AZN = 35.51 RUB
USD = 60.37 RUB
EUR = 61.36 RUB
Новости дня

A
Эксперты об итогах 2021 года для российско-азербайджанских отношений

/upload/iblock/312/312a72eda8228b40ef49ea4c00a17012.png

Сохранение мирных договоренностей между Азербайджаном и Арменией, достигнутых при посредничестве России, стимулирование Москвой и Баку как гарантами стабильности на Южном Кавказе партнеров по региону к движению в направлении сотрудничества – эти события российские эксперты называют главным в российско-азербайджанских отношениях в 2021 году.

Подробнее – в материале «Москва-Баку»:

f4d2247e6f222341a2c69fcb333e1337.jpgБывший заместитель министра иностранных дел России Андрей Федоров:

-Думаю, самый главный результат в российско-азербайджанских отношениях в 2021 году – это еще более возросшее взаимопонимание. Потому что именно этот год во многом стал проверочным для наших отношений, учитывая сложившуюся в регионе новую ситуацию после победы Азербайджана во второй Карабахской войне, необходимость налаживания поствоенного мирного процесса при посредничестве Москвы. И здесь, может быть, на удивление для многих экспертов, Россия и Азербайджан вместе сумели выстроить такую линию, которая привела к реальным подвижкам в урегулировании, созданию базы для поствоенного развития.

Россия и Азербайджан за год укрепили свои позиции в регионе. Но я бы сказал, что это больше даже касается Азербайджана. Потому что сейчас не столько на России, сколько в больше степени на Баку лежит огромная ответственность за ситуацию в регионе. Россия в принципе теперь может быть немножечко в стороне, хотя она, конечно, тоже будет участвовать и влиять. Но главное, что сегодня именно Азербайджан является осью выстраивания новых реальностей в регионе. Без Азербайджана в регионе теперь ничего невозможно сделать. Азербайджан получил на свои плечи очень весомую ответственность. Даже формирующиеся в регионе форматы, в частности, 3+3, будут выстраиваться исходя из той логики, которую будет предлагать Азербайджан.

В целом и Москва, и Баку занимались стимулированием Армении и других партнеров к конструктивной повестке - разблокированию транспортно-экономических связей, делимитации. Ведь сейчас самое главное создать материальную базу дальнейшей стабилизации между Азербайджаном и Арменией. Если удастся создать новые транспортные артерии, если удастся без конфликтов провести делимитацию и демаркацию границы, тогда многое изменится. Просто этим нужно заниматься. Я считаю, что этот процесс будет довольно сложным, особенно по делимитации и демаркации, потому что это не вопрос, который затрагивает географические карты, это вопрос, который затрагивает общества и в Азербайджане, и в Армении.

Важным я считаю как для России, так и для Азербайджана то, что Москве по-прежнему удается выстраивать сбалансированные отношения с Турцией на карабахском направлении. Москва и Анкара, как известно, после войны в Карабахе осенью прошлого года нашли способ компромиссно взаимодействовать в регионе. При этом, конечно, Россия не хочет реального присутствия Турции в Азербайджане и на Каспии. Все-таки одно дело – военное межгосударственное сотрудничество Баку и Анкары, а другое дело - стационарный приход Турции в Азербайджан. России это не нужно. Пусть мы не всегда прямо это говорим, но так есть. В Баку это понимают. И в принципе речи об этом на данный момент нет.

Важно отметить роль миротворцев. Присутствие в регионе российской миротворческой миссии - одна из главных гарантий, того, что конфликт между Азербайджаном и Арменией снова не вспыхнет. И здесь между Азербайджаном и Россией есть понимание. Россия, разместив своих миротворцев в Карабахе, взяла на себя ответственность за состояние мира в регионе, за решение постконфликтных вопросов. Вопрос, cколько еще миротворцы будут находиться в регионе. Не думаю, что для России было бы хорошо остаться еще лет на 15-20 лет. Для нас идеальным вариантом было бы, чтобы через 4 года наши миротворцы в регионе уже были не нужны, чтобы межгосударственные отношения Азербайджана и Армении стали такими, которые позволили бы российской миссии покинула территорию. И между Россией и Азербайджаном в этом вопросе есть полное понимание.

