AZN = 37.87 RUB
USD = 64.24 RUB
EUR = 72.65 RUB
BRENT = 71.62 USD
Новости дня

Российский эксперт: Вся эта история с Грузией может привести к очень неприятным последствиям для Армении

Российский эксперт: Вся эта история с Грузией может привести к очень неприятным последствиям для Армении

Олег Белозеров
20.03.2019 12:28

/upload/iblock/6e0/6e035d040d0b725a178356331dd253e1.png

На минувшей неделе недавно избранный президент Грузии Саломе Зурабишвили нанесла свой первый визит в Армению в новом качестве. Это было ее первое появление в соседнем государстве и визит оказался отнюдь не дежурным.

Дело в том, что несколькими неделями ранее, в конце февраля, Зурабишвили успела побывать с визитом и в Баку. Выступая там вместе с президентом Ильхамом Алиевым, она выразила солидарность с Азербайджаном, напомнив, что обе страны переживают общую трагедию – оккупацию своих земель.

Когда Зурабишвили после Баку прибыла в Ереван, как пишут местные СМИ, от нее там ждали объяснений и даже оправданий. Но взамен услышали в свой адрес еще более жесткие выпады.

О том, почему Саломе Зурабишвили решила вмешаться в карабахский спор, хотя ранее Грузия придерживалась по этому поводу нейтралитета, в интервью порталу «Москва-Баку» рассуждает эксперт Российского совета по международным делам Алексей Фененко.

Без названия.jpg– Алексей Валерьевич, Зурабишвили высказала совершенно конкретные упреки. Например, ее раздражает решение армянской церкви переподчинить свои храмы в Абхазии южно-российской епархии, что косвенно говорит об отказе признавать Абхазию частью Грузии. Как вы полагаете, почему Зурабишвили решила забыть про дипломатический этикет?

– За этими заявлениями скрывается гораздо более серьезная проблема. У нас как-то забыли, что существует еще и армяно-грузинский пограничный конфликт, связанный с такой грузинской областью как Джавахетия, где проживает большое количество этнических армян. Сейчас этот конфликт приглушен на фоне споров вокруг Карабаха, Абхазии и Южной Осетии, но на самом деле, забывать о нем не следует.

Не далее, как в конце 90-х там было неспокойно, многие ожидали вспышки грузино-армянского конфликта. Естественно предположить: если в армянском общественном мнении возникнет впечатление, пусть и иллюзорное, что Ереван якобы добился каких-то явных уступок от азербайджанской стороны в карабахском конфликте, то следующим встанет вопрос Джавахетии.

– То есть она станет новым полем битвы для воинственного армянского национализма?

– Да, мы же с вами видим: Армения, начиная с мая прошлого года, резко активизировала военные демонстрации, игру мускулами в Карабахе. До момента прихода к власти Пашиняна Армения все-таки худо-бедно вела переговоры по Карабаху в рамках Минской группы ОБСЕ. Но теперь премьер Армении Пашинян устраивает силовые демонстрации, на днях провел выездное совещание Совбеза в Карабахе. Похоже, Ереван делает ставку на признание Карабаха, а это для Тбилиси – опасный прецедент. Грузия просто боится, что она станет следующей жертвой, если Пашинян признает независимость Карабаха.

– Грузинские президенты давно не позволяли себе таких резких выпадов в адрес Еревана…

– Да, давно. Но в 1997-1998 годах тогдашний президент Эдуард Шеварднадзе тоже предупреждал: нам грозит опасность, Армения может распространить прецедент Карабаха на Джавахетию. Тогда в Армении правил президент Тер-Петросян, который проводил соответствующую агрессивную политику. Другое дело, что действительно, за 20 лет про эту опасность подзабыли, но почва для конфликта сохранилась.

– Как вы полагаете, свое заявление Зурабишвили согласовала, к примеру, с олигархом Бидзиной Иванишвили, фактическим руководителем Грузии? Грузинский МИД пока не спешит вторить своему президенту и сохраняет нейтралитет.

– Как правило, первое лицо государства не делает таких заявлений без обсуждения со своим окружением. Оно слишком громкое, чтобы его не согласовать.

Вся эта история с Грузией может привести к очень неприятным последствиям для Армении. Как известно, ее экономическое сообщение с внешним миром, в основном, завязано на транзит через Грузию, и, если Грузия начнет повышать пошлины, то это может ударить по системе снабжения Армении и России.

– Зурабишвили также выразила недовольство визитами делегаций сепаратистов Нагорного Карабаха в Абхазию и Южную Осетию, заявив, что подобные визиты доказывают «симметричность» этих конфликтов. Вы согласны, что конфликты аналогичные?

– Это абсолютно разные ситуации, их не следует путать. Абхазия и Южная Осетия тоже были в советское время автономными областями, но затем их судьбы пошли разными путями. В начале 90-х там вспыхнули вооруженные конфликты, как и в Карабахе, но затем там был создан режим перемирия. Этот режим опирался на дагомысские соглашения 1992 года по Южной Осетии и на московские договоренности по Абхазии 1994 года. Этот режим перемирия нарушила Грузия во время правления Саакашвили. И только после нарушения перемирия, после начала военных действий, после нападения на размещенных там российских миротворцев, Москва пошла на признание независимости Абхазии и Южной Осетии. То есть нарушителем режима выступила сама Грузия, она по сути перечеркнула все соглашения 1992-94 годов.

В отношении Нагорного Карабаха, мы такого не видим. Во-первых, стороны обязались вести диалог по статусу Нагорного Карабаха под эгидой Минской группы ОБСЕ. Однако Армения никогда прямо не обещала признавать независимость Карабаха. Кроме того, никакого нарушения перемирия со стороны Азербайджана не было, зато мы видели многочисленные попытки нарушения со стороны армянской армии.