AZN = 45.93 RUB
USD = 77.73 RUB
EUR = 85.74 RUB
Новости дня

История женщины: Я даже босиком дойду до своего родного дома в Ходжалы (фото)

История женщины: Я даже босиком дойду до своего родного дома в Ходжалы (фото)

Лейла Мурад    "Москва-Баку"
27.02.2020 14:00

В Азербайджане есть старинная традиция дарить в приданое невесте керосиновую лампу, которая является символом домашнего очага. В ту страшную ночь 26 февраля 1992 года лампа 20-летней жительницы Ходжалы Зануры Салимовой осталась зажженной на столе, вокруг которого всегда собиралась большая дружная семья. Ведь выбегала Занура из дома с мыслью, что вернется обратно, однако судьба распорядилась иначе. О 27 годах жизни без родного Ходжалы Занура Салимова рассказала «Москва-Баку».

- Хотите, я вам прочитаю свои воспоминания о той страшной ночи? Я перенесла их на бумагу. Столько переживаний, бед, кажется, что их никогда не забыть, все еще стоит перед глазами, - признается Занура.

Она приносит из другой комнаты фотографии и два листа бумаги, где мелким почерком уместились ее воспоминания о том, как покидала родной город. И пока наливает нам чай, рассказывает о Ходжалы, каким спокойным и живописным был город, как они жили с армянами, приглашали их вместе отмечать Новруз байрам.

Юная Занура создала семью в 1991 году, за несколько месяцев до Ходжалинской трагедии. Уже тогда город обстреливали каждый день. Ее муж был добровольцем в батальоне самообороны Ходжалы и в ту страшную ночь с 25 на 26 февраля 1992 года находился на посту. Занура была на четвертом месяце беременности и оставалась дома с больной свекровью.

«В ту ночь город с четырех сторон взяли в осаду. Муж отправил нам весть, чтобы мы на время покинули дом и спрятались в убежище. Свекровь была грузной женщиной и не могла самостоятельно передвигаться. Сыновья, поддерживая ее с двух сторон, смогли вывести из дома и медленным шагом мы направились к убежищу. Я вдруг вспомнила, что не выключила лампу, но потом подумала, скоро же вернусь, керосина в ней хватило бы до самого утра», - читает нам свои воспоминания Занура.

Большинство жителей села - женщины, дети, старики - собрались в подвале двух пятиэтажек. Они часто получали весточки, что не бойтесь, из Агдама идет помощь, и скоро вы вернетесь домой. Но с каждым часом массивная артиллерийская атака на город усиливалась, и вскоре им сообщили, что нужно покинуть Ходжалы.

«Я никогда бы не поверила, что место, где прошло мое детство, юность, с которым были связаны надежды, мой теплый дом, все это придется оставить. Мы несколько месяцев были в осаде, многие ходжалинцы, отчаявшись, уже покинули родные края. Но я не хотела оставлять родной дом и до последнего момента жила в любимом Ходжалы. Мой муж Фархад был вынужден уйти с нами, армяне уже захватили все посты. Со слезами на глазах, не веря происходящему, вместе с родными мы направились в сторону леса Кетик, через который лежал путь в ближайший город Агдам. Но чтобы войти в лес, нужно было вначале перейти реку Гар гар. Представьте себе: снежная ночь, наспех одетые люди должны перейти ледяную реку. Многие пожилые не смогли этого сделать и остались на берегу реки… А мы, промокшие, побежали к лесу. В ту ночь он был таким угрожающим - вокруг только и слышен плач женщин и детей», - Занура делает паузу и признается: несмотря на то, что прошло 27 лет, она до сих пор слышит по ночам эти крики.

А в это время ходжалинцы, не останавливаясь, бежали через лес в сторону Агдама. Вокруг было темно - ветки деревьев царапали лица, люди падали в ямы, но вставали и шли дальше, из этого леса.

«Было темно, я уже не видела, кто со мною рядом. В какой-то момент поняла, что рядом нет мамы, свекрови, брата… Я бежала, потому что больше всего боялась попасть в плен к врагу. Для меня это было страшнее всего. Знаете, женщин, которые пережили ту страшную ночь в Ходжалы, надо называть героинями… К утру мы уже почти дошли до Агдама, как вдруг неожиданно со всех сторон начался массивный обстрел. Армяне, узнав, что ходжалинцы направляются через лес в Агдам, в местечке Гарагая устроили засаду. Они открыли огонь из автоматов и пулеметов. Я на один миг повернулась назад и увидела поле раненых и мертвых… Это была такая боль, которую не вылечит время», - рассказывает Занура.

... Как только стрельба уменьшалась, люди продолжали свой путь. К утру носящая под сердцем маленькую жизнь Занура и другие ходжалинцы дошли до Агдама, не зная, кто из родных выжил. У выхода из леса их уже ждала помощь.

«Нас ждала машина скорой помощи. Как только открылись ее двери, жена моего дяди осторожно переложила в машину своего 12-летнего сына. Он был тяжело ранен - она несла всю ночь его на своей спине. Тот уже еле дышал. Еле слышным шепотом он сказал ей: «Мама, не дай мне умереть». Его не довезли до больницы… Помню, когда добрались до Агдама, я поймала себя в отражении окна. Лицо было расцарапано, кровь на щеке уже успела подсохнуть. Добрые люди отвезли меня к себе домой, дали возможность искупаться, переодеться. Хозяйка дома налила мне чай, положила передо мной конфеты. Мне стыдно вспоминать, но я с такой жадностью раскрыла обертку конфеты, будто никогда в жизни не ела...»

Придя немного в себя, Занура вместе с мужем отправилась в мечеть Агдама, где в это время собирались ходжалинцы. И там она узнала, что ее родной город армяне сравняли с землей.

«В ту ночь я потеряла многих родственников и до сих пор не знаю, что с ними стало. Все трупы доставляли в главную мечеть Агдама. Они были так обезображены, что моя мать не сразу узнала труп своего брата. Когда он попал в плен, его привязали к КАМАЗу и волокли десятки километров. Сложно забыть увиденное там. Помню, перед омовением его тела, молла сказал нам, что нужно много ваты. Мы спросили для чего? «У него разбита голова, все вытекло, мы не можем так хоронить. Нужно закрыть эту рану», - сказал, опустив глаза молла. Молодой, здоровый парень ушел из жизни так трагически... Через несколько дней мы получили труп дяди, который попал в плен. Его так обезобразили, что тоже было не узнать. Его звали Араз Салимов, он является Национальным героем Азербайджана. Свекровь мы так и не нашли, она потерялась в той неразберихе во время стрельбы в лесу. Она тоже находится в числе без вести пропавших».

- Вы ведь носили ребенка под сердцем, как сложилась его судьба? - спрашиваю у Зануры.

- Я доносила его до 9 месяцев. У меня были тяжелые роды. Из-за пережитого мною стресса ребенок родился нездоровым и вскоре я его потеряла. А ведь он был моим первенцем… Сейчас у меня три сына, одна внучка…

- После освобождения Карабаха вы бы вернулись в Ходжалы?

- Конечно, я с радостью вернусь туда. На этой земле пролилась кровь, но это моя родина. Сейчас мы живем в Баку, благодарим бакинцев, которые поддержали нас в трудную минуту. Но Ходжалы - это родное место, где прошло мое детство, молодость. И если такое произойдет, то я даже босиком дойду до своего родного дома в Ходжалы, - говорит Занура.