AZN = 31.37 RUB
USD = 53.32 RUB
EUR = 55.96 RUB
Новости дня

A
Игорь Коротченко: Думаю, нашим армянским партнерам надо на постоянной основе на высшем уровне говорить, что Карабах – это Азербайджан

/upload/iblock/257/2579b2199c9aaa71b869e836d5ca0988.png

У России, Азербайджана и Армении есть четкое понимание, что трехсторонние заявления лидеров трех стран по армяно-азербайджанскому урегулированию - это «дорожная карта», которой все должны руководствоваться. Это, пожалуйста, главный посыл, озвученный от лица Москвы сегодня в Ереване главой МИД России Сергеем Лавровым на совместной пресс-конференции с армянским коллегой Араратом Мирзояном по итогам переговоров.

Повестка у Лаврова в Ереване – насыщенная. Рабочий визит начался накануне днем и уже вчера прошли переговоры в кулуарах. Сегодня – уже официальные встречи с главой МИД, а после – премьер-министром Николом Пашиняном и президентом Ваагном Хачатряном.

Цель визита российской делегации во главе с Лавровым – сверка реализации договоренностей, достигнутых лидерами двух стран в апреле во время первого (за 4 года пребывания у власти) официального визита Никола Пашиняна в Россию, обсуждение движения в армяно-азербайджанском урегулировании, взаимодействие в ОДКБ, СНГ, ЕАЭС на фоне международной ситуации, а также участие главы российской дипломатии в заседании Совета министров иностранных дел ОДКБ. Оно в Ереване пройдет завтра.

Вместе с тем, в центре внимания на сегодняшней пресс-конференции главы МИД России и Армении были прежде всего вопросы армяно-азербайджанского урегулирования. Острее они звучали в свете проходящих в Ереване протестов оппозиции, которая не упустила шанс воспользоваться визитом российского министра и устроила у здания МИД пикет, на котором озвучила «ожидания» от России по армяно-азербайджанскому урегулированию. В частности, оппозиция заявила, что сепаратистский Карабах должен иметь право на самоопределение, что ждет «от России сохранения приверженности соблюдению пяти заявлениям Минской группы ОБСЕ, из которых исходит решение карабахского конфликта на основе принципа самоопределения наций, исключение применении силы и угрозы силы, принципа территориальной целостности».

df247de95cef6f478807dc91696dfe5c.jpgЗаявления, озвученные сегодня в Ереване, «Москва-Баку» комментирует политолог, главный редактор журнала «Национальная оборона» Игорь Коротченко.

- Я так понимаю, Лавров своим заявлением: «у России, Азербайджана и Армении есть четкое понимание, что трехсторонние заявления лидеров трех стран по армяно-азербайджанскому урегулированию - это «дорожная карта», которой все должны руководствоваться», направил сигнал, что все переговоры при посредничестве с ЕС – это уже «четвертый лишний».

- Разумеется, Россия негативно оценивает попытки Пашиняна вовлечь еврочиновников в переговорный процесс по армяно-азербайджанскому урегулированию. Это делается Пашиняном с единственной целью – реанимировать Минскую группу ОБCЕ. Ереван как мантру повторяет необходимость «урегулировать» конфликт при посредничестве МГ ОБСЕ. Но конфликт уже урегулирован. Минская группа ОБСЕ больше не существует. Она умерла де-факто и де-юре. Мы помним, что о ней говорил Сергей Лавров. Поэтому, собственно, бессмысленно вообще поднимать этот вопрос.

В целом же, визит Сергея Лаврова в Ереван призван переподтвердить неизменность внимания России к теме азербайджано-армянского урегулирования, обеспечить скорейшее решение разблокирования и запуска транспортных коммуникаций.

- Почему Лавров проводит так много дней в Ереване, в общем и целом – порядка трех, хотя казалось, что он едет просто для участия в заседании СМИД ОДКБ.

