AZN = 37.87 RUB
USD = 64.24 RUB
EUR = 72.65 RUB
BRENT = 71.62 USD
Новости дня

Эксперт Сергей Марков: Пашинян и готов был бы пойти на существенные уступки Алиеву, но боится...

Эксперт Сергей Марков: Пашинян и готов был бы пойти на существенные уступки Алиеву, но боится...

Олег Белозеров
31.03.2019 11:58
/upload/iblock/afa/afafdab056f175d2c9ee307f4df3722d.png

29 марта в Вене состоялась азербайджано-армянская встреча в верхах – первые официальные переговоры после прошлогодней смены власти в Армении.

Беседа в отеле «Бристоль» началась с участием глав МИДов Азербайджана и Армении и посредников – сопредседателей Минской группы (эмиссаров России, США и Франции), затем продолжилась в формате тет-а-тет. Спустя три часа в зал вернулись министры и посредники. В общей сложности разговор продлился три с половиной часа.

После саммита премьер-министр Армении Никол Пашинян довольно скупо обрисовал его содержание. В целом он назвал итог встречи «положительным», а также призвал Баку продолжить позднее обсуждать меры по стабилизации обстановки на линии соприкосновения, а также попробовать наладить мирную жизнь в прифронтовых селах с обеих сторон.

Президент Азербайджана Ильхам Алиев обрисовал итоги более подробно. «Мы обсуждали вопросы, связанные с укреплением мер доверия, может быть, в рамках контактов между людьми. В предыдущее время были контакты между представителями общественности», – сказал он, добавив, что переговорный процесс должен быть также поддержан теперь «и гуманитарными акциями».

Очень важно, по мнению Алиева, то, что формат переговоров не изменился. «Переговоры ведутся между Арменией и Азербайджаном, как это уже было многие годы. Второе, переговорному процессу дан новый толчок», – подчеркнул президент. «Мы вернулись к ситуации, когда нужно продолжать вести субстантивные переговоры. И даны поручения министрам иностранных дел», – подытожил он.

Примечательно, что встреча в верхах состоялась за считанные дни до третьей годовщины начала «апрельской войны» в Карабахе, что вновь напомнило наблюдателям о том, что в этом регионе масштабная война может возобновиться в любой день. О том, приблизила ли беседа двух лидеров мир в Карабахе, в интервью порталу «Москва-Баку» рассуждает директор Института политических исследований России Сергей Марков.

82918135-680591.jpg– Сергей Александрович, если судить по официальным сводкам, лидеры не смогли договориться ни по одному пункту. Не означает ли это, что переговоры оказались бесполезными?

– Это были очень важные переговоры. Дело в том, что сейчас опять возникла реальная возможность достичь договоренности. Формат договоренности в общем очерчен. Наиболее вероятный – казанская формула на основе Мадридских принципов, хотя могут быть и другие, конечно. Но в чем сильна казанская формула? Тем, что она очень нужна Николу Пашиняну. Ему нужно продемонстрировать армянскому населению, что начался рост уровня жизни. А для этого нужно экономическое развитие. То есть нужна отмена экономической блокады, а казанская формула как раз и включает в себя экономический «деблокатор» в обмен на возвращение азербайджанских районов, окружающих Нагорный Карабах.

Никол Пашинян хочет этого, но при этом боится. Боится того, что обрушится его рейтинг, либо его устранят от власти, либо радикалы могут просто-напросто объявить его предателем и застрелить из-за угла.

– Вы не преувеличиваете опасность покушения? Сейчас у Пашиняна рейтинг – за 80 процентов. Вряд ли даже его недруги решатся стрелять в него...

– Дело в том, что радикалы есть не только внутри Армении, но и в диаспоре. Армянская диаспора – это ведь не только безобидные французы или жители штата Калифорния. Еще есть в Ливане мощная и очень активная община, есть и в Сирии, там есть и армянские боевые отряды.