Кстати, чем еще стал интересен 2021 год для отношений России и Азербайджана – мы не ограничивались только контактами, решением вопросов исключительно на высшем уровне. Раньше все сводилось к тому, что вот, президенты встретятся и тогда какие-то вопросы продвинутся. А сейчас мы имеем ту устойчивую сеть, которая функционирует между встречами наших лидеров. Вопросы решаются на самых разных уровнях. И я считаю это правильным, потому что не должно быть такого, чтобы все зависело исключительно от встречи первых лиц.

Азербайджан хорошо прошел конфликтную ситуацию с Ираном. Кстати, отношения России с Ираном в этом году были очень многогранными, очень активно развивались. Полагаю, и это также поспособствовало урегулированию напряженности между Баку и Тегераном. И Тегерану ничего не осталось, как прислушаться к нашим мнениям, которые высказывались. Главное, чтобы напряженность больше не повторялась. Сейчас перед регионом стоит вопрос реализации практических шагов по сотрудничеству - строительство транспортных коммуникаций, решение всех вопросов, связанных с этим. Главное, чтобы был найден общий язык.

Как мы знаем, в этом году были моменты, когда Армения ставила вопрос о вмешательстве ОДКБ в ситуацию с Азербайджаном, но Организация Договора о коллективной безопасности не стала этого делать. Дело в том, что в ОДКБ, как и во всех таких структурах, действуют жесткие правовые нормы. Задействовать механизмы ОДКБ, несмотря на некоторые пожелания Армении, было просто-напросто нельзя, поскольку со стороны Азербайджана никакого нападения на Армению не было. И вопрос вмешательства организации в ситуацию был скорее спекулятивным. А на нарушение норм страны ОДКБ никогда бы не пошли. Армения в последние годы жалеет, что упустила возможность модернизации своей армии, что упустила возможность более плотного сотрудничества с Россией. И сейчас после поражения в войне Армении нужно анализировать то, что произошло и принимать новые реалии. Потому что обратно к ситуации, которая была полтора-два года назад, регион уже не вернется.

При этом Армения будет и дальше пытаться ставить во главу угла вопрос статуса Карабаха, продвижение которого Москва и Баку в этом году блокировали. Но эта тема так и так будет выходить на поверхность, потому что есть армянская диаспора, которая считает этот вопрос принципиальным. И есть значительная часть армянского общества, крайне недовольная поражением Армении в войне и всеми теми договоренностями, которые за этим поражением последовали. Поэтому думаю, такие попытки будут проявляться, другое дело, что нужно фиксировать новые геополитические реалии. А геополитические реалии кричат Армении следующее: «Все, вопрос закрыт». Потому что любое возвращение к вопросу – это провоцирование новых конфликтных ситуаций.

Сейчас самое важное на армяно-азербайджанском треке, чтобы все то, что было сказано и в Москве, и в Сочи, и в Брюсселе, было четко зафиксировано, обозначены временные рамки выполнения договоренностей. Стороны не просто должны говорить о необходимости делимитации, демаркации, разблокировке транспортных коридоров, а четко прописать – это мы начинаем тогда-то, это займет столько-то времени, Россия внесет такой-то свой вклад, Азербайджан – такой-то, Армения – такой-то. Условно говоря, 10 января – создается комиссия по делимитации, 25 января – она выезжает туда-то и т.д. Вот, что сейчас важно. Иначе мы опять увязнем в теоретических дискуссиях. Нужно начать процесс, потому что пока мы находимся на уровне заявлений. Это тоже в принципе в некотором роде хорошо, я приветствую то, что было в Брюсселе. Потому что, на мой взгляд, встреча в Брюсселе налагает на Азербайджан и Армению вторую ответственность за выполнение договоренностей. Одна ответственность – перед Москвой, другая – перед Брюсселем за то, чтобы начать реальный процесс.