- Потому что в Армении сложная ситуация. Пашинян испуган, встревожен, как бы оппозиция его не сковырнула. Очевидно, в ходе визита были консультации и по этому вопросу. Лаврову надо было понять динамику развития происходящего. Визит российского министра – это серьезное мероприятие. Сергей Викторович как опытный дипломат знает тематику региона, ему нужно было приехать, разобраться более тщательно. Может быть настроить армянских партнеров на более конструктивный путь в сотрудничестве и взаимодействии с Азербайджаном, поскольку Россия заинтересована в стабильности в регионе. Нужно было погрузиться во все это, разобраться и работать в расчете на то, что будет конкретный ощутимый результат. Лавров приехал в Ереван во многом как доктор – успокаивать, приводить в чувства армянские политические элиты, сказать, что вы тоже молодцы, работаете.

Кроме того, для России важно движение на мирном пути в армяно-азербайджанском урегулировании. Это путь сложный. Наша задача – обеспечить безопасность российского тыла на юге. Приоритет - мир, стабильность, безопасность на Южном Кавказе. У России сейчас очень много проблем с Западом. И основные усилия сейчас сосредоточены на этом. В Закавказье нам нужны мир и спокойствие. Какими методами этого можно добиться? Политическими. Поскольку военным путем все уже решено в 2020 году. Лавров приехал добиваться от Еревана выполнения в практическом плане трехстороннего заявления, работать на сближение позиций Азербайджана и Армении. Нужно двигаться вперед, невзирая на безусловное сопротивление, различного рода ловушки и нежелание Армении, части армянских элит перестроиться на мирный лад.

- Что вы считаете главным из тех задач, которые стоят сегодня перед армяно-азербайджанским урегулированием? Что вызывает наибольшую обеспокоенность?

- Остро стоит вопрос о том, что нужна практическая конкретизация трехстороннего заявления лидеров России, Азербайджана и Армении. В дополнение к нему крайне необходима «дорожная карта» поэтапного возвращения территории, на которой сегодня находятся армянские сепаратисты, под контроль Азербайджана. Должно быть четко прописано, как это должно происходить, в какие сроки, как будет осуществляться вывод вооруженных армянских сепаратистов, как прекратится деятельность администрации сепаратистов, как будет осуществляться передача контроля азербайджанским властям, как будет проходить паспортизация армянского населения Карабаха, имею в виду тех, кто пожелает стать гражданами Азербайджана. Нужно понимать, что вывод армянских незаконных вооруженных формирований с территории Карабахского региона Азербайджана – это главное условие для наступления мира. Если это не будет сделано в обозримый период, тем самым это будет означать, что мы оставляем мину замедленного действия с часовым механизмом, которая может взорваться в любой момент. Вооруженные армянские сепаратисты – это диверсии, террористические акты. Все это представляют реальную угрозу для региона, для его мира и стабильности.

И если пока дипломаты не могут в принципе приступить к обсуждению «дорожной карты» по решению этого вопроса, то, очевидно, здесь уже необходимо приступать к экспертной дипломатии, к работе "мозговых центров", которые могли бы предложить видение этого процесса, обсудить его. И методами экспертной, общественной дипломатии сподвигнуть политиков к решению этого вопроса.

Исходя из сказанного сегодня Сергеем Лавровым на пресс-конференции, очевидно, что одним из актуальных вопросов в армяно-азербайджанском урегулировании на сегодняшний день остается тема делимитации и последующей демаркации границы между Азербайджаном и Арменией.

Что касается Карабахского региона Азербайджана, мы должны исходить из абсолютного приоритета, что это территории Азербайджана. Никаких здесь нюансов, каких-то разных трактовок быть не должно. Полагаю, что армянскую сторону, если надо, следует заставлять принимать существующие реалии на дипломатическом, политическом уровне и не провоцировать у армянской стороны какие-то ненужные ожидания, подавлять надежды на реванш, на затягивание процесса урегулирования. В ближайшие три года процесс, я считаю, должен быть полностью завершен.

В продолжение – актуальный вопрос – открытие Зангезурского коридора. На пресс-конференции Сергея Лаврова и Арарата Мирзояна было сказано, что стороны должны исходить из понимания, что та часть коридора, которая будет проходить по территории Армении, будет находиться под армянской юрисдикцией, а это автоматически означает, что та, которая будет проходить по азербайджанской территории – соответственно, под азербайджанской юрисдикцией. Исходя из этого, совершенно логично переводить функуционирование Лачинского коридора на тот же правовой статус, что и режим Зангезурского, потому что если в Зангезурском коридоре будет армянская таможня, армянские пограничники, то в Лачинском коридоре будет азербайджанская таможня и азербайджанские пограничники. Если мы говорим о суверенитете, исходя из обозначенной логики, правовой статус Зангезурского и Лачинского коридоров должен быть полностью синхронизирован.

