AZN = 44.01 RUB
USD = 74.77 RUB
EUR = 90.45 RUB
Новости дня

A
Политолог Павел Клачков: Альтернативы диалогу между Арменией и Азербайджаном нет. Нужно договариваться

Политолог Павел Клачков: Альтернативы диалогу между Арменией и Азербайджаном нет. Нужно договариваться

Нана Хоштария
02.11.2021 20:00

/upload/iblock/35d/35d0981f2693b33a76ca12746dcbb525.png

Политолог, директор филиала Финансового университета при Правительстве РФ Павел Клачков – в интервью «Москва-Баку» о сигналах России к Армении и Азербайджану о необходимости реализации трехстороннего соглашения российского, азербайджанского и армянского лидеров накануне годовщины его подписания.

- Накануне прошли телефонные переговоры глав МИД России и Армении. Из сообщения российского внешнеполитического ведомства следует, что стороны обсудили ход реализации договоренностей лидеров Азербайджана, Армении и России от 9 ноября 2020 г. и 11 января 2021 г. с учетом приближающейся годовщины ноябрьского трехстороннего документа о полном прекращении огня и всех военных действий в зоне нагорно-карабахского конфликта и особое внимание уделили продвижению в решении насущных гуманитарных проблем, прежде всего возвращению удерживаемых лиц, передаче карт минных полей и сохранению культурно-религиозного наследия. «Сверили часы» по вопросам снятия напряженности на армяно­-азербайджанской границе, разблокирования на Южном Кавказе всех транспортных и экономических связей, создания благоприятной атмосферы для регионального сотрудничества. Сегодня же Сергей Лавров на аналогичную тематику провел переговоры с азербайджанским коллегой… Учитывая недавние сообщения источников о подготовке новой встречи лидеров России, Азербайджана и Армении в годовщину подписания трехстороннего заявления, это выглядит именно так. И да, на этом фоне звучат заявления армянской стороны о неких консенсусах по разблокированию транспортно-экономических связей.

- Единственный реальный рабочий формат в армяно-азербайджанском урегулировании – Россия, Азербайджан, Армения – доказал свою дееспособность. Опыт второй Карабахской войны осенью прошлого года показал, что тогда именно втроем удалось договориться и остановить боевые действия. Россия остается надежным гарантом стабильности в Закавказье. И сейчас настало время новых шагов.

Мы видим, что в Армении внутриполитическая ситуация остается непростой. Премьер-министр страны Никол Пашинян находится под серьезным внутриполитическим давлением со стороны националистов. И он должен удержаться у власти. При этом Никол Пашинян показывает свою договороспособность в связи с армяно-азербайджанским урегулированием. Несмотря на критику и обвинения, которые раздаются в Армении, на мой взгляд, на сегодняшний день именно с ним азербайджанская сторона может достичь договоренностей в мирном урегулировании, продвинуться вперед в этом направлении. Не говорю, что окончательном, но именно с Пашиняном на данный момент возможно движение к налаживанию отношений Армении с Азербайджаном.

Позитивно и в качестве конструктивной оцениваю роль Азербайджана в готовности к миру, выполнению трехстороннего заявления. Но важно этот статус, эту конструктивность сохранять, важно, чтобы не наступило головокружение от успехов, победы во второй Карабахской войне. На мой взгляд, Азербайджан за год после подписания трехстороннего заявления с учетом большой многолетней психологической травмы, которую испытали азербайджанцы в связи с оккупацией земель, проявил себя очень достойно. Азербайджану пришлось восстанавливать свои возвращенные территории. Азербайджанский народ испытывает смесь торжества и горечи. Да, это все сложно. Но цели сейчас носят общенациональный характер.

Азербайджан на данный момент успешными темпами ведет восстановление возвращенных земель. Азербайджанцы в связи со всеми этими событиями испытывают гордость, моральный подъем. Но бдительность терять нельзя, нельзя терять самообладание, потому что в регионе есть и другие силы со своими интересами. Мы видели, как недавно занервничал Иран. Азербайджану приходится учитывать интересы целого ряда субъектов большой политики в регионе. Пока он с этим справляется.

