AZN = 31.37 RUB
USD = 53.32 RUB
EUR = 55.96 RUB
Новости дня

A
Эксперт-международник Алексей Наумов: Ереван любит создать много шума, но это не изменит факт того, что весь Карабах вернется в состав Азербайджана

Эксперт-международник Алексей Наумов: Ереван любит создать много шума, но это не изменит факт того, что весь Карабах вернется в состав Азербайджана

Нана Хоштария
12.05.2022 19:25

/upload/iblock/d7f/d7fb36384bbe763ac11a051a771f2929.jpg

Эксперт Российского совета по международным делам Алексей Наумов – в интервью «Москва-Баку» - о том, зачем Еревану информационный шум из-за статуса Карабаха.

- Ситуация вокруг подписания мирного соглашения между Азербайджаном и Арменией? С одной стороны, все стороны вроде как настроены на мир, но, судя по всему, идет борьба. В частности, накануне в Нидерландах премьер Армении при всем при том, что он в очередной раз обозначил: армянские власти продвигают мирную повестку, обвинил Азербайджан в том, что он якобы представляет карабахский вопрос как территориальный, а он, по словам Никола Пашиняна, на самом деле правовой – то есть вопрос прав карабахских армян. Исходя из прав карабахских армян, утверждают в Ереване, должен и решаться вопрос статуса Карабаха.

- Мне кажется, в целом при оценке ситуации вокруг армяно-азербайджанского урегулирования и анализе действий, заявлений армянской стороны, важно понимать, что перед Ереваном на сегодняшний день помимо всех других вызовов стоит крайне важная задача – не потерять лицо, не выглядеть проигравшими перед Азербайджаном, не выглядеть разгромленными. Армения потерпела поражение во Второй Карабахской войне, Азербайджан ее выиграл. При этом после войны, несмотря на самые неблагополучные для него прогнозы, Пашинян сумел удержаться у власти. И сегодня его важнейшая задача – представить себя непобежденным на фоне военного разгрома. И этой логикой продиктованы многие текущие решения Еревана.

Что касается вопроса статуса Карабаха, то мне, на само деле, видится позитивное развитию по этому направлению. «Территориальные» формулировки в связи со статусом Карабаха официально уже никем не озвучиваются, потому что все осознают – нет никакого иного решения, кроме того, что Карабах – это Азербайджан. Но поднимается армянской стороной вопрос прав карабахских армян. Очевидно, что эта оставшаяся территория, ранее оккупированная армянской стороной, будет вновь реинтегрирована в Азербайджан. На что могут претендовать карабахские армяне – может быть на муниципалитет с особым статусом. Понятно, что в целом Азербайджан в вопросе статуса Карабаха на уступки не пойдет, и Еревану придется смириться с реальностью, потому что не он сегодня определяет правила этой игры и он не может диктовать контуры будущего окончательного урегулирования.

- Азербайджан утверждает (это подтвердили и некоторое время назад в МИД России), что в основе обсуждения мирного соглашения между Баку и Ереваном лежат 5 принципов, предложенных Баку. При этом секретарь Совбеза Армении на днях заявил, что нет, армянская сторона представила в ответ на 5 принципов Баку свои 6 принципов и стороны должны их все соединить и обсуждать. Такая позиция Баку – это еще раз подтверждение того, что статус Карабаха никогда и ни в каком виде обсуждаться не будет?

- Мы вновь и вновь, и вновь, и вновь упираемся в ситуацию, когда Армении нужно представить какие-то свои дипломатические усилия как битву за интересы своих людей. Что вот да, Баку предлагает свои 5 принципов, а мы – свои 6. Понятно, что рано или поздно Армения будет вынуждена согласиться на том, на чем в конечном итоге будет настаивать Азербайджан. Но в последствии Пашинян сможет сказать: мы бились как львы на дипломатическом треке, мы очень многое сделали, выдвигали свои принципы, но в итоге, как видите, было решено вот так… На само деле, очень сложно отделить реальные действия Еревана от информационного шума, который он создает, чтобы потом сказать, что все получилось так, как получилось.

- Митинги оппозиции в Армении (за которыми стоит «карабахский клан») – насколько они могут изменить ситуацию в армяно-азербайджанском урегулировании?

