказалось, что они давно были знакомы и даже дружили семьями. Да-да, наследники двух злейших врагов по прошествии стольких лет оказались добрыми друзьями. Между ними была большая разница в возрасте, но это не отразилось на их человеческих отношениях. Это был, пожалуй, самый памятных из всех выпусков моей передачи «Бакинские тайны». Когда прослеживаешь такие удивительные судьбы людей, приходишь к выводу, что в истории нет вечных врагов. И от этого становится легче жить.

- Какая история, которую вам удалось «раскопать» в ходе собственных исследований, удивила вас больше всего?

- Сложно ответить на этот вопрос. Каждая из семейных историй по-своему незабываема. Это семья дочери нефтепромышленника Балабека Ашурбекова - Сары ханум Ашурбейли, а также семья знаменитых подрядчиков Касумовых, один из братьев которых трагически погиб о время строительства особняка бакинского нефтепромышленника и мецената Муртузы Мухтарова. Не менее интересна история семьи Кулибековых, одна из представительниц которой бросила мужа с 4 детьми и, беременная пятым ребенком, ушла к любимому мужчине. Такая вот необычная для Азербайджана история любви. Все истории прошлого необычны, интересны и порой трагичны.

- В середине мая этого года на российском телеканале «Культура» был показан документальны фильм, посвященный известному бакинцу, разведчику Рихарду Зорге. В нем вы рассказывали о бакинском периоде жизни Зорге. Что вас особенно поразило в личности этого человека?

- В Баку он провел первые три года жизни. Его мать Нина Михайловна Кобелева любила Баку и была привязана к этому городу. Отец - Густав Зорге - классический немецкий буржуа, для которого Баку был местом, где можно заработать деньги. Сам Зорге всегда говорил, что родился в Азербайджане, и это обстоятельство в своей биографии не забывал никогда. «Я родился на Южном Кавказе... и вообще, я могу вполне считать себя азербайджанцем. Только вот беда: ни слова по-азербайджански я не знаю...», - говорил известный разведчик. Личность Зорге до сих пор до конца не изучена. До 60-х годов прошлого века он был табуирован, а после его эксгумации, как у нас всегда бывает, из его образа слепили шаблон, в который его и «втиснули».

- Среди ваших слушателей немало туристов из России. Что их больше всего интересует в истории Баку?

- Значительная часть моей клиентуры - русскоговорящая публика СНГ. Я не считаю их иностранцами. Мы не просто разговариваем на одном языке, мы говорим на языке общей ментальности. Это публика, с которой я разговариваю на своем лингвистическом ментальном языке. Нас роднит общая история. Россиян интересует практически все. И когда тем же российским туристам я показываю места, где снимались знаменитые фильм «Человек-амфибия» или «Бриллиантовая рука», у них складывается совершенно иное отношение к Баку. Россияне чувствуют себя здесь как дома.