AZN = 44.01 RUB
USD = 74.77 RUB
EUR = 90.45 RUB
Новости дня

A
Почему не состоялась встреча Путина, Алиева и Пашиняна в годовщину подписания трехстороннего заявления по Карабаху. Мнение экспертов

Почему не состоялась встреча Путина, Алиева и Пашиняна в годовщину подписания трехстороннего заявления по Карабаху. Мнение экспертов

Нана Хоштария
10.11.2021 20:18

/upload/iblock/c52/c52607cd3bf5338615e69a6824ed5401.jpg

Факт того, что новая встреча лидеров России, Азербайджана и Армении по армяно-азербайджанскому урегулированию в годовщину подписания трехстороннего заявления так и не состоялась, несмотря на активно муссируемую ранее информацию СМИ со ссылкой на источники и подтверждение Кремля, что такая встреча готовится, вызывает вопросы о причинах ее переноса. Многие эксперты незадолго до годовщины подписания трехстороннего заявления, активно подтверждали, что необходимость такой встречи и сверки часов на высшем уровне давно назрела. Год заканчивается и России как главному посреднику по Карабаху, на фоне довольно большого числа желающих этот статус дезавуировать, важно было еще раз этот статус подтвердить.

Что стало причиной переноса встречи, «Москва-Баку» ситуацию комментируют эксперты.

Дмитрий-Солонников-фото-с-сайта-polit.pro_.jpgДиректор Института современного государственного развития Дмитрий Солонников:

- Сейчас мы видим некоторое обострение ситуации между Азербайджаном и Арменией, звучат обвинения в адрес друг друга со стороны министерств обороны обеих стран. Да, такие инциденты происходят периодически, и Москва на публичном уровне их никогда не оценивала как критические, какие-то сверхъестественные и всегда отмечала, что эти ситуации разрешаются в рабочем порядке, поскольку, что очевидно – после войны стороны не могут просто взять и совершенно спокойно друг друга воспринимать, поэтому инциденты есть.

Кроме того, в Армении в эти дни по случаю годовщины подписания трехстороннего заявления и в связи с информацией о планировании подписания Николом Пашиняном новых документов активизировались акции протеста оппозиции с заявлениями о сопротивлении и намерении добиться смены власти. Такие митинги – это попытки реваншистов обратить внимание на то, что Армения проиграла, что она пошла на капитуляцию и в целом была поставлена в унизительное положение. Оппозиция осуществляет очередную попытку найти виноватых как внутри самой Армении, так и вне ее. И такая ситуация в Армении не выглядит лучшим фоном для Пашиняна, а особенно не выглядит лучшим моментом для подписания им новых документов, поскольку сейчас, на волне подогреваемых армянской оппозицией эмоций, это может обернуться для него крайне негативно. Глава Армении находится в сложном положении и вынужден очень аккуратно предпринимать политические шаги, чтобы не допустить разгула страстей внутри республики. Сейчас есть разговоры о риске, что если Пашинян подпишет новые документы по армяно-азербайджанскому урегулированию, что подписание снова может вылиться в те же жесткие протесты, которые мы наблюдали в ноябре прошлого года. Никто из подписантов трехстороннего заявления не заинтересован в том, чтобы возник вопрос – останется Пашинян у власти или нет.

Ситуация в связи с политическими процессами в Армении сегодня складывается так, что лучше немного подождать и подписать документы через несколько недель, когда ситуация утихнет и внимание общественности внутри Армении будет расслаблено. Для такой встречи нужно затишье. Как мы видим, процесс армяно-азербайджанского урегулирования в принципе идет непросто. Для Армении принятие таких решений в рамках урегулирования дается очень непросто, болезненно, неоднозначно воспринимается в обществе. Но это нисколько не снижает степень ее ответственности за выполняемость трехсторонних договоренностей. Если Ереван подписался под трехсторонним заявлением, он обязан их выполнять. И Москва будет терпеливо добиваться результативности по этому направлению.

