AZN = 38.9 RUB
USD = 66 RUB
EUR = 73.22 RUB
BRENT = 59.78 USD
Новости дня

Как новая волна турбулентности в Армении повлияет на карабахское урегулирование. Мнение эксперта

Как новая волна турбулентности в Армении повлияет на карабахское урегулирование. Мнение эксперта

Нана Хоштария
21.05.2019 15:02

/upload/iblock/6f3/6f3beb29bdf392dd460bfb33c327ad30.png

Премьер-министр Армении Никол Пашинян на днях после освобождения из-под стражи экс-президента страны Роберта Кочаряна под поручительство нынешнего и бывшего глав сепаратистов самопровозглашенного Нагорного Карабаха Бако Саакяна и Аркадия Гукасяна объявил о «втором и самом важном этапе революции», а также призвал народ Армении по всей стране в понедельник блокировать здания судов и никого туда не впускать. Вчера Пашинян посредством Facebook выступил с обращением, в котором заявил, что настало время «хирургического вмешательства» в судебную систему страны. Также во время видеообращения премьер Армении объявил о заговоре вокруг Нагорного Карабаха. По словам Пашиняна, в Армении есть конкретные силы, которые пытаются внести раскол между народом Армении и проживающими в Нагорном Карабахе. «Изучив все факты, я вижу за всем этим заговор с целью развязать новую войну и, возможно, даже сдать некоторые территории, переложив ответственность на правительство страны. Считаю эту деятельность похожей на государственную измену», - заявил премьер.

Через некоторое время после такого революционного обращения Никол Пашинян попросил своих сторонников разблокировать здания судов. То есть акция продолжалась всего несколько часов, хотя успела взбудоражить и СМИ, и экспертов. Вечером же понедельника появилась новость о прекращении уголовного производства в отношении Роберта Кочаряна.

Напомним, история с защитой Кочаряна со стороны сепаратистов Карабаха громко обозначилась перед 9 мая, когда те же самые лидеры самопровозглашенного Нагорного Карабаха добивались от суда Армении изменения меры пресечения для экс-президента с тем, чтобы он посетил так называемые торжества на оккупированных азербайджанских территориях в честь дня основания «армии обороны» Карабаха и годовщины оккупации города Шуша.

О том, действительно ли Армению ждет вторая волна «бархатной революции» или, возможно, Никол Пашинян разыграл спектакль, утром объявляя о заговоре и блокируя здания судов, а вечером «закрывая» дело Кочаряна, а также отразятся ли процессы в Армении на нагорно-карабахском урегулировании в интервью «Москва-Баку» свое мнение выразил председатель экспертного совета Фонда поддержки научных исследований «Мастерская евразийских идей» Григорий Трофимчук.

-Григорий Павлович, так что же сейчас, на ваш взгляд, происходит в Армении?

-В Армении происходят естественные и вполне понятные процессы: дестабилизация и хаос, начавшиеся в апреле-мае 2018 года развиваются дальше. Только для этого действующей властью найдено романтическое определение - «новый этап «бархатной революции». После целого года радикальный либерал Никол Пашинян должен был бы отчитаться перед народом за свои реальные успехи, однако их нет, поэтому ищутся всё новые виноватые в этом. Кстати, для этого у премьера имеются и другие ресурсы в качестве цели, а не только местные суды. К примеру, до сих пор на своём посту находится «саргсяновский» президент Армен Саркисян, который также может быть обвинён в чём угодно. И хотя при ударе по судам президент фактически поддержал антиконституционную кампанию, это не даёт ему никаких гарантий на будущее.

Никол Пашинян как глава государства проявил полную беспомощность, получив должность премьер-министра, и это было ясно заранее, ещё год назад.

-Вчерашнее блокирование по призыву Пашиняна зданий судов и его заявление о заговоре вокруг Карабаха, по сути, как он говорит, госизмена. Когда используются довольно странные для главы государства, уличные методы, блокирования зданий, свидетельствует ли это о том, что Пашинян беспомощен в этой ситуации, показывает ли, что ему полностью власть не принадлежит и многими процессами даже в Армении управляет «карабахский клан»?

