AZN = 37.74 RUB
USD = 64.02 RUB
EUR = 70.85 RUB
BRENT = 58.92 USD
Новости дня

Эксперт об итогах встречи в Нью-Йорке по Карабаху: Обмен пленными между Азербайджаном и Арменией может произойти до конца года

Эксперт об итогах встречи в Нью-Йорке по Карабаху: Обмен пленными между Азербайджаном и Арменией может произойти до конца года

Нана Хоштария
24.09.2019 20:34

/upload/iblock/9e9/9e9a96b4b68f24ffd203abf59096dce8.png

На полях Генассамблеи ООН в Нью-Йорке прошла первая после летнего перерыва встреча главы МИД Азербайджана и Армении Эльмара Мамедъярова и Зограба Мнацаканяна. Обращает внимание на себя то, насколько разными по содержанию и атмосфере были опубликованы по итогам переговорам заявления азербайджанского и армянского внешнеполитических ведомств.

Так МИД Азербайджана начал свой комментарий с заявления о том, что встреча между двумя министрами для определения текущей ситуации на переговорах по урегулированию армяно-азербайджанского конфликта была отмечена инцидентом и убийством азербайджанского военнослужащего. Действительно, прямо в день нью-йоркских переговоров появилось известие о гибели азербайджанского военнослужащего, погибшего от армянской пули. При этом о содержании встречи МИД Азербайджана сказал довольно сухо, отметив, что «на ней состоялся лишь обмен мнениями о существующих переговорах с пониманием того, что сопредседатели Минской группы ОБСЕ должны активизировать свои усилия по обеспечению мира в регионе и уважению международных норм, принципов и порядков в регионе".

Вчера же буквально перед встречей на заседании контактной группы Организации исламского сотрудничества (ОИС) на полях Генассамблеи ООН в Нью-Йорке Эльмар Мамедъяров обвинил Армению в неоднократных провокациях и попытках затормозить переговорный процесс по карабахскому урегулированию.

При этом комментарий МИД Армении по итогам встречи Мамедъяров – Мнацаканян оказался куда более насыщенным. Так из него стало известно, что в ближайшее время сопредседатели Минской группы ОБСЕ посетят регион, а также пройдет еще одна встреча глав МИД.

Кроме того, в МИДе Армении зафиксировали, что «в ходе обсуждения армянская сторона подчеркнула важное значение последовательных усилий по укреплению режима прекращения огня и снижению напряженности, включая внедрение и укрепление соответствующих механизмов. Была подчеркнута необходимость последовательных шагов в направлении формирования атмосферы доверия, в том числе посредством реализации достигнутых ранее договоренностей».

Заявило армянское внешнеполитическое ведомство и о том, что на встрече затронула обмен удерживаемыми лицами.

Почему итоговые заявления Азербайджана и Армении после нью-йоркской встречи министров оказались столь разными и о чем это говорит, свою точку зрения «Москва-Баку» обозначил директор Института политических исследований Сергей Марков.

82918135-680591.jpg-Сергей Александрович, о чем же говорит такая разница в подаче итогов встречи?

-Итоговые заявления еще раз показали, насколько кардинально разные позиции Азербайджана и Армении по карабахскому конфликту и ощущению состояния переговоров по его урегулированию. Таким образом разной оказывается и озвучиваемая интерпретация содержания переговоров.

Итоговое заявления Еревана показывает настроение Армении – что ее, в общем, сейчас все устраивает. Грубо говоря, что переговоры идут в правильном направлении, что есть обмен мнениями по существующим проблемам, что идет все не быстро, но, в общем, движется. То есть из заявления можно сделать вывод, что Ереван, получается, состоянием переговоров удовлетворен. А удовлетворение в чем состоит – в том, она, Армения более 30 лет назад захватила Нагорный Карабах, далее - 7 районов вокруг Нагорного Карабаха, путем насилия выгнало с этих территорий азербайджанское население и сейчас полностью в военном отношении доминирует над этими захваченными землями. Армения этим удовлетворена и хотела бы все таки и сохранить. Ее устраивают переговоры без изменения в карабахском урегулировании статус-кво, и такие переговоры, судя по всему, сейчас и происходят. Переговоры без надежды на главный результат – тот, вокруг которого только ходят – деоккупация азербайджанских территорий.