Думаю, что разговор тет-а-тет, прежде всего, велся о том, как же все-таки помочь Николу Пашиняну выйти вот из этой сложной ситуации, когда он очень хочет пойти вперед в мирном процессе, но опасается лично за свое положение. То есть ему нужна какая-то новая модификация, которая позволила бы Пашиняну снять с себя политическую ответственность. Он же не случайно предложил: давайте расширим число участников переговоров за счет Нагорного Карабаха. Снять с себя ответственность за будущий компромисс с Баку, как бы переложить непопулярное решение на само армянское население Карабаха.

Однако Баку расценил это, конечно, как попытку узаконить нынешние фактические власти Нагорного Карабаха, что абсолютно неприемлемо. Я не исключаю, что азербайджанская сторона предложила в Вене не трехсторонний, а сразу четырехсторонний формат. Пусть тогда уж и азербайджанская община Карабаха, которая была подвергнута в начале 90-х годов этнической чистке, была вынуждена бежать со своей родной земли, тоже садится за стол переговоров.

Возможно, это предложение, если оно прозвучало, испугало и армянского премьера, поскольку это означает придание политической субъектности азербайджанской общине Карабаха. Может, так, может, нет. Но суть в том, что сейчас надо помочь Пашиняну переложить ответственность на кого-то другого, чтобы помочь ему пойти на компромисс с Алиевым. Для этого требуется сложная комбинация.

– Вы говорите, что Пашинян хочет поскорее запустить рост экономики. Однако, как известно, запустить его не удастся без открытия границ с Азербайджаном и Турцией, то есть ему так и так надо идти на сделку с Баку. Почему же Ереван явно не спешит с переговорами, тогда как Баку все время подчеркивает, что пауза в мирном диалоге явно затянулась?


– Никола Пашиняна подталкивает не сложная экономическая ситуация как таковая, а его личные политические планы, связанные с экономической ситуацией. На первый взгляд, он действительно не спешит с переговорами, и, кстати, азербайджанская дипломатия могла бы более жестко ставить вопрос об активизации переговорного процесса. Но у Пашиняна все равно чувствуются очень серьезные намерения пойти на существенные уступки Алиеву, чтобы взамен получить деблокаду Армении.

– В январе, после неформального саммита Алиева и Пашиняна в Давосе, МИДы обеих стран призвали готовить общественное мнение обеих республик к миру…


– Да-да, но ведь имеется в виду не абстрактный мир. Речь в любом случае пойдет о взаимных встречных шагах, поэтому нужно население подготовить, нужно показать, что это будут уступки с обеих сторон. Надо добиться общественной поддержки.

При этом надо помнить, что ситуация изменилась по сравнению с началом 90-х годов. Тогда в военном отношении Армения оказалась сильнее Азербайджана, поскольку успела захватить ряд гарнизонов советской армии со всеми их огромными арсеналами.

С тех пор и в экономическом, и в военном плане Азербайджан опередил Армению. Если Пашинян и Алиев и подпишут новое соглашение, оно будет учитывать уже новый баланс сил. Значит, уступок с армянской стороны неизбежно будет больше, чем с азербайджанской. Хотя, повторяю, уступки будут с обеих сторон.

– Лидеры согласовали акции «гуманитарного характера». Стоит ли теперь ожидать некие символические примиренческие жесты, совместные мероприятия общественных организаций с участием рядовых жителей двух республик? Ведь они между собой уже десятилетиями не общаются.


– Вполне можно. Власти с обеих сторон, видимо, предпримут усилия для снижения антиазербайджанской риторики в армянском обществе и антиармянской риторики в азербайджанском обществе, – чтобы объяснить своему населению необходимость мирного соглашения. Кстати, я обратил внимание: хотя антиармянская риторика в азербайджанском обществе по-прежнему звучит достаточно интенсивно, личных выпадов против Пашиняна слышно все меньше. Можно сказать, что в Азербайджане уже настраиваются на то, что с нынешним армянским руководством есть шанс договориться, и уже делают первые шаги в этом направлении.