Важным также в этом году для отношений России и Азербайджана стало создание Российско-азербайджанского экспертного совета. Учреждение такого совета, на мой взгляд, хорошо тем, что он дает возможность аналитикам собраться и обменяться мнениями. Но крайне важно, чтобы такой экспертный совет занимался не общими обсуждениями общей же ситуации в регионе, что творится на Южном Кавказе, а искал решение конкретных проблем. Нужно конкретизировать его работу, проводить целевые заседания по тем же транспортным коридорам, по гуманитарному сотрудничеству. Я принадлежу к тем людям, которые не верят, что все постконфликтные региональные процессы пойдут быстро и гладко. Поэтому и важно, чтобы эксперты поддавливали процесс, переводили его в практическую плоскость. Может быть стоит развивать и многосторонние форматы. В любом случае такой совет очень нужен, потому что у политиков не всегда хватает времени на раздумье. Ситуация очень часто прижимает их к действиям без должного анализа последствий.

Также важно начало сотрудничества России с Азербайджаном в этом году на освобожденных территориях. Я бы сказал, это важно как с политической, так и с психологической точек зрения. Присутствие российского бизнеса на освобожденных территориях - это психологический фактор стабильности, подтверждение не только того, что Россия может усадить стороны за стол переговоров, она еще и реально присутствует в реальном процессе, в частности экономическом. И кроме того, это еще одно подтверждение со стороны России, что это азербайджанские земли. Да, мы подтверждаем, что это территория Азербайджана и что все, ситуацию повернуть невозможно.

На мой взгляд, важно обратить внимание и на сигналы, направленные Москвой в адрес Азербайджана в конце года по получению республикой статуса в ЕАЭС. Конечно, Москва в этом заинтересована. Потому что Евразийский экономический союз – это и возможность использования потенциала тех стран, которые когда-то были советскими республиками. К тому же, это выгодно чисто с экономической точки зрения. Речь сейчас не идет прямо о членстве Азербайджана в организации, есть другие формы взаимодействия – ассоциации с ЕАЭС, заключения договоров в зоне свободной торговли, как у нас сейчас происходит с Вьетнамом и т.д. Никто не говорит, что нам надо затягивать Азербайджан в ЕАЭС, подгонять его под еаэсовские стандарты, просто такое сотрудничество в том числе устранит экономические барьеры, даст возможность гибкой схемы экономического взаимодействия. Тем более, что это расширит и возможности Азербайджана с точки зрения выхода на рынки той же Белоруссии, Казахстана, Киргизии, поскольку будет подразумевать отсутствие многих пошлин. На мой взгляд, сотрудничество Азербайджана с ЕАЭС - чисто экономическая вещь, очень позитивная, которая очень хорошо может сработать. И Азербайджан сам должен определить, какая модель сотрудничества с Евразийским экономическим союзом для него удобна.

Обозначился 2021 год для российско-азербайджанских отношений еще одним обращающим на себя событием. Я осведомлен о том, что происходило на саммите «Восточного партнерства» в декабре, в котором участвовал и Азербайджан. Азербайджан выступил против антироссийского пункта итоговой резолюции. В итоге пункт в резолюцию так и не вошел. Но ситуация показательна. Мне со стороны наших друзей в Европейском Союзе было сказано: «Мы учли точку зрения Азербайджана при составлении финального документа». Азербайджан никого не принуждал ничего не вписывать, но они сами учли позицию Баку. И это, на мой взгляд, хорошо и для России, и для Азербайджана, и для «Восточного партнерства».