Задача Еревана – уйти от таких переговоров, которые в Баку называют субстантивными - переговоров по существу, которые подразумевали бы договоренности о продвижении вперед в карабахском урегулировании, то есть в вопросе освобождения азербайджанских территорий. Судя по всему, сейчас на переговорах в Нью-Йорке армянская сторона жала на какие-то местные решения, это были переговоры, которые вроде бы и фиксировали какие-то решения, но эти решения не особо приближают к урегулированию. Возможно, было обсуждение по новому этапу обмена удерживаемыми лицами. Да, гуманитарные акции важны. Но, видимо, Армения здесь хочет начать и здесь же закончить. То есть сделать какие-то шаги – например, обмен, но на конкретное урегулирование так и не идти.

У Азербайджана прямо противоположная позиция. Да, Азербайджан хочет вернуть своих людей – удерживаемых армянскими формированиями. Но Баку сегодня абсолютно не удовлетворен нынешним состоянием нагорного-карабахского урегулирования. За 30 лет нахождения в состоянии конфликта Азербайджан стал в военно-техническом и других планах значительно сильнее. И это изменение статуса Азербайджана, его усиление в регионе и на международной арене требует и урегулирования конфликта, поэтапного возвращения Азербайджанской Республики захваченных территорий. Поэтому по итогам переговоров министров МИД Азербайджана фиксирует недостаточность того, в каком состоянии находится процесс и указывает на необходимость сопредседателям МГ ОБСЕ активизировать свои усилия. И порой Баку прямо говорит, что его терпению и терпению международного сообщества может прийти конец. И я думаю, что в крайнем случае есть риск того, что политический путь урегулирования конфликта может перейти в военный – Азербайджан будет вынужден реализовать свою возросшую экономическую и военную мощь для возвращения территорий.

-Вместе с тем накануне встречи министров как-то сама собой появилась тема возможного обмена пленными между Азербайджаном и Арменией. Так в Госкомиссии Азербайджана по делам военнопленных, заложников и пропавших без вести граждан заявили о готовности обменять армянских военнослужащих, находящихся на территории страны, на азербайджанцев – Дильгама Аскерова и Шахбаза Гулиева, удерживаемых сепаратистами Карабаха. В Ереване заявили, что изучают этот вопрос. Насколько продолжение реализации гуманитарных шагов может все-таки создать некую позитивную атмосферу в урегулировании?

-Обмен пленными действительно может создать более позитивную атмосферу в карабахском урегулировании. В конце года главы МИД Азербайджана и сопредседатели МГ ОБСЕ заявили о необходимости готовить населения к миру. И это абсолютно правильное решение. Более того, гуманитарные шаги требуют продолжения их реализации. В частности, важно уменьшить накал информационной войны между сторонами конфликта. Азербайджан должен продолжить создавать информационную атмосферу того, что армяне Карабаха, которые будут жить после урегулирования конфликта в составе Азербайджана, будут в безопасности. То же самое в Армении – нужно снижать накал информационной войны, ведь подразумевается, что Армения и Азербайджан будут взаимодействовать после урегулирования конфликта. Армения должна прекратить представлять Азербайджан исчадием ада и начать говорить о былой дружбе между народами.

Не исключаю, что до конца года между Азербайджаном и Арменией может произойти обмен пленными. Но это юридически довольно сложный процесс. У каждой стороны в этом вопросе есть свои аргументы, нюансы, которыми они и оперируют. Одна стороны говорит, что такой-то удерживаемый - террорист, другая сторона – что нет, это у вас террорист. Но для таких шагов нужна политическая воля руководств. Есть захотеть – вопрос можно решить.

Но при этом нужно понимать, что такой обмен – даже и желанный для сторон, это маленький шажок, который сам по себе конфликт не решает. Это и беспокоит Азербайджан. Нужно глобальное конкретное и окончательное урегулирование конфликта.