- По поводу «статуса» - журналисты пытались вывести Лаврова на комментарий по этому вопросу, но он опустил этот момент. Но надо отметить, что и Мирзоян сегодня не использовал формулировку «статус Карабаха», он зафиксировал неурегулированность нагорно-карабахского конфликта, что в интерпретации Еревана и подразумевает «статус».

- Слушайте, есть официальная позиция России. Она зафиксирована в Декларации о союзническом взаимодействии между РФ и Азербайджанской Республикой, где Россия признает территориальную целостность Азербайджана. Это означает, что Карабах – это Азербайджан. Об этом, как мы помним, совершенно четко говорил президент России. Никаких вопросов, никаких провокаций по этому поводу быть не должно. Думаю, нашим армянским партнерам надо на постоянной основе доводить мысль, что Карабах – это Азербайджан. Ребята, всё. И стройте свое будущее, свой мир, исходя из этого базового принципа, который не подлежит какой-либо ревизии.

Разумеется, ни о каком статусе сепаратистского образования речи не может идти в принципе. Действительно, было бы очень полезно, чтобы каждый раз на высшем уровне мы подчеркивали: Карабах – это Азербайджан и это навсегда. Тогда бы Армения это четко осознала. А если в Армении так обеспокоены безопасностью армянского населения Карабахского региона Азербайджана, то необходимо решать вопрос, как я и сказал, вывода оттуда армянских вооруженных формирований.

Что касается заявлений о «статусе» со стороны официального Еревана, я так скажу: упомянул бы Мирзоян «статус Карабаха» или не упомянул, это не более, чем его личное мнение. А реалии таковы, что по итогам Второй Карабахской войны Азербайджан одержал военную победу, Армения капитулировала. И страница карабахского конфликта была закрыта, он остался в прошлом. Азербайджан восстановил свою территориальную целостность. Не надо рефлексировать, что сказал тот или иной армянский государственный деятель. Что бы он ни сказал, статус Карабаха обеспечен итогами Второй Карабахской войны. Это Азербайджан. Мнение тех или иных должностных лиц правительства Армении или армянской оппозиции относительно Карабаха, что бы они ни сказали, чего бы они ни хотели, это ни на что не влияет. Это не более, чем слова. А реальность уже иная. Все. Поезд истории ушел для тех, кто пытается цепляться за какие-то старые догмы или представления.

- Формулировки у официального Еревана вместе с тем не меняется. Продолжаются обвинения в адрес Азербайджана, звучат сочетания наподобие «Агрессия против народа Арцаха», звучит призыв к защите «армянского» наследия в Карабахе. При всем при этом Ереван опять заявляет о готовности к миру.

- Никакого «народа Арцаха нет». Не надо рефлексировать. Что бы они ни заявляли, какие ритуальные слова ни произносили, какие бы ритуальные танцы с бубнами не исполняли, от этого ничего не поменяется. Бегай, прыгай, кричи ну и дальше что… Итоги войны уже пересмотреть невозможно. Есть проигравшая Армения, есть победивший Азербайджан, который вел освободительную войну и которая, кстати, была спровоцирована опять же масштабными армянскими вооруженными провокациями. Армения хотела себя как Израиль вести – наносить удары по соседям, беспредельничать и хотеть, чтобы ей за это ничего не было. Но Армения – не Израиль. И за 30 лет "карабахский клан" не создал армянский Израиль. Так и нечего пытаться себя вести как Израиль. Израиль действует во многом, опираясь на право силы, на военные победы, на свою политическую, экономическую мощь. Поэтому он может себе позволить то, что не может себе позволить Армения.

Что касается защиты «наследия» Армении в Карабахе. Азербайджан всегда и везде защищает наследие других народов. Чего не скажешь об армянской стороне, которая за 30 лет оккупации азербайджанских территорий не оставила в некоторых городах камня на камне, разрушила и осквернила культурно-религиозные сооружения азербайджанского и других народов. Так что что здесь говорить.