Чего жду от 2022 года в российско-азербайджанских отношениях? Еще раз повторюсь, что очень важно начать практическую реализацию трехсторонних договоренностей. Если следующий год при совместных усилиях России и Азербайджана станет годом перехода к конкретике, к нормальной работе по той же делимитации и демаркации, тогда все будет нормально. Если же мы это все опять заболтаем и не сможем совместно, условно говоря, Россия и Азербайджан, продавить начало этой практики, это уже хуже. Лично я надеюсь на лучшее.

4e82ff80570fc7aa3e4546613bb660a4.pngПредседатель Совета Фонда развития и поддержки дискуссионного клуба «Валдай» Андрей Быстрицкий:

Главное событие в российско-азербайджанских отношениях за 2021 год, это хоть и противоречивое, но продвижение в вопросе невозобновления войны. Не было войны, зато наблюдались шаги к мирному развитию. Это первое, что я бы отметил.

Мне кажется, что российско-азербайджанские отношения в этом году охарактеризовались интенсивным сотрудничеством, которое позволяло решать сложные моменты в районе Карабаха. Было много сложных моментов, противоречий и проблем, но благодаря налаженному пониманию между Россией и Азербайджаном, дело в течение года все-таки шло к установлению мира в регионе.

Россия имеет с Азербайджаном во всех смыслах добрососедские, конструктивные отношения. И Азербайджанское руководство в вопросе урегулирования отношений с Арменией проявило разумную сдержанность и политическую предусмотрительность, крайне важную в такой специфической ситуации.

При этом, в продолжение темы сотрудничества в регионе, создания формата 3+3, разблокирования транспортно-экономических связей – здесь можно сказать, что устойчивое развитие, экономическое процветание – это лекарство от конфликтов, войн. Все хотят жить и жить хорошо. Поэтому создание транспортных маршрутов, налаживание отношений между странам будет вести исключительно к этому.

В целом можно быть уверенным в оптимистичном развитии ситуации в регионе в 2022 году. Конечно, могут быть сложности, связанные с Карабахом, проблемы конфигураций в макрорегионе. Но при этом вызовы не будут иметь драматического характера. Будем надеяться на взаимную выгоду и кооперацию. Хотя страны Запада и будут пытаться влиять на ситуацию.

Второе, что я бы отметил в отношениях России и Азербайджана в уходящем году - это, несмотря на пандемию, интенсивное развитие экономических связей.

Несмотря на все эти ковиды, бизнес развивается, проекты, связанные с транспортными коммуникациями и прочим, может быть не так быстро, как хотелось, но тоже развиваются. В целом динамика позитивная, но она могла бы быть более интенсивной, энергичной, взаимодействие могло бы носить более масштабный характер. Мне кажется, то, что в этом году не было каких-то драматических событий, само по себе уже хорошо.

Как известно, Россия начала экономическое сотрудничество с Азербайджаном на территориях, переданных под контроль Баку. Москва, как мы знаем, в отношениях с Баку и Ереваном всегда старается вести себя предельно деликатно, сохраняя баланс. Но что ни говоря, у России с Азербайджаном экономические связи крепче хотя бы потому, что экономически Азербайджанская Республика – развитая страна ил по крайней мере быстроразвивающаяся. Россия никем не пренебрегает в данном случае, но тем не менее почва для экономического сотрудничества с Азербайджаном очень плодотворная. Чисто объективно это невозможно отрицать ни секунды.