Вполне допускаю, что сейчас, в годовщину подписания трехстороннего заявления лидерами России, Азербайджана и Армении, пройдет новая встреча и заключение нового документа, в котором будут зафиксированы конкретные шаги по началу процесса делимитации и демаркации границы между Азербайджаном и Арменией, а также конкретной реализации Нахчыванского коридора.

Очевидно, что без начала процесса делимитации, решения вопроса азербайджано-армянской границы дальше двигаться невозможно. Очевидно и то, что без российских миротворцев в зоне нагорно-карабахского конфликта между Арменией и Азербайджаном снова бы возник риск сорваться в какие-то обвинения, конфликт и даже снова дойти до кровопролития. Поэтому решение вопроса демаркации крайне важно. Что касается разблокирования в регионе транспортных коридоров, это важно в глобальном масштабе и необходимо всем государствам региона. Участники процесса должны четко понимать, какие реальные экономические выгоды их ждут в случае разблокирования, налаживания транспортно-экономических связей, и иметь возможность объяснить обществу, в том числе в Армении, которое не понимает сути и позитивных перспектив происходящих процессов, что есть возможность поднимать экономику, повышать благосостояние. И что это лучше, чем воевать. На мой взгляд, сегодня крайне важно работать над трансляцией этих тезисов. В итоге прочное положение российского миротворческого контингента, делимитация границ и серьезная, конкретная, пошаговая работа по открытию транспортных коридоров в регионе, за которым, несомненно, стоит будущее мира в регионе, все это крайне важно, это центральные на сегодняшний день вопросы для налаживания мира между Азербайджаном и Арменией, и больше блокировать эти вопросы невозможно, иначе регион ждет тупик. Конечно, за один день открытие транспортных коридоров и делимитация не случатся, но какого-то прогресса по этим направлениям следует ожидать. Уверен, что Москва как главный посредник в урегулировании, взявший на себя ответственность за выполнение пунктов соглашения, нахождении компромиссов между сторонами, нахождении взаимоприемлемых развязок, будет добиваться этого.

- Насколько Россия за год доказала свой статус главного посредника? Потому что было много желающих этот статус дезавуировать… А были и упреки в недостаточной активности Москвы…

- У России есть оппоненты, противники и на Западе. И даже в определенной степени часть радикальных сил с обеих сторон конфликта. Но Россия на то и Россия, чтобы действовать рационально, без каких-то рывков, обдуманно, сглаживая острые углы. Она – гарант стабильности на Южном Кавказе. Как мы увидели, она не приняла ни одну из сторон конфликта. Она старается избегать каких-то резких высказываний, не идет на поводу, когда кому-то хочется, чтобы на его сторону встали и воевали за нее российские войска. Нет, наша задача состоит совершенно в другом. Мы не можем удовлетворить какие-то рьяные, крайние точки зрения. России в сложившейся ситуации важно наладить диалог между сторонами.

- Вопрос статуса Карабаха, как я понимаю, сейчас, на предстоящей встрече Путина, Алиева и Пашиняна никак фиксироваться не будет.

- Для этого еще рано, еще не прошло достаточного времени, чтобы перейти к решению данного вопроса. Позиция Москвы заключается в том, что народы Азербайджана и Армении должны сблизиться и в итоге данный вопрос сам по себе решится… И это мудрая позиция.

- Разблокирование транспортно-экономических связей… Позиция Азербайджана всегда была однозначной – всегда путь к разблокированию и миру. А вот позиция Еревана в течение года традиционно была противоречивой. То согласие на предоставление коридора Азербайджану, то отрицание…

- Как я и сказал ранее, в Армении наблюдаются серьезные внутриполитические проблемы. В отличие от Азербайджана постоянно идет борьба за власть, нет стабильности. Но даже в таких условиях, я считаю, сейчас складывается такая ситуация, что с Ереваном можно договариваться. Мы видим всю сложность попыток власти в Армении среди разных сил влияния как внутри страны, так и во внешней политике маневрировать. Такие вот виляния. В урегулировании нужно учитывать этот извилистый путь армянской политики. Но альтернативы диалогу между Арменией и Азербайджаном нет. Нужно договариваться. И Россия всячески старается способствовать диалогу. Да, этот путь непростой, но, мы надеемся, что скоро увидим конкретные результаты работы российской дипломатии и российского посредничества, как мы увидели это год назад.