Кстати, Ереван продолжает повторять о возвращении «военнопленных». Но в Азербайджане нет никаких армянских военнопленных. Все военнопленные на момент прекращения боевых действия в ноябре 2020 года были возвращены. Лица, которые уже после подписания трехстороннего заявления с оружием в руках были задержаны на территории Азербайджана, их правовой статус – международные террористы. И их судьба – это прежде всего прерогатива азербайджанского правосудия и дальнейшее отбывание срока либо какие-то иные варианты – это предмет двусторонних переговоров между Азербайджаном и Арменией. Их судьба, по-видимому, будет решаться по мере нормализации отношений между Баку и Ереваном.

- Вместе с тем, нельзя не констатировать – все озвученные сегодня тезисы на конференции, в ни нет по сути ничего нового. О готовности посредничать России в решении конкретных вопросов мы слышали еще более полугода назад. Разве что подвижки в вопросе разблокирования транспортно-экономических связей. Лавров сам, как и в январе подтверждает – не все так быстро, как хотелось бы…

- Увы, как я и сказал, процесс тормозит армянская сторона. Все прекрасно понимают, что нужны конкретные практические вещи. Мне кажется, у кого есть какие-то иллюзии, этих иллюзий быть не должно. Есть система международных отношений, система международного права, есть обязательства Армении, есть трехсторонние заявления. Есть Декларация о союзническом взаимодействии между Россией и Азербайджаном. Надо все воплощать в деталях в практическом плане.

- Когда Лавров говорит о позитивных подвижках – это в большей степени подталкивание Армении?

- Все-таки дипломатия подразумевает более мягкие, сдержанные оценки, более позитивную оценку ситуации, чем она есть на самом деле. Россия искренне заинтересована в том, чтобы Запад, в частности, ЕС не лез в регион. Чтобы была ведущая роль России, чтобы ее роль неизменного посредника осталась и не подверглась ревизии. Чтобы был мир в регионе – нам нужен спокойный Южный Кавказ. А это возможно при реализации в полном объеме всех обязательств Армении. Потому что сегодня главная проблема – в Армении, в ее позиции. Азербайджан – открыт, он говорит о готовности к миру, но при этом отмечает, что военным путем пересмотреть итоги Второй Карабахской войны не позволит и при необходимости даст силовой отпор. Думаю, в таком сценарии никто из сторон не заинтересован, ну, может кроме реваншистов в Ереване. Но опять же, они не отражают позицию большинства населения, и не обладают всей полнотой власти. Они всего лишь оппозиция.

- Мы видели, что оппозиция пыталась сегодня фактор визита Лаврова использовать - что-то ему выкрикивать, озвучивать «ожидания» от России по армяно-азербайджанскому урегулированию…

- Ну что выкрикивать. Бери автомат и иди воюй с Азербайджаном. А если не можешь, то отползай. Вот такой очень простой принцип. Армянская оппозиция сегодня - это все отыгранные политические фигуры. Если бы не были отыгранными, то сидели бы в креслах министров и премьер-министра. А они сегодня не более, чем оппозиции. Ну у нее и место такое. Что она может. Приди к власти, сделай из Армении второй Израиль. Но если за 30 лет не сделали, сейчас тем более не получится. Поэтому надо себя вести, исходя из возможностей государства. Можешь – покажи делом. Не можешь – ну так и все. Бессмысленно что-то доказывать. Вот президент Алиев построил мощное государство, создал армию, когда свершилась армянская агрессия – ответил, выиграл войну, восстановил территориальную целостность, повысил международный авторитет страны. Азербайджан сегодня – в политическом, экономическом, финансовом смыслах сильное, самодостаточное государство. Вот пример. Ну и смотрим: а у Армении что – с точки зрения политики, экономики, влияния? Да, есть армянское лобби, оно влиятельно. Ну и дальше что. Почему они не репатриируются со всего мира в Армению и не создают там то, что сделали евреи в Израиле? Все здесь конкретно, четко, абсолютно понятно.

Мощь государства – это прежде всего его экономика. Вооруженные силы – это производное от экономики страны. Посмотрите на экономику Армении, посмотрите на экономику Азербайджана. Посмотрите на состояние вооруженных сил. Посмотрите, каково влияние государств в мире, на статус лидеров Азербайджана и для сравнения - Армении. И все станет ясно.