Поэтому Россия проявила в этом году заинтересованность в сотрудничестве Азербайджана с ЕАЭС. Конечно, Москва весьма в этом заинтересована. Это одна из ключевых проблем развития всего пространства, в котором мы живем – назовем это Большой Евразией. Существование пространств, в которых происходит сравнительно устойчивое развитие, оно всем необходимо. В этом смысле ЕАЭС является одним из инструментов. В свое время, когда структура возникала, было много разговоров о том, что, грубо говоря, есть могучий Китай со своими экономическими и иными возможностями, и есть Европа, и есть пространство, которое является центром евразийского сверхконтинента. Евразийское пространство дает возможность для резкого усиления торговли. Оно может сыграть свою роль в развитии экономического Пояса Шелкового пути и других мегапроектов. И здесь и географически, и политически, и исторически отношения между Азербайджаном и Россией могут сыграть очень большую роль. Потому что это Каспий, это Кавказ, это и региональные, и другие транспортные маршруты. Здесь есть почва для сотрудничества. Об этом неоднократно говорилось. Взаимодействие здесь развивается медленнее, чем хотелось бы, но медленно мелют жернова истории, что ж поделать. Получение Азербайджаном статуса в ЕАЭС было бы выгодно, потому что чем больше точек опоры, тем лучше. Всегда правильно иметь многовекторную экономическую политику, что позволит бизнесу развиваться, а это главный путь к успеху.

Без названия.jpgЭксперт Российского совета по международным делам Алексей Фененко:

-Из ярких событий в отношениях России и Азербайджана за год я бы выделил несколько. Это сам факт реализации московского трехстороннего заявления лидеров России, Азербайджана и Армении, которое было подписано в ноябре 2020 года. Сам факт того, что оно не было сорвано, а Россия осталась гарантом мира в регионе – плюс для наших двусторонних отношений.

Кстати, инициативы по срыву исходили из Еревана, что само по себе показательно – кто хочет, а кто не хочет видеть Россию миротворцем.

Второе – то, что Москва никак не отреагировало на истерику Еревана с призывом о вмешательстве ОДКБ в пограничный конфликт, который, видимо, был инспирирован самим Пашиняном. Тот факт, что организация не стала вмешиваться, тоже показатель стабильности в двусторонних отношениях. Страны ОДКБ отказались вставать на сторону Армении, потому что все прекрасно понимают – Пашинян ни на кого не нападал, Пашинян использовал ситуацию для того, чтобы снять нелояльного ему министра обороны – как все четко было сделано. При этом армянский премьер получил возможность заявить, что Москва не выполняет свои обязательства в рамках ОДКБ.

Думаю, не зря сейчас в Москве подняли вопрос и присоединения Азербайджана к ЕАЭС. Такие разговоры ведутся уже давно. Об этом лет 10 назад говорил еще Нарышкин. В какой-то момент стороны вернутся к обсуждению этой проблемы. Тем более, я не уверен, что Армения останется в организации…

В первой половине года Москва и Баку наблюдали, кто возглавит Армению, всю весну это был абсолютно темный, неясный вопрос. Пашиняну то предрекали последние дни, военный переворот, но тем не менее премьер сумел сохранить власть, дав и России, и Западу самые разные обязательства. После этого, во второй половине года Россия и Азербайджан активно стимулировали Армению к тому, чтобы она продвигалась по пути реализации конструктивной повестки армяно-азербайджанского урегулирования.

И Россия, и Азербайджан имеют примерно одинаковую позицию по статусу Карабаха. И они в этом году противостояли деструктивному продвижению этого вопроса со стороны западных стран. Расхождения есть чисто тактические. Россия говорит – давайте дадим Пашиняну еще время, иначе в Армении к власти могут прийти совсем дикие радикалы, которые возобновят войну. Вопрос – насколько у Азербайджана хватит терпения дальше смотреть на то, что происходит в Армении. Азербайджан не заинтересован в установлении в Армении какого-то одиозного реваншистского режима. А такая опасность есть – армянское общество разогрето национализмом, националистическими мифами вплоть до того, что их армия сопоставима с израильской по боевым качествам.

И у Франции, и у США в этом году не получилось продвинуть вопрос статуса Карабаха, потому что было ясно – они пытаются играть в пользу Еревана. А в Ереване не могут понять простую вещь – Запад не будет поддерживать Ереван. Не дали Россия и Азербайджан Западу перетянуть «одеяло» урегулирования армяно-азербайджанского конфликта, несмотря на все попытки Армении этому способствовать, на себя.