В любом случае, на мой взгляд, несмотря на то, что встреча трех лидеров не прошла сейчас, в годовщину, процесс урегулирования движется. Я думаю, и Никол Пашинян все же стремится к каким-то достижениям по мирному направлению. На самом деле именно для Армении больше всего из всех стран региона важно разблокирование транспортно-экономических связей как стране, которая на протяжении многих десятилетий нагорно-карабахского конфликта из-за этого же конфликта оказалась заблокированной от внешнего мира. Ведь Азербайджан и Турция закрыли границы с Арменией, у Армении нет с ними дипломатических отношений. Такая вот изоляция произошла. Николу Пашиняну важно показать общественности, что после войны есть какие-то позитивные результаты. Что после разблокирования начнется развитие экономики, с появятся новые рабочие места, возможности привлечения инвестиций. Но в реальности эта логика наталкивается на амбиции, на эмоции, на желание реванша и нежелание принимать изменившуюся в регионе и в самой Армении реальность и жить прошлой политической идеологией. И поэтому Николу Пашиняну нужно идти к преодолению этого сопротивления.

Как мы видим в том числе по периодически вспыхивающим митингам в Ереване, в Армении сильны реваншистски настроенные силы, которые так или иначе сигнализируют о том, что не признают трехстороннее соглашение, что статус-кво по Карабаху можно вернуть. Мы видим и выступления радикалов «Сасна црер» в Армении с антироссийскими лозунгами. Самая опасная ситуация, когда внутри Армении разные силы пытаются искать виноватых в том, что что-то для страны пошло не так. И виноватыми оказывается кто угодно, только не, в данном случае, сами силы в Армении. В армянском обществе тоже не хотят признавать, что изначально сепаратистская, крайне националистическая идеология была неверной и разрушительной как для всех вокруг, так и для армян. Если поиск виноватых будет в Армении чрезмерно подогреваться, что сейчас и делается, есть риск, что ни во что хорошее это не выльется. И с этими силами необходимо очень аккуратно работать с тем, чтобы Армения переболела шовинистической идеологией, идеей Великой Армении, все время расширяющей свои границы.

Все же пока, на мой взгляд, смена армянского руководства не видится, оппозиция не достаточно сильна. Курс Пашиняна - это курс, с которым можно работать и работают все – и Россия, и Азербайджан, и Турция, и Иран. Это курс, который на сегодняшний день представляется в той или иной степени взвешенным.

Поэтому, на мой взгляд, и на армяно-азербайджанском треке сегодня не стоит играть в поддавки. Но и нельзя никому давать возможности подливать масла в огонь. И Россия этого не делает, она старается аккуратно работать, не провоцируя. Стимулируя, но не загоняя в угол.

Владимир Путин много раз подчеркивал, что в армяно-азербайджанском урегулировании нужна политическая воля, нужно терпение. Да, ситуация сложная. Никто, естественно, не ожидал, что Армения, очень болезненно проиграв войну, получив удар по самолюбию с нежными объятиями развернется и скажет – да все хорошо, все отлично, теперь мы будем жить в новом прекрасном мире. Нет, конечно, это тяжело и больно – переживать эту ситуацию, но есть надежда, что пережить ее удастся и на Южном Кавказе будет установлен благополучный мир.

Армения должна сегодня ориентироваться на мир.

0b1c23b145e7112cda198ebdbebb0ebf.jpgЭксперт Российского совета по международным делам Алексей Фененко:

- Для того, чтобы переговоры состоялись, необходимо желание всех сторон. Если одна из сторон ни под каким видом не желает идти на переговоры, то они, cоответственно, не проходят. Действительно, Москва планировала такую встречу, действительно хотела провести ее в годовщину подписания трехстороннего заявления, но поскольку армянская сторона заявила категорическое «нет», не может же Россия под конвоем привезти Пашиняна в Кремль.

Я думаю, произошли две вещи из-за которых встреча не прошла.

Во-первых, Пашинян боится, что если он проведет такую встречу, то радикалы внутри Армении - националистическая оппозиция начнет совершенно конкретно его свергнуть. Они уже сейчас заявляют, что вот, Армения продолжает политику капитуляции. Это их ущемляет. И Пашинян не может не опасаться действий оппозиции, хотя она за год и показала свою слабость. Но это одна часть проблемы.