-В итоговом заявлении МИД Армении говорится, что Мнацаканян отметил «важность обеспечения соразмерности обязательств сторон в рамках урегулирования, подтвердив принципиальную позицию и подходы Армении в этом процессе». О какой соразмерности идет речь. Ереван постоянно давит на то, что живущие в Карабахе сами должны решить свою судьбу, что Карабах должен быть привлечен к переговорам, а Пашинян все время заявляет, что Азербайджан не идет на компромисс.

-Ереван как сторона переговоров пытается представить свои потенциальные уступки в карабахском вопросе как огромные, а уступки Баку как маленькие. То есть от Армении ждут поэтапной передачи, возвращения Азербайджану территорий. В действительности Азербайджан идет на большие уступки Армении. Во-первых, он соглашается на политические переговоры, а не берет и отвоевывает территории, хотя может. Азербайджан в случае урегулирования конфликта откажется от политики экономической блокады в отношении Армении – это большая уступка. Армения бы получила деблокаду себя со стороны Азербайджана и Турции и выход на какие-то глобальные региональные экономические проекты. Уступки есть, другое дело, что Николу Пашиняну хочется все больше и больше. Более того, думаю, он верит в свои слова. Кроме того, он боится, что радикалы в Армении могут расправиться с ним. Его противники все время говорят, что он предатель, что он готов идти на огромные уступки, а Азербайджан – якобы нет. И среди этого звучат де-факто и угрозы жизни. И Пашинян просто пытается просто сохранить свою жизнь, боясь перейти в большую пропорцию уступок.

-Армения говорит о создании атмосферы доверия, но как возможна атмосфера доверия если регулярно со стороны Еревана звучат крайне провокационные заявления?

-Пока создание атмосферы доверия между Азербайджаном и Арменией, увы, выглядит, как большая мечта.

-И еще о российско-армянских отношениях. Президент России 1 октября посетит Ереван для участия в заседании Высшего евразийского экономического совета. В СМИ неоднократно накануне писали, что Путин не согласился на отдельные переговоры с Пашиняном в ходе визита. Насколько такое реально?

-На заседание Владимир Путин по статусу действительно должен ехать. Сегодня в отношениях России и Армении сохраняются трения. Пашинян окружил себя людьми, которые на протяжении многих лет получают деньги от США и ЕС. Поэтому доверия к Пашиняну у Москвы нет. Он хитрит, юлит, хочет сохранить и с Москвой нормальные отношения, и с США и ЕС.

Кроме того, Москву продолжает беспокоить вопрос преследования представителей прежней, в большей степени пророссийской власти в Армении. Мы помним, что скандал с прослушкой Службы национальной безопасности Армении указал на то, что преследование Роберта Кочаряна началось именно с приказа самого Пашиняна. Но премьер Армении никак не найдет в себе силы выполнить это требование Москвы, в частности, прекратить преследование Роберта Кочаряна.

Армения сейчас пытается показать, что она не лыком шита и тоже ставить какие-то условия Москве. Поэтому начали находить какие-то причины для конфликта с «дочкой» «Российских железных дорог», ссылаясь на неуплату с ее стороны налогов. И в РЖД уже вроде как заговорили о возможности аннулирования 30-летнего контракта с Арменией. Думаю, причина такого конфликта кроется в тех же людях из окружения Пашиняна, которые пытаются искусственно усилить конфликт между Арменией и Россией и давят на него.

Поэтому на всем сложившемся сегодня фоне между Москвой и Ереваном я не исключаю, что возможно новое повышение со стороны России цены на газ для Армении. Во-первых, Россия старается переходить на более рыночные отношения с союзниками. Во-вторых, пытается снизить свои издержки на поддержку Армении и тем самым стимулировать Ереван быть более активным в том числе в карабахском урегулировании.

Но я не думаю, что Путин в Ереване с Пашиняном не проведет отдельную встречу. Это бы уже означало очень плохие отношения между двумя странами. Думаю, что и Москва, и Ереван не захотят демонстрировать всему миру, что эти отношения настолько плохие.