- Заявления Владимира Путина на «Валдае» о важности реализации для Азербайджана Нахчыванского коридора и необходимости развития Арменией своей экономики за счет установления отношений с Азербайджаном и Турцией…это сигналы к сторонам о необходимости выполнения трехстороннего заявления?

- Безусловно, это сигналы, которые дает сторонам, и прежде всего Армении, российский лидер. Я думаю, что благополучие, состоятельность Армении, зависит от ее умения выстроить конструктивные отношения со своими соседями – как с Турцией, так и Азербайджаном, не имея никакого камня за пазухой. Нужно хотеть договариваться, преодолевать какие-то предубеждения. И ориентироваться не посредническую позицию России. Это будет самым правильным решением для Армении.

- Новое трехстороннее заявление России, Азербайджана и Армении. Если новое соглашение снова будет подписано, это станет очередным проигрышем Запада… Что странам Запада мешало активно включиться в процесс по второму кругу?

- Мне кажется, в частности, Франция не пользуется достаточным авторитетом у Азербайджана, потому что очень часто заявления французских политиков по нагорно-карабахскому урегулированию оказывались односторонними, проще говоря, проармянскими. А для того, чтобы по-настоящему влиять на ситуацию, нужно уметь выстроить отношения с обеими сторонами конфликта, чтобы заслужить их доверие, уважение, как бы встать над схваткой.

Для США, очевидно, решение нагорно-карабахского конфликта – не первоочередная задача. По всем канонам политики, они заинтересованы в том, чтобы создать ситуацию, которая раздражала бы Россию. США не желают играть роль фактора, который бы способствовал стабилизацию ситуации на Южном Кавказе.

- Недавно в МИД России указали на то, что формат 3+3 не устраивает западных партнеров и те пытаются вставить палки в колеса.

- Да, это основа их политики, основа их подходов к региональной политике.

- На днях российская и турецкая стороны на уровне глав МИД обсудили реализацию формата «3+3» в регионе, а затем и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган призвал все шесть страна региона к налаживанию отношений, мира. Мы слышим разные заявлений по российско-турецкой тематике, но знаем и позицию Москвы… На ваш взгляд, на южнокавказском треке Москве и Анкаре удается находить компромисс?

- Международная политика, она многослойная. Есть ряд факторов, которые нас с Турцией объединяют, это, например, противостояние западным агрессивным подходам, желанию Запада все под себя подмять, диктовать свои условия государствам. Но Путин и Эрдоган стремятся к суверенитету. Где-то они готовы помогать друг другу и находить общий язык. Но вместе с тем Турция остается страной НАТО и… на самом деле, трудно ожидать, что мы сольемся в братских объятьях.

Если смотреть на все трезвым, объективным взглядом, то Россия, конечно, не заинтересована в появлении турецких баз у себя под боком, давления со стороны Турции в направлении своих границ. Но компромисс Москва и Анкара могут находить. Наши отношения развиваются циклами. Бывают микрокризисы, затем мы видим улучшение отношений, связанное с общением наших лидеров. В целом, есть стратегические задачи, есть тактическая ситуация. Пока прогноз благоприятный.

- Насколько реален формат «3+3»?

- Идет поиск наиболее эффективных способов достижения договоренностей. Да, возможности для реализации есть, но они не стопроцентные. Да, мы видели, как недавно Иран беспокоился, Иран переживал. Я считаю, нужно достигать компромисса. Данный формат на это и направлен. Посмотрим, как все получится.