Вторая часть проблемы заключается в том, что Пашинян в последнее время активно ищет альтернативных России партнеров в переговорном по армяно-азербайджанскому урегулированию процессу. Ему было отправлено несколько сигналов из Парижа, несколько сигналов из Вашингтона, и он традиционно, как и год назад, надеется на то, что эти две страны возглавят некий альтернативный российскому переговорный процесс.

Да, в последние недели со стороны Еревана были сигналы, что и мы на разблокирование готовы, что предоставим Азербайджану реализацию транспортного коридора через свою территорию, и что есть некоторый консенсус по разблокированию, и что готовы к делимитации. Но как только из Парижа пошли заявления о готовности поддержать Армению, очередные намеки, что трехсторонние соглашения были невыгодны для Еревана, Пашинян счел это внешней поддержкой.

Пашинян надеется, что страны Запада придут на помощь. Такие ожидания мало соответствуют реальности, но в армянском обществе есть мечта, что придет какой-то очень сильный партнер, который вернет все так, как было. И когда они видят хоть какой-то сигнал поддержки со стороны Запада, им сразу кажется, что вот он, партнер найден, надо немедленно переходить на его сторону. Но это приносит вред самой же Армении.

Армении-то по факту никто из стран Запада на помощь во время второй Карабахской войны и не пришел. Не придет и сейчас. Армянскую сторону не оставляет мысль, что не поддержали, потому что она мало плыла в фарватере политики НАТО. Если бы посильнее проплыть в фарватере такой политики тогда, может быть, и поддержали.

Кроме того, такими вот блокированиями переговоров, поиском более благосклонных партнеров премьер Армении затягивает реализацию трехстороннего заявления. Дело в том, что Пашинян дал много обещаний разным силам. Националистам он дал обещание подготовить реванш, умеренным силам он обещал мир. России и Азербайджану он обещал формулу приемлемого решения для армяно-азербайджанского урегулирования. Перед премьером стоит вопрос – как это все согласовать в реальности. Он дал взаимоисключающие обещания, отсюда и опасения.

Действующий лидер Армении, наверное, действительно, на фоне радикалов в Армении, того же, например, Вазгена Манукяна – меньшее из зол. Ведь в Армении есть люди, готовые чуть ли не завтра кинуться в новую пучину войны. Но и самому Пашиняну выгодно создание такого имиджа «меньшего из зол». Такой имидж дает ему возможность уворачиваться от конкретных обязательств. Мол, не хотите принимать мою тактику уверток, ну придет тот, кто развяжет войну.

В Армении сегодня нет умеренного устойчивого центра. Это нестабильная страна, где на митинги периодически выходят националисты «Сасна црер». Это радикальный националистический спектр, который призывает к войне и реваншу. Отсутствие умеренного центра – это главный фактор нестабильности. Пашинян плывет по течению и совершает политические шаги в зависимости от того, какое именно решение ему позволит удержаться у власти. Он может подписать новые трехсторонние документы по армяно-азербайджанскому урегулированию, а может не подписать. Пашинян - довольно циничный политик. Он не против мира, если он поможет ему сохранить власть, он не против войны, если она поможет ему сохранить власть. Его сверхзадача – сохранить власть.

Вот карабахский клан действовал по-другому, он жил этой своей националистической и сепаратистской идеей. Пашинян же как политик, не относящийся к карабахскому клану, действует более трезво. Он сумел добиться раскола карабахского клана, что во многом позволило ему усидеть. Он раздробил его на группировки. В этом смысле он проявил себя как достаточно дальновидный политик. Он уничтожил ту опору, которая могла бы его теоретически снести. Поэтому ситуация в армяно-азербайджанском урегулировании во многом будет зависеть от того, как стороны простимулируют Пашиняна к тому, чтобы сделать эти шаги к миру. Но, безусловно, надо понимать, что ситуация в регионе после второй Карабахской войны изменилась и Армении на постоянной основе так играть не дадут.