-Так называемый «карабахский клан» не управляет в Армении политическими процессами, давая возможность Пашиняну полностью проявить себя, чтобы потом снести его точно так же, как он снёс Сержа Саргсяна. При этом территория Карабаха действительно остаётся «лежбищем» для просаргсяновских сил. У Пашиняна нет другого выхода, кроме как наращивать градус противостояния. На спокойную и поступательную работу, на повышение уровня реального благосостояния населения он не способен, впрочем, как и все радикальные либералы. В России это давно уже проходили, поэтому для нас здесь нет никакой сенсации. Поэтому, кстати, в России нет никакой поддержки у таких активистов как, например, Навальный, копией которого является Пашинян. Смешно сравнивать Пашиняна с реальными мировыми политиками, какими-то историческими фигурами. Как только он появился год назад, я сравнил его с Эльчибеем, не более того. Не являясь крупной политической фигурой, Пашинян тем не менее понимает, что если он пришёл к власти через простой снос предыдущей, то и его самого могут снести точно так же. Несмотря ни на какие предпринятые им экстренные меры по собственной легитимации, как, например, чрезвычайные выборы в парламент. Это один из главных законов реальной политики. Тем более, как всем уже ясно, премьер-министр не способен обеспечить армянским гражданам тот уровень жизни, на который они рассчитывали после, так сказать, власти коррупционеров. Кстати, Пашинян и его группа будут впоследствии обвинены в ещё более масштабных коррупционных делах, что тоже один из вечных законов политики. И блокировка каких-то там судов не способна это предотвратить.

-Но вот эта ситуация, когда утром Пашинян устраивает по сути вторую волну революции, а вечером сообщается о закрытии уголовного производства в отношении Кочаряна… Как-то все это странно выглядит. Не является ли это блефом и договорным спектаклем со стороны самого Пашиняна?

-Что касается освобождения Роберта Кочаряна, то это сам Пашинян испугался возможной реакции Москвы на репрессии в адрес бывшего президента, но для отчёта перед своими «избирателями» решил обвинить в этом судебную систему. Это спектакль. Но «карабахский клан» и не только он, а вообще все противники премьера в любом случае имеют ввиду на перспективу его «снос» в будущем.

-В каком состоянии на фоне этой ситуации будет находиться карабахский вопрос?

-Что касается карабахского вопроса, то процесс урегулирования также всерьёз дестабилизирован. И на этой теме тоже вполне проявился однообразный стиль премьера Пашиняна. Как, кстати, и на его поведении внутри ОДКБ с попыткой ареста армянского генсека Хачатурова в 2018 году. Как говорил Глеб Жеглов в фильме «Место встречи изменить нельзя», – «почерк вполне самостоятельный». Почти 25-летний карабахский процесс урегулирования сброшен под откос, так как главный переговорный пункт, который можно сформулировать как «мир в обмен на территории», армянскую сторону уже не устраивает. Непонятно, для чего же всё это время сидели за круглыми столами все эти сотни уважаемых людей, контролёров и наблюдателей. Пашинян говорит также, что не может выступать от имени Карабаха и вмешиваться в его дела, и что представители анклава должны быть самостоятельной стороной переговоров. При этом он почему-то спокойно вмешивается во все механизмы, связанные с выборами там местной власти.

-Как Россия воспринимает эту новую волну «революционных» процессов в Армении?

-Россия пока что просто внимательно наблюдает за происходящим внутри и вокруг Армении, понимая, к чему всё это идёт. Я лично оцениваю происходящее как экспериментальный западный тест в адрес России, который сделан с учётом грузинской и украинской ошибок, когда новое местное высшее руководство сразу же противопоставило себя Кремлю. С Арменией было сделано по-другому, и Ереван в лице Пашиняна с самого начала начал демонстрировать лояльность, но суть реального процесса от этого не поменялась: достаточно просто посмотреть, сколько ненавистников России появилось за прошедший год внутри Армении, это видно по всем их комментариям в соцсетях. И главное: до сих пор Ереван не дал ответа на вопрос главы МИД РФ Сергея Лаврова, который поставил его уже достаточно давно, желая понять, куда же в стратегическом отношении всё-таки движется Армения.