Сейчас, я считаю, главная задача Москвы и Баку - вырвать из Пашиняна то, что он и дальше готов идти по пути выполнения московских соглашений. Это самое главное – не дать Пашиняну утопить все в бесконечных переговорах, как Армения пыталась сделать с 2016 года.

Кстати, в этом году отношения России и Турции только укрепились. Обратите внимание, Москва даже не поддержала Грецию в очередном обострении ее конфликта с Турцией. Это, по-моему, тоже хороший показатель. Так что надежды Армении вбить клин в отношения между Россией и Турцией и сорвать перемирие в Карабахе не оправдались. И здесь также сыграл роль такой в некотором роде тройственное взаимодействие Москвы, Анкары и Баку.

Вместе с тем, пока я довольно скептически оцениваю ситуацию с нормализацией отношений между Турцией и Арменией, шаги в направлении которой анонсировали Анкара и Ереван и которые поддерживает Москва. Над Арменией и Турцией довлеет история с Цюрихскими протоколами 2009 года. Тогда две страны подписали исторические протоколы, направленные на то, чтобы установить дипломатические отношения и создать комиссию по решению спорных исторических проблем, в частности, проблемы «геноцида армян». После Анкары и Ереван отказались их ратифицировать. Кстати, Турция тогда это увязала с очередным обострением из-за действий Армении в Карабахе. Пессимизм как у армянской, так у турецкой оппозиции в связи с историй с Цюрихскими протоколами никуда не делся. И при таком настрое, я, честно говоря, не вижу возможностей для прорыва.

Что касается работы формата «3+3», инициированный Баку и Анкарой и поддержанный Москвой, то в отношении этого формата будут очень активно играть и уже играют Соединенные Штаты. Они используют Грузию для того, чтобы этот формат всячески торпедировать. Потому что если такой формат реально состоится, где в нем будет роль Соединенных Штатов и Франции. Их, получается, просто выбрасывают из региональной повестки, а они на это не готовы.

В декабре Баку посетил глава МИД Ирана, были сделаны заявления, что Тегеран готов плотно взаимодействовать с Баку по восстановлению освобожденных земель, поэтому можно говорить, что надежды Армении на возможность перетянуть на свою сторону Иран, в итоге провалились. А такие попытки, как мы помним, со стороны Армении были, когда между Тегераном и Баку возник конфликт из-за дороги Гёрус-Кафан.

-В целом, отношения России и Азербайджана и так в последние годы укрепляются и здесь они снова показали важные результаты, отношения справились со многими вызовами. Россия и Азербайджан объективно нужны друг другу. Для России Азербайджан - это фактор стабильности в Закавказье, это ценный энергетический партнер, ценный партнер в борьбе с терроризмом – давайте не будем забывать о его роли во время Второй Чеченской войны. Для России Азербайджан – это Каспий, это возможность строительства новых транспортных коридоров, в том числе и в Иран. Это дружественная страна на Каспии, которая мешает установлению и прорыву американского влияния. Азербайджану Россия тоже нужна – и как торговый партнер прежде всего, и как партнер в транспортно-логистической сфере, как партнер по обеспечению стабильности. И я бы сказал, партнер в карабахском вопросе, потому что на сегодняшний день позиция Москвы более выгодна Баку, чем Армении. Сегодня есть прочная основа для развития наших хороших отношений. На сегодняшний день у нас с Азербайджаном намного более позитивные отношения, чем с Арменией, которая постоянно пытается втянуть в Закавказье НАТО.

Сейчас для Южного Кавказа главное – сохранение внутриполитической стабильности в Армении и руководства, которое было бы готово к выполнению мирных договоренностей. Я бы сказал, что ключ к стабильности Южного Кавказа сейчас находится в Ереване. Рассчитываем, что этого можно будет ожидать в 2022 году.