- Митинги оппозиции не могут изменить ситуацию в армяно-азербайджанском урегулировании. Мы понимаем, что даже в случае гипотетической, но, на мой взгляд, совершенно невозможной победы оппозиции, что, произойдет, будет новая война? Но кто ее допустит? Даже в случае гипотетической войны Армения в очередной раз будет разгромлена, потому что ситуация с ее вооруженными силами не улучшилась, в отличие от ситуации с вооруженными силами Азербайджана. В Армении в связи с митингами нет не то, что поддержки населения, сама оппозиция не предоставляет населению своего видения будущего видения будущего - непонятно, что на вообще, какую жизнь предлагает, кроме реванша по Карабаху. Оппозиция критикует Пашиняна, но ответ на то, а что будет, если вы придете к власти, она не дает и митинги оппозиции – это скорее митинги недовольства, чем протесты за какое-то альтернативное видение будущего.

- У Запада получается отбирать армяно-азербайджанское урегулирование у России или все же нет? Активность ЕС и США очень высока.

- На мой взгляд Москва играет конкретную миротворческую, стабилизирующую роль – не допускает возобновления боев в зоне конфликта и старается пресекать периодические провокации, которые там происходят. В любом случае, Москва заинтересована в том, чтобы урегулирование на Южном Кавказе состоялось. Потому что Россия в рамках начавшегося процесса пересмотра архитектуры мировой безопасности позиционирует себя как одного из потенциальных лидеров многополярного мира. И, соответственно, она этому многополярному миру должна предъявить некие доказательства своей состоятельности. И дальнейшее продолжение посредничества полноценному урегулированию на Южном Кавказе могло бы быть хорошим примером. Условно говоря – Минская группа ОБСЕ не состоялась, ЕС и США оказались посрамлены, а мы здесь сами своими силам ситуацию решили. Сами, имеется ввиду три страны – Россия, Азербайджан, Армения. И никакой нам командир из Брюсселя или Вашингтона не нужен.

Я не думаю, что у Запада получается отбирать у России армяно-азербайджанское урегулирование. Очевидно, что Армения и Азербайджан, в первую очередь Азербайджан, заинтересованы в скорейшем мирном урегулировании и здесь не стоит вопрос, под чьим покровительством это урегулирование будет проходить – Россия работает - хорошо, Евросоюз работает – хорошо, США работают – хорошо. То есть все те усилия, которые предпринимаются для достижения целей, они позитивные, кем бы ни предпринимались. Понятно, что Москва хочет сохранить свою главенствующую роль как посредник в урегулировании. И естественно, она может быть недовольна тем, что другие участники международных отношений пытаются интегрироваться в этот процесс. Однако, на мой взгляд, для Москвы это лишь дополнительный стимул работать эффективнее. Я не думаю, что это как-то сильно вредит ситуации. Все-таки мы понимаем, что присутствие на «земле» есть только у одной страны – у России – и этот глобальный фактор никуда ни деть. И я думаю, все, что работает на достижение мира – это хорошо.

- Армения при каждом удобном случае пытается продвинуть логику посредничества Минской группы ОБСЕ… Которой по факту уже нет.

- Максимум армянской политики – делай много шума. Понятно, что Минская группа умерла, Россия сказала, что другие страны-участницы МГ ОБСЕ отказались взаимодействовать с ней в рамках группы. Но в рамках создания информационного шума можно и Минскую группу ОБСЕ вспомнить и таким образом обратиться к помощи западных коллег. Так что я думаю, большого внимания этой активности Еревана уделять не следует.

- Сегодня в Душанбе прошла встреча глав МИД России, Азербайджана и Армении. Какие поставила задачи Москва как посредник на этой встрече?

- Я думаю, что этой встрече, на самом деле, не стоит придавать какого-то большого, экстраординарного значения. Обсуждались вопросы текущего процесса – делимитации и демаркации границы и мирного соглашения, недавно возникшего вопроса анклавов, оставшихся с советских времен. Ну думаю, что стоит ожидать ключевых прорывов от этой встречи. Все в рабочем ключе - была встреча с главой Евросовета Шарлем Мишелем, сейчас - с Лавровым. Конечно, России важно контролировать процесс, чтобы он шел вперед, а не тормозился. Все-таки столько времени стороны не могут приступить к обсуждению делимитации границы. Важно, чтобы западные коллеги тоже сильно не лезли. Мирный процесс движется.